Пользовательский поиск

Книга Бешеный мир. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

С треском растоптав упавшую ему под ноги дверь, чудовище тут же напоролось на наши выстрелы… И как ни в чем не бывало потопало дальше! Хотя мы отчетливо видели, что не промахнулись, всадив в него за секунду столько свинца, сколько хватило бы на умерщвление лошади! И всадили бы еще, раз оно того требовало — в данном вопросе мы были не жадные. Да только, увы, опоздали, поскольку гигантский берсерк уже находился прямо перед нами на расстоянии удара.

Я хотел разрядить остаток револьверного барабана ему в голову, но не успел. Такая же идея осенила Панкрата, и он выскочил вперед, собираясь в упор шарахнуть врагу картечью в лицо. Выскочил и так некстати перекрыл мне линию огня, поэтому я не нажал на спусковой крючок. Что, вероятно, мне уже не придется делать. Каким бы живучим ни являлся берсерк, без головы он станет нам не страшен. Разве только его тело врежется в нас с разбега, но эту неприятность мы как-нибудь переживем.

Ананас спустил курок, но, увы, промахнулся. Монстр атаковал его раньше, и напарнику пришлось уклоняться от удара прямо в момент выстрела. Что не лучшим образом отразилось на его меткости. Сноп картечи ударил в потолок и срикошетил в пол уже позади копателя, не нанеся тому урона.

Панкрат мог бы исправить свою оплошность следующим выстрелом. Но вот досада — уклонился он тоже неудачно. Да и мог ли один громила увернуться от другого в столь тесном коридоре? Ручища берсерка заехала ему в плечо, и он, сбитый с ног, врезался спиной в ближайшую дверь. Ту самую, которую мы хотели открыть до того, как услышали грохот.

Незапертая дверь распахнулась вовнутрь и Ананас влетел в комнату, где тотчас же раздался новый грохот. Только это были уже не выстрелы, а упавший шкаф или стеллаж, который оказался на пути у Панкрата. В то время, как на пути между мной и монстром больше никого и ничего не было. И следующим своим ударом он грозил впечатать меня в стену. А то, что затем от нее отлипнет, берсерк растопчет по полу своими ножищами, будто коровью лепешку.

Пулеустойчивый гигант был всего в шаге от меня, и я не мог больше стоять на месте и хладнокровно его расстреливать. Поэтому, суматошно выпустив в него остаток барабана, я развернулся и бросился наутек к выходу из подвала. Или, говоря военным языком, предпринял тактическое отступление, хотя при взгляде со стороны оно вряд ли отличалось от панического бегства.

Так как Ананас исчез из поля зрения врага, тот без колебаний погнался за мной. Эта пробежка давалась ему труднее, чем мне: и по причине тесноты коридора, и из-за угодивших в него пуль. Последние не остановили его, но все же мало-помалу отнимали у него силы. Которых ему, впрочем, еще с лихвой хватит, чтобы разделаться со всеми нами включая Равиндера.

Конечно, сикх расслышал ударившую из-под земли канонаду. И уже спускался в подвал, когда я побежал ему навстречу.

— Назад! Наверх! Быстро! — закричал я ему. Все, что он сейчас видел, это мечущийся луч моего фонаря, который я и не подумал бросить. Зато пенджабец слышал доносящиеся из темноты топот и рычание. Поэтому без лишних вопросов развернулся и метнулся обратно, к подвальному выходу.

Достигнув его, я вслед за Сингхом взбежал по крутым ступенькам и нырком сиганул из люка в просвет между ним и нависающим над ним завалом. Потом проехал на животе по полу и энергично прополз еще пару метров. И только после этого остановился, перевернулся на бок и, наведя луч фонаря на люк, выхватил из кобуры Хаос.

Берсерк тоже мог без труда выскочить из подвала. Высоты, на которую мы подняли груду обломков, хватило бы, чтобы выпустить его наружу. Успею ли я всадить ему пулю в глаз прежде чем он вскочит на ноги? Теоретически должен, но как знать, насколько быстро он станет двигаться, и не подведут ли меня мои дрожащие руки.

В такой нервозной обстановке мне гораздо удобнее стрелять по неподвижной цели, пусть даже ее размеры будут меньше движущейся. И я уже видел такую цель, находящуюся при том совсем близко от меня.

Равиндер бросился ко мне, видимо, желая помочь мне встать. Но я пока вставать не собирался — наоборот, скомандовал ему «Ложись!». Явно не врубаясь в смысл моего приказа, сикх тем не менее подчинился и плюхнулся на пол в шаге от меня. И вовремя, потому что в этот момент берсерк вынырнул из люка. Стукнувшись с разбега головой о поддон, он этого даже не заметил, а подобно мне упал на живот и, яростно выбрасывая вперед руки, с рычанием пополз к нам.

Еще немного, и он вырвался бы из-под завала. но я не намеревался предоставлять ему такой шанс. Ишь, чего захотел! Хаос бабахнул трижды, вышиб домкрат из-под балки, и поддон, рухнув на копателя вместе со своим многотонным грузом, придавил его к полу. Его голова и руки уже высунулись из просвета, поэтому завал накрыл ему лишь туловище и ноги. Зато накрыл так, что хруст его костей и чавканье раздавленной плоти не заглушил даже грохот упавшего с домкрата, груженого поддона. Изо рта берсерка брызнул фонтан крови, едва не доставший мне до сапог, и тварь забилась в агонии, взявшись скрести ногтями пол.

Я велел Равиндеру упасть на пол затем чтобы его ненароком не задел срикошетивший от домкрата свинец. Я не вышиб бы опору из-под такого груза одним выстрелом. Но посланные в нее, три пули кряду шибанули по ней не хуже кувалды. Этого хватило, чтобы прикончить живучего монстра и запереть в подвале Ананаса. На его счастье, мы с пенджабцем остались по другую сторону баррикады. И не собирались бросать его здесь, в вонючей темнице, даже если нам придется разбирать весь этот бардак вручную.

— Что это… кто это был? — ошарашено поинтересовался Сингх, вытаращившись на торчащие из-под завала, огромные руки и уродливую голову.

— Еще один желающий передать нам привет от покойного Ходока, — ответил я, перезаряжая револьверы. — Только не спрашивай, был ли этот сюрприз последним или нет. Ответ на этот вопрос знал лишь Ходок и он унес его с собой в могилу.

— Пока не унес, — уточнил Равиндер, намекая на то, что у лежащего в нашем багажнике трупа еще не было могилы. — Но раз мы все-таки нашли его тайник, значит, обязательно найдем и ответы на многие вопросы, разве нет?

— Мне бы твою уверенность, — проворчал я. — Я тебе скажу, что мы гарантированно найдем в подвале: источник всей этой вони. И не удивлюсь, если он станет в итоге главным здешним «секретом»…

Глава 18

— Хорошая была шутка, — пробасил Ананас, попыхивая сигаретой. — Как ты сказал, Иваныч, она называется?

— Если тебя интересует научное определение этого явления, то мне оно неизвестно, — ответил я, заклеивая на затылке Ананаса пластырем рассечение. То, что он заполучил, стукнувшись головой о шкаф. — В народе про такое говорят «устроить копателю темную». Только без избиения, разумеется. Этот эффект был открыт давно. Некоторые чисторукие, чьи родственники стали зомби, научились удерживать их дома, заперев в темных подвалах, куда не проникают снаружи никакие звуки. В абсолютной информационной изоляции от мира зомби впадает в состояние, схожее с анабиозом или комой. Проблема в том, что добиться идеальных условий для такого карантина очень сложно. Любой случайный громкий звук или вспышка света — и копатель мгновенно пробуждается. После чего усмирить его повторно становиться гораздо тяжелее, чем в первый раз.

— Я тоже слышал про такие опыты, — кивнул Равиндер. — Но как Ходоку удалось проделать это с берсерком? Да еще с таким чудовищно огромным?

— Могу предположить, что сначала Рустам всадил в него из ветеринарного ружья слоновью дозу снотворного, — выдвинул я самую реалистичную гипотезу из тех, которые у меня были. — Умереть от передозировки лекарств копатели не могут, но уснуть — запросто. Затем Ходок перевез дрыхнущего берсерка на тележке в свой тайник и запер его в самой дальней и темной комнате. Место это совершенно безлюдное. Разбудить монстра случайно могла разве что разразившаяся наверху перестрелка. Да только кому из чисторуких придет в голову соваться в сожженную дотла деревню, где нет ничего, кроме головешек? В общем, когда берсерк оклемался от снотворного, он очутился в полном информационном вакууме и сразу же впал в ступор.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org