Пользовательский поиск

Книга Бешеный мир. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

Не отыскать канистру в салоне Большого Вождя подручные Цельсия могли лишь в одном случае: если бы все они были поголовно слепы и лишены обеих рук. Поэтому я мог молиться хоть Христу, хоть Магомету, хоть Будде, хоть всем им вместе взятым — это не спасет нас от грядущего судилища.

— Эх, знал я, что рано или поздно станцую в обнимку с Костлявой. Но не думал, что это случится сегодня, здесь, на этом долбанном мосту! — Набычившийся Ананас сунул в рот сигарету и, злобно сопя, прикурил ее от зажигалки. — Ну что скажешь, Иваныч? Как по мне, сейчас самое время закусывать удила. Вижу, ты еще не кипятишься, но у меня пар уже отовсюду валит. Того и гляди, крышку с котелка сорвет, и черта с два ты ее потом обратно на место прикрепишь.

— Хватит брюзжать! Живо доставай рустамовский сканер и жми на красную кнопку! А я пока пойду сыграю в игру «заложник — террорист».

Из-за отсутствия пояснительных надписей на кнопках навигатора, взятого нами у мертвого Ходока, мы так и не выяснили, зачем нужна самая большая из них — красная, накрытая колпачком и торчащая особняком от остальных. Я предположил, что это была та самая тревожная кнопка, с помощью которой Ходок вызвал себе на подмогу спецназ «Гегемонии». Мысль была резонная, ведь других средств связи мы у беглеца не обнаружили. Что ж, настало самое время проверить мою догадку на практике. Или прыгать в реку и надеяться, что мы не разобьемся о воду, не утонем или что нас не пристрелят с моста…

Дилемма, которую я предпочитал пока решать не в пользу каскадерского варианта.

— Как на нее, заразу, жать-то? — спросил Ананас, достав из бардачка прибор и сковырнув пальцем крышечку над красной кнопкой. Мы все время держали его под рукой — на случай, если вдруг придется экстренно избавляться от этой компрометирующей улики.

— Подавай сигнал SOS столько, сколько сможешь, — пояснил я, вытаскивая стоящую позади моего сиденья, проклятую канистру.

— Я тебе что — моряк или летчик?! — огрызнулся напарник. — Откуда мне знать, как надо правильно «сосать» этой твоей морзянкой!

— А, дьявол! — выругался я, забыв о том, что бывшие уголовники могут не знать многих вещей, которые в современном опасном мире знают назубок и взрослые, и дети. — Жми так: три точки — три тире — три точки без пауз!

— Э-э-э… Что еще за, мать их, тире и точки?! А еще проще можно объяснить? — потребовал Панкрат. — Или ты до сих пор не понял, с каким остолопом имеешь дело?!

— Точка — короткое нажатие на кнопку, тире — в три раза дольше, — уточнил я, достав канистру и одевая пояс с револьверами. — Теперь разберешься?

— Теперь да! — кивнул Ананас. — Стало быть, три коротких, три длинных, потом опять три коротких без паузы… Несложная наука. Эй, а ты что еще задумал?

— Пошел тянуть время! — ответил я. И, нацепив пояс, взял в одну руку канистру, а в другую — ручную гранату. — Ты, главное, делай свое дело и не обращай на меня внимания. Как бы я там ни выпендривался и чем бы этих ублюдков ни стращал — не обращай и все…

Тем временем несколько «ублюдков» на той и другой стороне моста начали осторожно продвигаться к нам, продолжая держать нас на мушках. Не иначе, это им было поручено обыскивать наш джип. Когда я вылез из него с канистрой в руке, они оживились, решив, что я последовал совету их босса и добровольно преподношу ему дар, разве что не на блюдечке с голубой каемочкой. Но радость врагов оказалась скоротечной. Узрев у меня в кулаке гранату, из которой я демонстративно вырвал чеку и поднял ее вверх, показывая всем, головорезы тут же попятились обратно. Но отступили не до заслонов, а остановились где-то на полпути к ним.

— Я тут подумал и вспомнил: лежит у меня один химикат, который, возможно, ты ищешь, Цельсий! — выкрикнул я так, чтобы меня было слышно на том и на другом берегу. — Ты выиграл — забирай, он твой! Только есть проблема: мне не нравятся условия обмена. Поэтому либо ты соглашаешься на наши условия и получаешь товар, либо не получаешь ни его, ни нас. Понимаю, за что ты на меня обозлился. Ну извини, так уж вышло. Знаешь, что: а давай забудем былые обиды и начнем все с чистого листа. Только по нашим правилам, разумеется!

— Да кто ты такой, Квадро, чтобы диктовать мне свои правила в моем городе! — взвился Цельсий. — Здесь я — закон! И за неподчинение мне у нас отвечают головой! И ты, черт побери, отлично знал это еще до того, как приехал в Ковров!

— Кто я такой?! Я — человек с гранатой! И еще у меня есть ценная штуковина, которую эта граната может раздербанить, — напомнил я. — Хотя, если бы ты меня дослушал, то понял бы, что мои условия вполне справедливы! В сложившихся обстоятельствах, само собой!.. Так вот, о чем я. Сейчас ты нас пропустишь и мы отъедем так, чтобы ты и твоя банда перестали мозолить нам глаза. Затем мы выставим канистру на дорогу, выпустим сигнальную ракету и отправимся дальше, а ты подберешь ее. Ну а после сам решай, как с нами быть. Но мой тебе совет: лучше вернись в город. Потому что я не гарантирую, что когда ты пустишься за нами в погоню, твои машины вдруг не подорвутся на минах.

— Ты блефуешь, Квадро! — ответил на это наркобарон. — Ты же серьезный человек и опытный профи! Ты не взорвешь себя ради какой-то банки с жидкостью. Отдай ее нам, а потом мы все успокоимся и подумаем, что нам с вами делать.

— Если в этой банке — обычный растворитель или отбеливатель, почему, скажи на милость, ты так из-за нее взбеленился? — ехидно поинтересовался я, покосившись на оставшегося в кабине Ананаса. Он усердно нажимал на красную кнопку, и, как хотелось надеяться, действительно посылал в эфир сигнал «SOS». Хотя с тем же успехом он мог и заниматься ерундой, ведь мы понятия не имели, зачем нужна эта кнопка.

— Это не твое дело, Квадро, и не стоит тебе совать в него нос, — отказался отвечать на мой вопрос Цельсий. — Ты и так уже переступил ту черту, за которую тебе не стоило заходить. Но у тебя и твоего приятеля еще есть шанс выйти сухим из воды. И я не намерен в третий раз повторять тебе, как им воспользоваться.

— Спасибо тебе великодушно, — усмехнулся я, — но я все же настаиваю на своем. Другого способа получить эту канистру у тебя нет. И чем быстрее ты это осознаешь, тем лучше. Видишь ли, у меня потеет и затекает рука, и я не хотел бы раньше времени выронить гранату себе под ноги.

Ответа не последовало. И никакого оживления я на берегах тоже не заметил. Оно могло бы означать, что героиновый царек что-то задумал и рассылает бойцов на позиции. Но они продолжали оставаться на местах и наблюдать за мной через автоматные прицелы.

Присмотревшись получше, я заметил что мегафон лежит на капоте одного из внедорожников, а сам Цельсий куда-то запропастился. Поскольку сбегать отсюда у него не было резона, видимо, он просто уселся на землю, чтобы поразмыслить над ситуацией.

Ну что ж, пускай поразмыслит. Задержка в любом случае играет нам на руку.

Я поставил канистру рядом с собой, но гранату по-прежнему держал так, чтобы враги ни на миг не забывали о ней. Панкрат вопросительно посмотрел на меня и показал мне сканер: дескать, что дальше — продолжать долбить по кнопке или этого достаточно?

— Давай-давай, не останавливайся, — велел я ему. — То, что наркобарыга взял время на раздумье, еще не значит, что он примет наши условия.

— А по-моему, эта твоя морзянка — полное фуфло! — усомнился Ананас, но к работе все же вернулся.

— Поглядим, — отозвался я, аккуратно перекладывая гранату в другую руку и вытирая вспотевшую ладонь о штаны. — Я тебе скажу, как будет выглядеть для нас настоящее полное фуфло: если вдруг «Гегемония» и Цельсий окажутся друзьями и устроят нам совместную травлю. Вот тогда здесь и впрямь начнется полная срань. Ну а ты пока долби по кнопке, Панкрат, долби! Чем черт не шутит, авось впрямь до кого-нибудь достучишься…

Глава 22

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org