Пользовательский поиск

Книга Железом и кровью. Содержание - Глава 3. Кризис веры

Кол-во голосов: 0

Также были утверждены комплекты стандартного снаряжения. Комплект типового пехотного снаряжения включал стёганый акетон, кирасу, шлем барбют, наплечники, алебарду и палаш. Также был принят стандарт снаряжения для городского милиционера из шлема-шапели, акетона и чешуйчатого доспеха, с пластинами горообразного вида, а также палаша и композитного лука. Впрочем, его в будущем, по мере возможности, планировали заменить на типовые арбалеты.

Глава 3

Кризис веры

В один из январских вечеров 1208 года Эрик, сидя в своём кабинете, в небольшом, уютном кресле, размышлял о том, как ему жить дальше. То есть строил планы. Дела ранее он вёл весьма сумбурно, но его личные аналитические способности и умение чуть ли не подсознательно продумывать ходы на много шагов вперёд всегда выручали. Да, текущие проблемы были ясны и понятны, но так дальше нельзя. Это затыкание дыр по мере их возникновения приведёт к тому, что на каком-то этапе ресурсов просто не хватит. И грянет катастрофа. Нужно не жить, пытаясь остаться на плаву, а двигаться в какую-то сторону.

Помимо прочего в этой беготне он пустился во все тяжкие личного участия в проектах, а потому стал упускать ситуацию в целом. Руководитель не должен лезть с гаечным ключом под машину не из ханжества, а из-за того, что он должен видеть ситуацию в целом, а не спускаться к узкоспециализированному аспекту конкретного махания инструментами. Да, это иногда нужно, особенно когда не хватает людей. Но при первой возможности от этого нужно уходить.

В 1196 году он формально был подростком, который желал вырваться из лап любимого дяди, выжить и занять сытную нишу в этом мире, так как прозябать рядовым совсем не хотелось. Следовательно, была поставлена ясная, конкретная цель, выделены задачи и продуман план действий. Прошли годы. Те задачи решены и давно стали не актуальны. Ему уже двадцать пять лет, и его знают как одного из самых влиятельных сюзеренов Европы – герцога Боспорского. Или князя, в нашем случае это не критично, так как говорит лишь о культурной традиции. И что же теперь мы имеем? Достигнув своей цели, он поплыл по течению, как фекалия, то есть как большинство правителей этого мира. Но мир стремительно менялся, и технологические новинки, что появлялись на берегах Тавриды, довольно активно расползались по миру и приживались. Даже с учётом того, что он старался сохранить технологии в секрете, а сама Европа отличалась весьма солидным уровнем скептицизма в отношении всего нового. Сейчас он на коне, а что будет завтра?

Крупные феодалы европейских пределов обратили пристальное внимание на тогда ещё барона, после того как он совершил буквально чудо при Эдессе. Удачная военная кампания 1202 года с тремя блестящими битвами очень явственно продемонстрировала, что это не слепая удача и не так всё просто. Потом были ещё битвы и осады, которые он методично выигрывал, включая очень большую и довольно сложную операцию в Тавриде, которая растянулась на несколько лет. Пройдёт какое-то время, и они сделают правильные выводы, что неизбежно приведёт к сокращению их отставания в экономических возможностях и технологиях. То есть Боспор станет заурядным государством и получит массу проблем, в том числе военных. Отсюда вывод: чтобы вкусно есть и крепко спать и дальше, нужно удерживать позицию лидера в области науки, экономики и военного дела. То есть выжить и урвать вкусный кусок теперь должен уже не только он сам, но и всё государство, которое им было создано для собственного обеспечения. В общем, получается какая-то бесконечная гонка в духе быстрее, выше, дальше, но иных вариантов не остаётся. Итак, цель ясна – сохранить и укрепить региональное лидерство его государства. Теперь – задачи. Так как военное превосходство упирается в экономику и науку (точнее, конкретные прикладные технологии), то на них нужно сделать основной упор.

Собственно, что может экономически противопоставить Боспор какому-либо крупному европейскому государству? Да в сущности, ничего. Производственная модель Боспора была очень шаткой и ненадёжной. Вся металлургическая промышленность работала на привозном сырье, что крайне опасно, ибо зависела от неких третьих сил. То есть одной из ключевых задач стал выход к металлургическим ресурсам. В частности – к каменному углю и железной руде. И если последняя, пусть и не особенно высокого качества, была здесь, в Тавриде, недалеко от столицы, то с каменным углем намечались серьёзные проблемы, так как ближайшее месторождение находилось в руках кочевников. А его захват и удержание пока были невозможны для княжества с его весьма незначительными военными силами. С одной стороны, Эрик, безусловно, имел самую мощную армию в Европе, или очень близко к этому. Но с другой – она была весьма немногочисленна. Растягивание на длинных коммуникациях крайне критично снижало её боевую ценность. А увеличивать число бойцов сейчас было экономически опасно, так как упиралось в возможность содержать их. По сравнению с другими феодальными государствами, которые могли держать на сто человек населения хорошо если одного воина, он держал почти восемь. Его экономика, конечно, была значительно эффективней классической феодальной, но пока ещё те колоссальные напряжения, что свалились на неё, с трудом переваривала. И численное увеличение армии её просто убило бы. Тут вырисовывалась другая проблема – слабость экономического потенциала, который упирался в банальный недостаток рабочих рук. Например, на разворачиваемом в городах Рыбачий и Приморский центре рыболовства и переработки морепродуктов могло работать всего где-то полторы тысячи человек, так как численность населения там составляла чуть менее двух с половиной тысяч. Смешно, но больше выделить было нельзя, ибо остальные были брошены на освоение не менее важного животноводства или заняты в промышленности и на стройках. А в задачи этого центра входили не только постройка кораблей для рыболовного промысла и сам промысел, но и развёртывание всей необходимой инфраструктуры по их обеспечению. Это куча всевозможных производственных и обслуживающих структур, таких как мастерские по плетению и ремонту сетей, несколько небольших сухих доков для ремонта промысловых судов (очистка дна, смоление и прочее), больница, мастерская по производству глиняных горшков под консервы и так далее. Получалось, что собственно моряков оставалось всего сотни две человек, а это сорок малых промысловых судов по пять человек экипажа. Это мало, очень мало. Моряков, конечно, можно нанять у Деметры или с её помощью по всей Европе, но в целом это бесполезно, так как людей на инфраструктуру всё равно нет. А без оной эффективность производства значительно снизится и будет не сильно лучше нынешнего. Для увеличения численности населения можно было приглашать на поселение семьи из других земель. И по всей Европе шла активная агентурная работа торгово-транспортной корпорации Деметры по изысканию толковых и способных людей, но этого было совершенно недостаточно. Проблема усугублялась ещё и тем, что просто так агитировать и переманивать к себе на поселение жителей из тех же славянских владений было нельзя в большом количестве без неминуемого вооружённого конфликта. А ждать, пока расплодятся те, кто был, – только время терять.

Дело сдвинулось с мёртвой точки только после того, как в марте 1208 года прибыло посольство новгородского посадника. Помимо решения чисто торговых дел обсуждался вопрос о покупке доспехов для новгородских бояр, ибо у них намечались разборки с остзейскими немцами и другими не менее дружелюбными соседями. После нескольких дней сложных переговоров и массы ценных даров Эрик всё же позволил им себя уломать и предложил на продажу пехотные комплекты лат. Доспехи дружинников были заметно лучше, но даже это предложение было поистине уникальным, и бойцы в него вцепились, как голодный бульдог в куриную ножку.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org