Пользовательский поиск

Книга Из пепла. Содержание - Документ 8: Снежный охотник

Кол-во голосов: 0

В каморку заглянул бард, — Долго ты еще будешь таращиться на голую стену?

— Я и не мечтал найти здесь такое! — Вместо ответа сказал я.

— Ты уже говорил.

— Ты не понимаешь! Здесь собрана вся информация, накопленная Империей Феникса с момента её основания! Лон великий! Тут есть даже полная техническая документация по проекту Титан!!! Я думал это всего лишь слухи! Представляешь Фалькон, имперские маги и инженеры почти успели создать искусственного бога! Видимо на эту гениальную и безумную, что одно и тоже, идею их натолкнул культ бога из машины! Возрожденной империи не придется все начинать заново, она начнет там, где закончила ее предшественница!

— Я нас поздравляю, но вначале нужна сама империя.

— За этим дело не станет! Прикажи пусть волокут сюда пленников, надо зарядить ремонтные системы, те в свою очередь восстановят оборонный периметр. А то еще сунется сюда кто-нибудь, ведь мы разрушили зловещую репутацию этого места.

— Так вот для чего ты пощадил их.

— На самом деле нет, я хотел пустить их вперед и разрядить возможные ловушки. Знаю, что ты скажешь: это аморально, подло и так далее. Что же ты швырялся водяными копьями во все стороны, когда на нас напали? Надо было усовестить эти заблудшие души. Они бы раскаялись, возрыдали и отправились замаливать грехи к пещерным медведям, за неимением монастырей. Мне один друид рассказывал, что медведи очень способствуют, особенно голодные. Но не волнуйся, у тебя есть еще шанс прослыть святым. Просто зайди на жертвенник вместо них. Мне тебя будет не хватать Фалькон, а твоих эльфов так и быть отпущу. Только глаза выколю, языки отрежу и пальцы на руках, на всякий случай. Сам понимаешь, секретность.

— Ну, ты и софист, куда там жрецам светлой Триады. И вообще мерзкий орк! — Припечатал бард. — И почему я помогаю такому чудовищу?

— Потому что ты романтик и прекраснодушный идеалист, перед которым стоит великая цель. Такие люди как ты пролили куда больше крови, чем все палачи и убийцы вместе взятые. А вот моих сородичей обижать не надо, они по простецки зарубили б твоих остроухих любимцев, и пошли спать.

— Я не согласен с твоей точкой зрения.

— Отлично, устроим диспут в малом дискуссионном зале Храма Знаний, в столице Империи Феникса. Храм я построю обязательно, знания — единственная вещь, которой стоит поклоняться, а не всяким дармоедам-громовержцам. Я и сам молниями швыряться умею. А теперь ты, наконец, прикажешь солдатам или мне это сделать самому?

— Уже бегу, о великий бог молний! — Съерничал Фалькон.

Пленников привели в специальное звукоизолированное помещение для жертвоприношений, оснащенное черным жертвенником и широким набором хирургических инструментов. Я приказал всем удалиться, но бард заартачился.

— Уйди Фалькон, тебе это не понравиться, да что там, мне это самому не нравится. Ритуал жертвоприношения включает себя пытки, так высвободится больше силы. Уходи, мне не нужен боевой маг с нервным срывом.

— Все так серьезно? — Тихо спросил он.

— Более чем. — И бард ушел. Хоть мне это сильно не понравилось, но я сделал то, что должно и совесть меня мучить не будет. Система подзарядилась достаточно, чтобы искр активировал ремонтных големов. Они починят накопители магической энергии и примутся потихоньку латать защитные системы. Надеюсь, защита восстановятся в достаточном объеме, прежде чем местные жители осмелеют настолько, чтобы послать сюда разведчиков. Но на всякий случай я приказал заблокировать «секретную» дверь. Мы покинули базу на рассвете, из всех сокровищ бункера я унес собой лишь огненный меч и один флакончик эликсира долголетия. Кстати Фалькон не будет стареть еще лет двести, хоть он об этом и не знает.

Документ 8: Снежный охотник

Последние из рода велов уходили через Вьюжный перевал, преследуемые по пятам безжалостными асми. Все взрослые мужчины погибли, прикрывая отход женщин и детей. И столь горек был плач уходящих, что даже жестокосердные темные боги преисполнились к ним жалости. Элуна, богиня танца и охоты даровала юному сыну вождя свой лук. Сердце его превратилась в осколок льда, глаза — в холодные льдинки, сила его стала силой всесокрушающей горной лавины. Он натянул лук и выстрелил в бездонный черный колодец неба. Закрутилась, завыла метель, с гор сошла небывалая снежная лавина, погребя всех до единого преследователей. Так род велов был спасен, а молодой вождь в стужу ушел с пургой. С тех пор на перевале не переставая, бушует метель. Говорят в самые вьюжные и стылые ночи можно увидеть бледного юношу, бредущего сквозь вьюгу…

Отрывок из сборника легенд и сказаний мира, том 7, глава: «Северные соседи Вечного Королевства». Библиотека Королевского Университета Благородных Наук.
Глава 8

Беглец

Зря я не захватил с собой хотя бы того Стража, залатать его не составило бы проблем. В километре от базы мы попали в классическую засаду, нас взяли в кольцо. Ах, эльфы такие тупые, ах они высокомерные болваны! А сам то! Я клял себя последними словами, пытаясь сплести воздушный щит, чтобы прикрыть своих людей от града стрел. Четверым уже не помочь. Фалькон решил повторить свою лихую атаку водными копьями. Только он не учел того, что источника воды поблизости нет, а на конденсацию из воздуха уходит слишком много сил. Северное лето слишком жаркое, а нынешнее еще и засушливое.

— Используй огонь или ветер болван! — Заорал я. — Сбить строй, на прорыв!!! — С диким криком: «Рра-а-а!!!» — который переняли у меня, солдаты пробили вражеские построения и вырвались на оперативный простор. При этом погибли еще двое наших. Не зря я приказал ввести в программу обучения пехоты основу конного боя. Хотя по идее лошади должны просто доставлять их к месту сражения. Но удача отвернулась от нас, мстители собрали все рода неприсоединившихся к союзу, как определил гном. Путь к базе был отрезан, нам осталось повернуть к горам, по словам проводника до них всего лишь неделя пути. Всего лишь, да еще с погоней на плечах.

На четвертый день почти непрерывной скачки пал первый олень. В течение суток мы потеряли всех своих скакунов. Нам пришлось избавиться от всего кроме мечей и пищи. Нас настигли у самых предгорий, примерно сотня самых ретивых мстителей. У нас не было ни доспехов, ни алебард, мы смертельно устали, но все же устроили врагам кровавую баню. Фалькон превзошел сам себя, призвав малого ветряного элементаля. Пусть после бард принялся харкать кровью, и дальше его пришлось тащить на себе. Гном приятно удивил, вспомнив, что на заре времен его предки слыли самыми безбашенными берсеркерами. Он врубился в толпу эльфов, оглашая окрестности древним кличем горных царей. Солдаты его поддержали, они сражались как львы. Ворон оставлял за своей спиной лишь трупы с аккуратно перерезанным горлом. Он танцевал настоящий танец теней. Я сам, спалив все свои фокусирующие камни и выпив насухо силу огненного меча, сумел сплести заклятье пламенного кольца. От меня пошли концентрические волны пламени, испепеляющие врагов и не трогающие друзей. Не один остроухий не ушел от нас, но от взвода осталось лишь семь человек.

— Придется идти через Вьюжный перевал. — сказал Исаак, — к другому мы уже не успеем, да и не сунуться за нами, Снежного охотника побоятся. — Я пожал плечами. — Веди.

Перевал нас встретил настоящей снежной бурей. Я тратил все силы на поддержание воздушного щита вокруг отряда, что сохранить хоть толику тепла. Фалькон был по-прежнему бесполезен, сам идет — и ладно. В голос бури вплелась тонкая эльфийская мелодия, снежная пелена перед нами рассеялась и мы узрели бледнокожего юношу облаченного в парадные одеяния принца эльфов инея. Проклятье! Эльфы инея — умертвия, служащие своей снежной королеве. Когда-то их кровь была горяча, но эксперименты со школой ледяного кристалла, одного из ответвлений магии порядка, превратили их цветущий мир в ледяную пустыню. Сами они погибли и воскресли в виде нежити. У них не осталось ни желаний, ни чувств, ни воспоминаний. Чтобы поддерживать подобие жизни, им необходим холод, по этому они никогда не выходят за пределы своих снежных владений. Как попал принц инея в наш мир, я не представляю, да и это не важно. Мы скоро умрем, превратимся в ледяные статуи. У снежных умертвий, как их еще называют, инстинкт — гасить любые источники смертельно опасного для них тепла. Какая ирония: пережить тысячи сражений и замерзнуть насмерть.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org