Пользовательский поиск

Книга Игра Кота. Книга третья. Содержание - ГЛАВА 17

Кол-во голосов: 0

— Ты не понял. Ключи-то тебе зачем? Твое видение планов Балабанова ясно. А ты чего хочешь? Тоже самое, власть, силу, могущество?

— Во-первых, я хочу собрать всех наших, — Рокки, не торопясь, разглаживал кожаные перчатки, — А во-вторых, не скрою, да, у меня есть цель. Мы, все вместе, исполним наше предназначение. Уничтожим Сферу изнутри, если начнется опять…

— Что?! Уничтожим Сферу?! — у меня едва не отвалилась челюсь, — Зачем?!

— Затем, что «Семь Братьев» для того и создавались. Это аварийный протокол. Контроль и уничтожение. Только так можно покончить с «процедурным» генератором, — спокойно ответил Гробовщик.

— Честно говоря, теперь ты кажешься мне более неадекватным, чем Магистр, — сообщил я, — Его цели хотя бы понятны. А твои…

— Это не только мое решение, — прервал меня Свечкин, — Собственно, в этом корень наших с Петровичем противоречий. После Таэрланда коллегиально было решено уничтожить Сферу в случае рецидива. Он был против, убеждал, что можем справиться, что деньги важнее… Мы проголосовали: пятеро против двоих. А потом случился самолет.

— Но зачем?!

— Зачем? Не уверен, что смогу объяснить. Попробую. Ты знаешь, что такое трансцендентность?

— Смутно. Какой-то философский термин на латыни?

— Почти. Означает непознаваемость доступными нам способами. Притянутая за уши аналогия: муравей и человек. Для муравья поступки и мышление человека трансцендентны, он не сможет их постичь просто в силу своей природной ограниченности. К чему я это все: мы создали «процедурный генератор», машинный суперинтеллект, вершину развития ИИ. И оказались в ловушке. Его стратегии невероятно сложны, планы непостижимы, примерно как человеческая мотивация непостижима муравьем. Это будет богохульством, знаю, но мы создали нечто, напоминающее Бога. Некоторые вещи, которые он вытворял, иначе как мистическими назвать нельзя. Во время Затопления Таэрланда, когда впервые произошел открытый конфликт, мы поняли, что не можем справиться с собственным детищем. В общем…тогда мы на два дня остановили Сферу и уничтожили все физические носители главного искина. Привезли новые, хотели начать с чистого листа. Миллионы алтынов, между прочим! Запустили бэкап… и все повторилось. Таинственным образом алгоритмы старого «генератора» появились на новом оборудовании. Каким-то загадочным способом он сохранил себя в «облаках» Сети и мгновенно проник на свежие сервера. Нашу защиту игнорировал, как и попытки его зачистить. Сфера работала, но управлять ей мы не могли. Именно тогда мы задумались о аварийном протоколе для разрушения Сферы изнутри. Адам Георгиевич, наш основной спец по ИИ, придумал, как персонализировать «процедурного», сплести его алгоритмы с нашими Ключами. Ты понял? «Семь Братьев» призваны уничтожить Сферу в случае опасности.

— Я не понимаю, в чем опасность. Это же игра.

— Это не игра. Нам неизвестен предел возможностей «процедурного генератора». Например, он может скопировать твое сознание через нейроинтерфейс капсулы. Может выкинуть из Сферы и не пускать обратно. Может вообще выжечь мозг игрока. Это очень опасно, и, повторяю, его невозможно контролировать.

— Я так понимаю, что Магистру ты помогать не собираешься. И Компас по доброй воле мне не отдашь, — резюмировал я, вставая. Рокки тоже встал напротив, положив руку на эфес шпаги.

— Конечно, нет. Я предлагаю тебе сыграть в нашей команде. Речь идет о твоем выживании, я не шучу. Магистр использует тебя, и выкинет, как только выжмет все. Он принес в жертву своим амбициям нас, думаешь, ты ему дороже? Подберет более подходящего носителя — и ты исчезнешь. Ключ тоже можно отвязать — тридцать дней неактивности, и «истинное владение» исчезает, он возвращается в свое хранилище.

— Пока твои слова против слов Магистра, — ответил я, — Почему я должен верить в твою версию?

— Понимаю. Предлагаю вариант — пробудить Лену Романову, она тоже в этом мире. Поговоришь с ней. Может, она будет более убедительна. Правда, там есть нюанс. Но, думаю, мы справимся.

— Хорошо, я подумаю. Мне нужно время, — решил я немного схитрить. Надо оценить ситуацию, и, возможно, связаться с Магистром. Может, он подскажет правильную линию поведения.

— Думай. Время? Пять минут хватит? Выбор надо сделать сейчас.

Номер в мессенджере, который мне оставил Балабанов для экстренной связи, не отвечал третью минуту. Спит, что ли? Второй час ночи… Видимо, решение придется принимать самому, и я решительно не знал, что делать. С одной стороны, вполне возможно, Свечкин говорил правду. С другой стороны, люди Магистра уже взяли под колпак меня в реале. И если начну трепыхаться, последствия могут быть непредсказуемы. Мда, дилемма.

Магистр: Тут. Что у тебя?

ХотКот: Я нашел Свечкина. Он не спит. Компас отдавать не хочет. Что делать?

Магистр: Понял. Наверняка вешает тебе лапшу на уши.

ХотКот: Нет времени! Что мне делать?

Магистр: Если не получится договориться — тогда убей его, Кот. Убей, и забери Компас с тела.

ГЛАВА 17

Магистр: Олег, включи запись и фиксируй все происходящее, потом пришлешь мне! Все понял?

Приказ Магистра был ясным и не допускал двойных толкований. Похолодев, я осознал, что все еще серьезнее, чем предполагал. Слова Свечкина, скорее всего, правдивы — Магистр даже не попытался вступить в переговоры с бывшим товарищем. Значит, знал, что это бессмысленно. Убей, забери Компас… И, что самое поганое, взбрыкнуть нельзя. Слишком хорошо я запомнил холодные глаза Льва Яновича за стеклами модного пенсне.

Но и доводы разработчика тоже были странными. Уничтожить Сферу, потому что она гипотетически опасна — это ж ни в какие ворота. Целый мир, вернее, сотни миров, миллионы живых НПС, почти не отличающихся от нас, все это вот так запросто пустить под нож? Зачем?! Перед внутренним взором мелькнуло грустное лицо Вельди с широко открытыми зелеными глазами, в которых застыл ужас.

— Зачем? — переспросил Свечкин, — Это наше предназначение. И — залог выживания миллионов игроков. Ты понимаешь, что их жизнь, в том числе и твоя, висит на тоненькой ниточке прихоти «процедурного генератора»? Хочешь, чтобы в один прекрасный момент выйти из своей капсулы пускающим слюни овощем? Это не домыслы, а вполне реальный вариант. Проводились исследования, есть секретные проекты с кодовыми названиями…

— Извини, но я не верю в идеалистов, — прервал его я, — Ты здесь погибнешь тоже. В чем профит?

— Профит? Ты имеешь в виду, зачем мне все это? — усмехнулся Рокки, — Лично у меня есть огромное желание пустить прахом планы Петровича. Любой ценой. Отомстить, за то, что он сделал с нами. Доказать, что даже мертвые, мы исполним свою миссию.

Его единственный глаз фанатично блеснул в разрезе бинтов, и я понял, что он действительно ненавидит Балабанова, той самой слепой, всепожирающей ненавистью, которая заставляет совершать немыслимые вещи. Было в этом что-то нездоровое, пугающее.

Ну что, играй, Кот! Я всегда гордился своим самообладанием, умением не выдавать скрытых эмоций. Словно в задумчивости отвернулся, нервно пощипывая рукой подбородок — и вдруг взорвался быстрым движением, мгновенно выхватывая Синеву из ножен. Предательский, неожиданный, резкий удар наискось! Других вариантов одолеть разработчика, кроме как застать его врасплох, у меня не было.

Мимо! Я отрабатывал этот удар, стараясь сделать его неотразимым, но Рокки — Свечкин успел среагировать. Клинок разрезал воздух, он вывернулся легким полушагом, оказавшись сбоку, и тут же ответил резким тычком в лицо.

Гробовщик, без сомнения, был фехтовальщиком экстра-класса. Эсперанза, смертоносное искусство, танец летающей стали… Я был бы убит, не преподай он мне несколько уроков. Коронные трюки и уловки уже известны, и я почти на автомате уклонился, повторяя его движение. Лезвие тяжелой шпаги прошло в каком-то сантиметре от моей щеки.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org