Пользовательский поиск

Книга Из пепла. Содержание - Документ 4: О языке орков

Кол-во голосов: 0

Документ 4: О языке орков

Орчий язык один из самых старых языков во всей цепи миров. Он настолько древен, что сами зеленокожие варвары не до конца понимают значения многих слов, что не мешает ими пользоваться. Это достигается благодаря странной магии некоторых орчьих шаманов, так называемых несущих слово. Механизм действия магии несущих слово так и не изучен. Технически это выглядит так: маленького орченка, в возрасте от четырех до пяти лет приводят к шаману и тот проводит обряд Шархи. Спустя неделю молодой орк уже свободно разговаривает на языке своего народа и получает свое имя. Что примечательно, совершеннолетним у них считается всякий владеющий истинным языком, как они его называют. Доподлинно неизвестно откуда появился этот язык, но он, несомненно, имеет божественную природу, как и язык морского народа. Самостоятельно выучить их — не возможно, только при помощи врожденной маги народа носителя языка. Главная проблема в том, что обученный языку орков продолжает мыслить на своем родном. Вторая проблема в том, что у орков нет слов обозначающих предметы, только действия и целые понятия. Например: слов обозначающих яблоко у орков существует несколько сотен, одно не похожее на другое. И последняя, третья проблема — законны словообразования и построения предложений до сих пор не известны. К счастью орчьи шаманы с удовольствием обучают каждого желающего своему языку.

Список доподлинно известных значений слов и понятий удручающе мал:

Эл — Эльф

Хан — Вождь, правитель

Ар — Орк

Арас — Город или иное место обитание орков

Баш — Сверхъестественная сущность, дух или демон

Баш-Хан — Бог, то есть вождь духов и демонов

Баш-У-Хан — Вождь богов, великий Лон

М-Ар — Буквально недоорк. Так орки называют людей, в их устах это комплимент.

М — Подчиненный, маленький, младший (частица)

У — Большой, старший, главный (частица)

Рра-а-а!!! — Это слово имеет множество значений в зависимости от ситуации. Оно используется как приветствие, оно предваряет вызов на поединок, является боевым кличем во время сражения, может быть средством привлечения внимания и т. д. Само слово значение не имеет, предположительно оно произошло от подбадривающего рыка издаваемого орками во время битвы.

Предисловие к оркско — всеобщему разговорнику. Библиотека Королевского Университета Благородных Наук.
Глава 4

Вождь

Как ни странно из города мы выбрались без всяких приключений и углубились в степь. Положение, мягко скажем, не завидное. Ни воды, ни еды, только грубо откованный ятаган. В отличие от Фалькона я не унывал, будет день и будет пища. Я даже затянул песню: «Степь, да степь кругом», — но, заметив жуткую гримасу на лице барда, замолчал, ну нет у меня музыкального слуха, что поделать?

— Не нравиться спой сам, а я пока с помощью магии воду поищу.

— А и спою! — И спел, да еще как, даже слезу выжал — от смеха:

Я видел небо в стальных переливах и камни на илистом дне,И стрелы уклеек, чья плоть тороплива, сверкали в прибрежной волне.Ещё было море и пенные гривы на гребнях ревущих валовИ крест обомшелый в объятиях ивы, чьи корни дарили мне кров.А в странах за морем, где люди крылаты,Жил брат мой — он был королём.И глядя, как кружатся в небе фрегаты,Я помнил и плакал о нём.Брат мой с ликом птицы, брат с перстами девы,Брат мой.Брат, мне море снится, чёрных волн напевы,Брат мой.В недоброе утро узнал я от старца о рыбе, чей жир — колдовство,И клятвою крови я страшно поклялся отведать её естество.Но старец, подобный столетнему вязу, ударил в пергамент страниц:«Нажива для рыбы твориться из глаза — из глаза властителя птиц!»Я вышел на скалы, согнувшись, горбатый, и крик мой потряс небеса.То брат выкликал на заклание брата, чтоб вырвать у брата глаза.И буря поднялась от хлопанья крыльев, — то брат мой явился на зов.И жертвенной кровью мы скалы кропили и скрылись от взора богов.И битва была, и померкло светило за чёрной грядой облаков.Не знал я, какая разбужена сила сверканием наших клинков.Не знал я, какая разбужена сила сверканием наших клинков.А битва кипела, а битва бурлила под чёрной грядой облаков!Чья клубиться на Востоке полупрозрачная тень?Чьи хрустальные дороги разомкнули ночь и день?Кто шестом коснулся неба, кто шестом проник до дна?Чьим нагрудным амулетом служат Солнце и Луна?Се — грядущий на баркасе по ветрам осенних бурь.Три зрачка горят на глазе, перевёрнутом вовнутрь.Се — влекомый нашей схваткой правит путь свой в тишине.И горят четыре зрака на глазу, что зрит вовне.И рухнул мне под ноги брат обагрённый, и крик бесновавшихся птицМетался над камнем, где стыл побеждённый, сочась пустотою глазниц.И глаз наживил я, и бросил под глыбу, где волны кружатся кольцом.Удача была мне — я выловил рыбу с чужим человечьим лицом.Я рыбы отведал, и пали покровы — я видел сквозь марево дня,Как движется по небу витязь багровый, чьё око взыскует меня.Я вскинул ладони, но видел сквозь руки. И вот мне вонзились в лицеЧетыре зрачка на сверкающем круге в кровавом и страшном кольце.И мысли мне выжгло, и память застыла, и вот я отправился в путь.И шёл я на север, и птица парила, и взгляд мой струился как ртуть.Я спал под корнями поваленных елей, а ел я бруснику и мёд,Я выткал надорванный крик коростеля над зыбью вечерних болот.И в странах бескрайнего льда и заката, где стынет под веком слеза,Пою я о брате, зарезавшем брата, за рыбу, чья пища — глаза.

— Что тут смешного?! — обиделся бард.

— Красивая баллада и блестящее исполнение, но история, рассказанная в ней полный бред. Все было совсем не так. Братья были жулики те еще. Магии не на грош, но хитрости, смекалки и фантазии хоть отбавляй. В общем: один из мелких божков решил развлечься и создал рыбу, вложив в нее частичку своей божественной силы отвечающую за всевидение. И специально подослал своего жреца одному из братьев. Божок был явно туповат, нашел с кем связаться. Эти пройдохи инсценировали битву, один вырвал у другого глаз, поймал рыбу и принялся потрошить древние клады, да подглядывать за богинями, совершающими омовение. Второй ему в этом активно помогал. Глаз он регенерировал за день. Потом они устроили месячную попойку и спустили «честно-заработанные» деньги. Гуляла вся столица. А кристаллы с записью моющейся светлой богини красоты произвели фурор. Большой затейницей была и, гм, демонов любила. Но, в конце концов, братишки нарвались на одного злопамятного мага и превратились в камень. Надо их найти и расколдовать, если уцелели.

— Да… — Только и вымолвил Фалькон.

— О, я почувствовал воду, на северо-западе, правда, далеко. — Шли мы до полудня, по пути я травил байки, а бард пел песни. В общем, не скучали. А с водой повезло — в наше распоряжение попало целое озеро. Живописное место: плакучие ивы склоняют свои ветви к воде, шелковистая травка устилает берег зеленым ковром, птички поют и две обворожительные русалки греются на солнышке. Как такая красота может существовать так близко к городу уму не постижимо. Увидев нас, русалки с визгом спрыгнули в воду и спрятались за камень, на котором возлежали. Я зажурчал и забулькал как ручеек или котелок с кипящей водой, кому какое сравнение больше нравится. Водные, как принято считать, девы, хихикая выплыли из своего убежища и поманили меня рукой. Я не заставил себя ждать, быстро разделся и прыгнул в воду.

— Присоединяйся, для тебя девочки своих подружек позовут. Это так же здорово как с суккубом, только в воде.

— Но они же, э-э-э, полурыбы. Еще я слышал, что они топят неосторожных путников.

— Чепуха! У них полный комплект, как ты можешь видеть сам. — Я хохотнул, заметив как бард покраснел, — А топят они только всякую мразь!

— Девочки вы же не собираетесь озорства ради меня притопить, потому что, если попробуете, я сделаю из вас уху. Или это будет мясной бульон? — Шутливо пригрозил я. Девочки явно не собирались, они хотели заняться совсем другими делами. Фалькон совсем засмущался и ушел на другую сторону озера. Обязательно вызову для него суккуба, только источник силы найду. А то, что это за бард, которого смущают очень даже милые хвостики.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org