Пользовательский поиск

Книга Бешеный мир. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

— Это будет нелегко, но я попробую, — проворчал Ананас. — Ладно, Иваныч, тащи свои кандалы, а я пока приберу вещички этой гопкомпании. Негоже оставлять здесь столько полезного добра. Я за наградами не гоняюсь, но от трофеев не имею привычки отказываться. Не знаю, как тебя, а меня в тюрьме не обучали питаться одним святым духом…

Глава 5

Как известно, кладбища — не самые удачные площадки для строительства на них чего бы то ни было.

Все это, конечно, обычные суеверия и предрассудки. В каждом крупном городе Земли, особенно в городах с многовековой историей, есть кварталы, стоящие на местах старых захоронений. И что? Да ничего. Проживающие там люди заняты повседневными делами и в большинстве своем понятия не имеют, что буквально ходят по костям сотен или даже тысяч истлевших человеческих тел. Ничего не поделаешь — города неминуемо разрастаются вширь. И вот уже на тех их окраинах, где прежде располагались кладбища, бьет ключом жизнь: высятся дома, ездят по улицам машины, зеленеют парки, работают фабрики, шумят рынки…

Впрочем, если бы ученые, бурившие четыре с лишним года назад недра под злополучной станцией метро «Трубная», наткнулись на обычное кладбище, вряд ли это так взбудоражило бы планету. Скорее всего, о такой находке сегодня никто и не помнил бы. Но ученым повезло: их открытие наряду с их именами вошло в историю. Вошло, даже несмотря на то, что вскоре после этого наш мир рухнул в тартарары, и та история — история нашей цивилизации, — возможно, подошла к своему концу. Однако пока в ней не была поставлена финальная точка, мы еще не забыли о том, с чего началась ее финальная глава. И что творилось тогда в Москве и в остальном мире.

Открытие тех бурильщиков произвело фурор не только в научных, но и в других кругах, причем весьма далеких от науки. Также оно подлило масла в огонь страстей, что бушевали в Интернете после вспышки московской зомби-лихорадки. И хоть связь между нею и находкой ученых была чисто умозрительной, никто — ни высоколобый профессор, ни простой обыватель, — не сомневались: они наблюдают не разрозненные явления, а звенья одной цепи.

А как иначе было назвать орду копателей, роющих землю над гигантским могильником, площадь которого не удавалось вычислить даже приблизительно?

Возраст человеческих костей, которыми был завален могильник, равнялся примерно полутора миллионам лет. Это удалось определить по самим костям, а не по геологическим слоям, в которых они залегали. Со слоями поначалу возникла неразбериха — те оказались гораздо старше, чем обнаруженные в них останки. Но когда с помощью зондов была разведана истинная глубина могильника, многое встало на свои места.

Многое, но не все. И главными вопросами, оставшимися без ответа, были «Что за причина согнала сюда этих людей и умертвила их?», «Как это было сделано?» и «У кого в ту эпоху хватило сил, чтобы вырыть столь исполинскую могилу?».

На то, что яма для могильника имела искусственное, а не природное происхождение, указывал характер ее дна. Его испещряли окаменелые следы, которые при внимательном изучении оказались следами человеческих рук и примитивных орудий труда. Отсюда и возникло несоответствие: древние люди углубились в еще более древние земные слои, где и похоронили то ли других людей, то ли самих себя. Причем больше походило на второе — кости верхних конечностей почти всех исследованных скелетов имели повреждения. Такие же, какие сегодня получали копатели-зомби, роющие голыми руками землю на Трубной площади и в ее окрестностях.

Точные границы могильника установить не удалось. Зонды, опущенные в скважины, что были пробурены за пределами карантинной зоны, наткнулись на тот же слой из спрессованных окаменелых скелетов. Их залегало под северными районами центральной Москвы десятки миллионов — и это только по самым грубым и приблизительным подсчетам! Неудивительно, что такая новость лишь усугубила страх ее жителей, и без того напуганных усиливающимся день ото дня, наплывом копателей.

Среди костей были обнаружены не до конца разложившиеся артефакты той эпохи: пуговицы, инструменты, предметы быта и другие мелкие вещи или их обломки. Судя по качеству их изготовления, в могильнике покоились представители довольно развитой цивилизации — однозначно, самой древней из всех открытых нами, цивилизаций наших предтеч. Лишь единственная версия объясняла эту находку и связывала ее с копателями: обитатели Земли уже сталкивались с подобным явлением. И в прошлый раз предотвратить катастрофу не удалось — она разразилась в невиданных масштабах. Таких, что напрашивались самые неутешительные догадки: после того, как ее жертвы очутились в одной братской могиле, та цивилизация прекратила свое существование. А если кто-то из ее представителей выжил, он не только не возродил ее заново, но и не смог сохранить ее наследие.

И вот история повторялась. Вопреки крылатой поговорке — не в виде фарса, а, возможно, в еще более катастрофическом масштабе. К этому имелись все предпосылки: количество вероятных жертв, стягивающихся к новому вероятному могильнику, постоянно увеличивалось. А сам он становился все глубже и шире, даже несмотря на то, что зомби продолжали рыть его руками. Лишь изредка в руках какого-нибудь копателя-профи можно было увидеть лопату, кирку или тачку, что, разумеется, никак не отражалось на производительности здешнего труда.

Вести полноценные исследования супермогильника из тоннелей метро было невозможно по техническим причинам. А наверху этому препятствовали орды зомби. Они продолжали собственные раскопки, уничтожая оккупированный ими район столицы. Подрывая фундаменты, они обрушивали здания себе же на головы и гибли десятками. Но на место погибших приходили новые копатели. С упорством, достойным лучшего применения, они разгребали завалы, не обращая внимания на засыпанных камнями мертвецов и корчившихся раненых. Последние не кричали от боли и не взывали о помощи, а продолжали грести руками землю до тех пор, пока не испускали дух. После чего их, как и прочих мертвецов, съедали другие копатели. Что уже никого не удивляло. Каннибализм стал среди них обыденным явлением, ведь рост их численности опережал темпы поставок им гуманитарного продовольствия.

Через год после начала массового безумия на «Трупной площади» военное положение было введено не только в Москве и во всех российских городах от Калининграда до Сибири, но и в странах Европы, Скандинавии, на Кавказе, на Ближнем Востоке и в Средней Азии. Появляясь то здесь, то там, копатели сбивались в стаи и двигались к Москве, разоряя все на своем пути. Государственные институты в пораженных эпидемией странах пока с грехом пополам функционировали, и законная власть еще имела в них авторитет. Но во многих местах уже царили хаос и анархия.

Беспорядки чинили не только зомби, но и те, кто решил половить рыбку в мутной воде: бандиты, анархисты, мародеры… Мировую экономику лихорадило. Деньги обесценивались. Долгие перебои с энергоснабжением стали привычным делом. Транспортное сообщение и связь работали из рук вон плохо. В армиях начались разброд и повальное дезертирство. Границы из-за постоянных прорывов зомби почти не охранялись. Навстречу копателям двигались беженцы. Те, которые насмотрелись на их бесчинства и решили, пока не поздно, убраться подальше от расползающегося очага московской аномалии. И все же этот мир оставался привычным нам миром, дающим надежду, что однажды корень нынешнего зла будет найден и уничтожен. После чего кризис сойдет на нет, безумцы-копатели очнутся от наваждения, и к нам снова вернутся спокойствие и порядок.

Нормальные люди объединяли усилия в борьбе с нарастающей угрозой, возводили укрепления, вооружались всем, чем только могли. Но никто из них не был застрахован от того, что рано или поздно у него в голове прозвучит Зов — так за неимением иного объяснения стали называть этот феномен. Зов выбирал свои жертвы по принципу рулетки и мог разразиться в голове у любого. И горе друзьям и близким такого бедолаги, которые оказывались поблизости от него и не успевали вовремя обнаружить угрозу. Новоиспеченный копатель был подобен неразорвавшейся гранате. В лучшем случае он мог подчиниться Зову и, не разбирая дороги, отправиться в сторону Москвы. В худшем — отправиться в сторону Москвы после того, как прикончит одного или нескольких человек, которые, по его мнению, стояли между ним и его заветной целью.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org