Пользовательский поиск

Книга Делирий. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

— Вечером, — пообещал он.

— Зачем вам цвикки? — подошёл к нему Метельский, изрядно набравшийся алкоголя.

— Не догадываетесь, Леопольд Иосифович? Я, кстати, приказывал вам не пить.

— Прошу прощения, я трезв как стёклышко.

— Цвикки нам понадобятся для нейтрализации ситуации на Байкале.

— Каким образом?

— Пока не знаю.

— Легче закодировать новых исполнителей, уже ставших своими на их базе.

Кочевник хотел оборвать заместителя, потом подумал, что он прав.

— На месте решим.

Вертолёт — новенький «Ми-34С1», словно только что сошедший со стапелей авиазавода, ждал министра на лётном поле местного аэроклуба. Из салона на поле тяжело спрыгнул мордастый Абраимов в генеральской форме. По причине непривычно тёплого дня френч на нём был расстёгнут, галстук сдвинут набок. Правда, увидев министра, он поправил галстук, застегнулся.

— Эдмон Арбенович…

— Расслабьтесь, Гулуун Асагович, я же не министр внутренних дел. Садитесь, доложите обстановку в полёте.

Компания заняла места в кабине вертолёта. «Ми-34» зашелестел лопастями винтов, взлетел.

— Я договорился с федералами, — начал Абраимов, бурят по национальности. — Нас проведут над Байкалом в месте погружения «Мира».

— Что им известно?

— Пирамиды найдены в районе Подсолнуха.

— Где? — удивился Фурсенюк.

— Это грязевой вулкан на дне озера, назвали Подсолнухом. Там довольно глубоко, больше километра.

— Оставьте эти подробности.

Вертолёт поднялся над городом.

Столица Бурятии легла под ним резным узором рукотворных «сопок» с красным оттенком, как бы оправдывая название города. Фурсенюк знал, что Улан-Удэ переводится с бурятского как Красная Уда. Знал он, что основан город был в тысяча шестьсот шестьдесят шестом году как казачье зимовье, двенадцатью годами позже стал известен как острог, форпост продвижения казаков на восток, и лишь в советские времена стал столицей Бурятской автономии.

— Красиво, — кивнул на иллюминатор Абраимов.

— Не отвлекайтесь, — оборвал его Фурсенюк, гадая, с чего это эмиссара потянуло на эмоциональные оценки.

— Завтра на судне собираются менять спусковую группу, — откинулся на спинку кресла генерал. — В том числе пилота.

— А вот это уже интересно, — поднял брови министр. — Мы сможем послать на «Мир» своего человека?

— Своего нет, но…

— Запрограммируем штатного члена экипажа, — перебил начальника УВД Цегер.

— Отличная мысль! Успеете?

— Постараемся.

— Постарайтесь, господа, при положительном исходе замысла вас ждёт поощрение.

Вертолёт пролетел над небольшим населённым пунктом («Ильинка», — сказал кто-то из группы сопровождения), потом над невысокой горой («Коврига», — прозвучал тот же голос), и впереди показалась голубовато-туманная полоса Байкала.

3

Выборг встретил гостей моросящим дождём. Пришлось доставать куртки и зонтик.

— Я на пару часов отъеду, — сказал Ылтыын, — потом позвоню. А вы пока устраивайтесь. Родители не выгонят?

— Куда? — засмеялась Юна. — Они у меня хорошие, правильные, поймут. К тому же мы долго не задержимся у них, да, Рома? — Девушка заглянула в глаза экстрасенса.

— Что, даже чаю не попьёте? — пошутил Ылтыын, вспомнив анекдот о тёще.

— Снимем квартиру, — сказал Роман. — Звони, будем ждать.

Они вылезли из машины, забрали сумки, Роман раскрыл зонтик. Ылтыын уехал.

Оба осмотрелись.

Варсонофий Солнышкин получил квартиру в новом жилом микрорайоне на юго-востоке Выборга. Посёлок стал частью Петербургского района, застроенного уже в российские времена в конце двадцатого — начале двадцать первого века. Дома здесь выглядели нарядно и празднично даже в ненастье, все они создавались по индивидуальным проектам и радовали глаз гармоничной встроенностью в ландшафт, геометрией и расцветкой.

Дом, в котором поселились Варсонофий с женой, был семиэтажным, формой напоминая красивый подсвечник. Глядя на него, Роман подумал, что это очень символично, если учесть, что «пламенем свечи» в этом доме-подсвечнике предстояло стать ему.

Учись закрываться, вспомнились слова преподавателя ФАГа, тебя никто не должен в и д е т ь в ментальном поле.

Он поспешил накинуть на голову незримую вуаль н е п р о г л я д а.

— Ну что, пошли?

— Я ждала, когда ты скажешь, — с готовностью взяла его за руку Юна.

— Надеюсь, отец нас и вправду не выгонит.

— Сомневаешься?

— Нет, — сказал Роман, и в самом деле не сомневаясь, что Варсонофий примет его подобающим образом.

Впрочем, и Нина Александровна относилась к нему хорошо.

Зашли в подъезд, поднялись на четвёртый этаж. Юна позвонила.

Роман невольно посмотрел на часы: шёл шестой час вечера, хозяев могло и не быть дома.

Так и случилось. После третьего звонка Юна достала ключ, открыла дверь.

— Заходи.

— Может, подождём, пока придут родители?

— Это и мой дом, — сказала она рассудительно, — я не гость нежданный.

— А я?

— Папа всё знает и понимает.

— А мама?

— Мама тоже, они с отцом понимают друг друга с полувзгляда.

Квартира Солнышкиных поразила Романа аскетической простотой.

В двух комнатах, кроме кровати, дивана, стола и четырёх стульев, ничего не было! Присутствовала ещё репродукция картины Айвазовского «Девятый вал» на стене в гостиной да маленький шкафчик-вешалка в прихожей, и всё. Обзавестись гарнитуром и хозяйственными принадлежностями семья ещё не успела.

— Извини, удобств никаких, — смутилась Юна.

— Какие удобства ты имеешь в виду? — полюбопытствовал он.

— Телевизора нет, компьютера тоже, поваляться и то негде.

— Мне ничего этого не нужно. Хотя от «поваляться» я бы не отказался.

— Сейчас разберём диван…

— Я не об этом.

Юна обернулась, собрала морщинки на лбу, внимательно глядя на него, потом поняла и кинулась к нему на шею.

— Мой любимый!

Диван они разложили за несколько секунд.

Потом опробовали душ в ванной комнате.

— Есть хочу, — заявила Юна, вытираясь.

— Да и я не прочь, — признался он.

— Пойдём, заодно покажу тебе Выборг.

— Дождь же идёт.

— Во-первых, он почти закончился, глянь в окно. Во-вторых, город очень красивый, много старинных зданий, парков, памятников архитектуры.

— Откуда ты знаешь?

— Мы же не на пустое место сюда переехали. Папа привозил меня сюда, ещё когда я училась в школе. Тут у меня тётки жили.

— Переехали?

— Одна умерла. — Юна погрустнела. — Вторая сейчас в Питере. Но город я знаю.

— Хорошо, пойдём погуляем. Я вообще хотел бы снять отдельную квартиру, вчетвером жить в этой тесновато.

— Как скажешь.

Они переоделись, вышли на улицу.

Дождь действительно прекратился, сквозь космы облаков проглянуло солнце.

— Поедем в центр, — предложила Юна. — Там очень красиво.

— Сначала поужинаем.

— Конечно, поужинаем, ехать недалеко. На автобусе?

— А ещё какой тут транспорт есть?

— Автобусы да такси. Был трамвай когда-то, потом сняли рельсы, слишком узкие улицы и машин много.

— Тогда ловим частника.

— Здесь нет частников.

— Почему? — удивился он.

— Запретили уж не помню когда, все ездят на такси, тем более что недорого.

— Удивительное явление! В Москве тоже попытались когда-то ограничить частный извоз, Дума даже закон приняла, но победить частников не удалось.

Юна подняла руку.

Остановилась белая «Лада» с шашечками по бортам и нашлёпкой фонаря на крыше.

— Куда? — спросил пожилой водитель «армянистого» вида.

— К Батарейной горе, — сказала девушка.

— Экскурсия? — догадался водитель. — Могу показать достопримечательности.

— Не надо, мы сами.

Такси развернулось, выехало на широкую магистраль, прорезавшую микрорайон с новостройками надвое.

— Где твои тётки жили? — спросил Роман.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org