Пользовательский поиск

Книга Бешеный мир. Содержание - Глава 23

Кол-во голосов: 0

Ракетный удар был нанесен по всем правилам. Сначала беспилотник вывел из игры те цели, что представляли для него наибольшую опасность. А нас его оператор оставил напоследок. В одном он только просчитался — не заметил в клубах поднятой взрывами пыли, как мы слиняли из отмеченной им зоны поражения. И потому третья ракета была потрачена «гегемонами» впустую. Или не совсем — они все-таки сломали мост, который ковровчане теперь вряд ли восстановят.

Но нас эта проблема уже не волновала. Мы пересекли реку и двигались на северо-запад — в те края, где я планировал в ближайшее время начать охоту на однорукого поводыря Омикрона.

— Три ракеты! — заметил Панкрат, когда мы с ним вернулись в машину и продолжили путь. — Нет, ты прикинь: такая смешная стрекоталка, а в нее умудрились столько ракет запихать, что она могла бы ими половину Коврова разнести!

— Хоть не половину, но на героиновую фабрику в том самолетике взрывчатки хватило бы. — Я посмотрел на Цельсия. Он лежал на заднем сиденье, а я сидел у него в ногах. И, держа в руке Бедлам, намекал ему, чтобы он не вздумал распускать руки, так как связать его мы не успели. — Подумать только, как нам повезло с попутчиком! Не какой-то там Горлохват или другой Ухо-горло-нос, а сам мистер Градусник собственной персоной! Уверен, он много о чем знает, и ему есть, чем нас порадовать!.. А вот повезло ли тебе, Цельсий, с нами — пока неизвестно. Хотя, если ты решишь исповедаться добровольно, не заставляя меня простреливать тебе колени, возможно, ты даже переживешь сегодняшний день. В конце концов, нам ведь от тебя многого не надо: расскажешь, с чего вдруг ты так взбеленился из-за этой канистры — и катись обратно в свой Ковров. Ну так что, поладим мы с тобой или нет, как считаешь?…

Глава 23

Нас удивило, что в утробе самолетика смогли уместиться три ракеты класса «воздух-земля». Но это были не все сюрпризы, которые нам приготовила «Гегемония». Как ни старались мы укрыться от ее небесного ока в туче пыли, ветер быстро сдул нашу маскировку, и мы вновь стали видны для камер БПЛА, как на ладони. И все бы ничего, да только он не ограничился одной видеоохотой за нами. Помимо ракетной установки в него был также встроен пулемет. Не столь мощный, как скорострельные авиационные пушки, но пригодный для расстрела с воздуха гражданского транспорта. Чем и занялся оператор беспилотника сразу, как только мы опять угодили в поле его зрения.

Панкрат резко увел джип в сторону и съехал в кювет за миг до того, как нас настигла пулеметная очередь приближающегося сзади летуна. Она вспорола дорогу фонтанами асфальтовой крошки и пронеслась мимо, не найдя себе жертву. А промахнувшийся БПЛА пролетел над дорогой на высоте около сотни метров и, обогнав нас, пошел на разворот. Естественно — для нового захода на цель. Только на сей раз он, похоже, намеревался лететь нам навстречу.

— Жми туда! — велел я Ананасу, указав на придорожный лесок, до которого мы немного не доехали. Сообразив, что от него требуется, водитель не стал выруливать обратно на трассу, а помчался вперед прямо по кювету, благо тот был неглубокий. Джип при этом то и дело кренился на левый или правый борт, но для груженого и устойчивого «гранд чероки» это было не опасно. Опасны были пули, что грозили вот-вот опять посыпаться на нас с неба.

Березняк, к которому мы устремились, являл собой примыкающий к дороге, островок леса. С других его сторон к нему подступало заросшее травой поле. Когда беспилотник развернется и снова начнет ловить нас в пулеметный прицел, мы будем заслонены от него деревьями. Сомнительная защита, но другой поблизости не оказалось. Вдобавок лесок позволял объезжать его по кругу. Поэтому, откуда бы ни атаковал нас БПЛА, теперь мы могли все время прятаться от него за березняком.

Проверка нашей защиты на надежность не заставила себя ждать. Первые же ударившие по лесу пули дали понять, что среди них всегда найдутся несколько, которые просвистят промеж деревьев и попадут в цель. Немного, если бы речь шла о цели, которую было трудно повредить. Но достаточно, чтобы вывести из строя Большого Вождя или подстрелить кого-то из нас.

На первый раз, правда, обошлось — удар пришелся в переднюю часть автомобиля. Две или три пули звякнули по тарану-рассекателю, еще одна угодила в бронированную пластину на капоте и застряла в ней. Тем не менее ошибка стрелка, сидящего за многие километры от нас, была незначительной. Сдвинь он прицел чуть влево и продырявь крышу кабины, кому-то из нас сейчас точно не поздоровилось бы.

Нельзя было предугадать, на сколько заходов у беспилотника хватит патронов. Но если так пойдет дальше, однажды он точно не промахнется. Проследив за его очередным виражом, я прикинул, с какого направления он атакует нас снова. После чего взял пулемет и покинул машину, велев Ананасу продолжать кружить вокруг березняка, укрываясь от воздушных налетов.

Цельсия я с ним, разумеется, не оставил. Не хватало еще, чтобы тот, оказавшись без присмотра, огрел водителя по затылку и задал деру, пока я буду находиться на другом краю леса. Вытащив пленника из машины за шиворот, я приказал ему держаться рядом со мной. На сей раз обошлось без тумаков. Наркобарон и сам прекрасно осознавал, что бегает гораздо медленнее пуль, которые я выпущу ему в спину, если он побежит не в ту сторону.

Упав в траву и велев Цельсию сделать то же самое, я перевернулся на спину и занял изготовку для стрельбы лежа по летящей цели. В точности так, как меня обучали этому еще в советской школе на уроках начальной военной подготовки. Сейчас беспилотник, я и Большой Вождь находились на одной линии, только между мной и джипом был лес. А между приближающимся самолетом и мной — ничего. И оператор вел его прямо на меня, понятия не имея, что я подкарауливаю его в высокой траве, как охотник — утку.

Я был почти уверен, что оператор БПЛА не заметил, как мы с Цельсием высадились из машины. А иначе он открыл бы по мне огонь еще издали — с такой высоты оптика летуна позволяла разглядеть на земле не только пулеметчика, но и все родинки у него на лице. Но «гегемон» вывел беспилотник из виража и сосредоточил свое внимание на Большом Вожде, собираясь всадить в него новую очередь. И он пока не подозревал, что кто-то внизу тоже строит сейчас коварные планы, только уже в отношении него самого.

Сунув пулеметный приклад под мышку и уперев его в мягкую землю, я поймал в прицел самолет, сделал примерное упреждение и выпустил короткую очередь. Разумеется, промахнулся и все пули ушли в небо. Но зато, пристрелявшись, я знал, как надо действовать дальше. И, внеся нужные поправки, повел огонь уже по всем правилам. То есть также — короткими очередями, — но с минимальными промежутками между ними, в ходе которых я корректировал прицел с учетом скорости и вектора движения цели.

Чем ближе она ко мне подлетала, тем точнее я по ней бил. И когда оператор понял, что происходит, и, забыв об автомобиле, открыл по мне ответный огонь, мы с Цельсием уже спрятались за стволами ближайших деревьев.

Истратив впустую не меньше полусотни пуль, БПЛА промчался над лесом, но теперь его полет был не таким уверенным, как раньше. Его левый двигатель чихал и дымил, поскольку я успел-таки его повредить. Также, очевидно, мне удалось повредить механизмы управления, потому что самолет пошел на разворот уже не по ровной горизонтальной параболе. Теперь он то клевал носом, то снова выравнивал свой полет, однако до базы, возможно, еще дотянул бы. Вот только он, похоже, туда не собирался и был не прочь продолжить драку.

— Получил, сука! — злорадно процедил я, поднимаясь из-за березы, что послужила мне укрытием. — Ну все, хватит выеживаться — давай, проваливай отсюда, пока винты вращаются!

Враг не расслышал мой дельный совет. Описав в небе третью, на сей раз отнюдь не идеальную петлю, беспилотник все же сумел взять курс на наш березняк и снова пошел в атаку. Усвоив урок, он начал осыпать нас пулями еще издали. Это было неэкономично для боеприпасов, зато эффективно в психологическом плане. Я и Цельсий снова поспешили спрятаться за деревьями, поскольку бежать через прошиваемый пулями лес было боязно. Они хлестали по листве, словно градины, то и дело срезая с берез целые ветки. И иногда проносились в опасной близости от нас, что вмиг поумерило мой боевой пыл. А мой пленник, казалось, и вовсе был готов от страха зарыться с головой в мох. И зарылся бы, не мешай ему корни дерева, за которым он отсиживался.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org