Пользовательский поиск

Книга Летящий вдаль. Содержание - Глава 15. Степные

Кол-во голосов: 0

Глава 15

Степные

Стойбище степных

Я прихожу в себя в тесной квадратной клетке, укрытой брезентом. День клонится к закату, это ясно видно сквозь толстые деревянные прутья, врытые в землю. Клетка находится прямо во дворе, среди юрт степных, тесно обступивших небольшую вытоптанную площадку, на которой сейчас жгут костры. Значит, привезли нас в свое становище. Интересно, зачем мы им?

Среди палаток бегают чумазые детишки, но их немного. Снуют женщины, хлопочут по хозяйству, а в отдалении кружком сидят мужчины, ведут беседы. Дождь кончился, но земля еще сыроватая, а прохладный воздух приятно ласкает кожу.

В чугунных горшках над кострами готовится какое-то варево, вокруг разносится чудесный аромат. Я сглатываю слюну и вспоминаю, что уже давно ничего не ел. Совсем рядом – еще одна клетка, в ней томится Данилов, обеспокоенно наблюдающий за мной.

– Ты как?

Трогаю себя за голову – там здоровенная шишка. Морщусь и киваю:

– Нормально. Долго я был в отключке?

– Часок-другой.

Я пытаюсь определить, где мы – еще в черте города или за ним, но сквозь прутья мало что можно рассмотреть, а дальнейший обзор закрывают юрты. Ладно, разберемся по ходу дела. Сейчас важно понять, что будет с нами дальше.

От группы мужчин отделяется один из них, подходит к котлу над огнем, заостренной палочкой выуживает оттуда пару дымящихся кусков мяса и направляется к нам. Я вижу, что это тот самый лысый, с которым мы схлестнулись недавно. Он подходит к нашим клеткам, смотрит некоторое время, а потом ухмыляется и кидает куски обжигающего мяса прямо на землю к нашим ногам, как собакам.

– Тварь! – шипит Данилов и бросается на прутья, натужно заскрипевшие под его напором. Лысый улыбается еще шире, затем делает характерный жест ладонью, проведя ей по горлу, и удаляется.

– Мы им что, шавки какие-то? – Иван разъярен и стучит кулаками по своей клетке.

– Поумерь пыл и ешь, – говорю я. – Не в том мы пока положении, чтобы думать о гордости. Береги силы. Придет время, когда они ответят за все.

Смеркается. На землю опускаются клочья тумана, смешиваясь с сумерками и скрывая от нас детали. Издалека доносится шум, там определенно происходит невидимое нашему глазу веселье: орут мужчины, раздаются глухие звуки – очевидно, стучат в барабаны, слышен топот десятков ног.

Когда становится совсем темно, перед клеткой вырастают трое степных.

– Ты, – указывает один из них кривоватым пальцем, – с нами пойдешь.

Так-так, близится кульминация, скоро мы все узнаем.

Меня со всей осторожностью и под неусыпным контролем охраны выводят из клетки, и я с удовольствием потягиваюсь, разминая плечи.

– Даже не думай, – говорит мне степной, – убьем на месте.

Наконечник копья упирается мне между лопаток, подгоняя.

– Следуй за мной, – степной разворачивается и шагает к проходу между двумя юртами, остальные два бойца пристраиваются сзади. Я смотрю на Данилова, тот стоит, обхватив прутья клетки руками с побелевшими от напряжения костяшками пальцев, и растерянно провожает меня взглядом.

Идем недолго – сразу за юртами я вижу площадку, окруженную воткнутыми в землю факелами. Вокруг беснуется толпа: женщины и мужчины. Последних явно больше. Они двигаются в причудливом танце, задирают лица кверху, выкрикивая непонятные слова, потрясают в воздухе оружием, улюлюкают и всячески неистовствуют.

Мы подходим к утрамбованной площадке, и я замечаю, что она огорожена кольями, заостренными сверху и направленными внутрь. Степные подтаскивают к краю раздвижную лестницу, пинками и тычками загоняют меня на нее. Я понимаю, им нужно, чтобы я забрался внутрь этого огороженного круга, ярко освещенного огнем факелов. Спрыгиваю с лестницы на землю, немного присыпанную песком, и оказываюсь внутри ринга. Дураку понятно, к чему все ведет. Остается лишь надеяться, что моим противником окажется человек, а не зверь. Но когда он показывается, понимаю, что уж лучше бы встретился со зверем.

Напротив меня встает настоящий монстр, почти в полтора раза крупнее меня. В каком питомнике вывели эту махину? Мощный торс степного блестит, смазанный жиром. На нем короткие шорты, подвязанные веревкой, лоб стягивает кожаная повязка, а длинные волосы заплетены в тоненькие косички с разноцветными шнурками. Лицо выкрашено в красно-желтые цвета, на подбородке – жиденькая бороденка. Боец глядит исподлобья, похрустывает пальцами.

Ревет толпа, стягиваясь ближе к рингу, в деревянных кружках плещется брага, в отдалении лают волколаки, встревоженные шумом.

– Да начнется бой! – орет, надрываясь, один из мужчин, будто постъядерный Майкл, мать его, Баффер, со своей коронной фразой: «Приготовьтесь к драке»[7]. – Бой чемпиона Молоша против чужеземной собаки!

Слова тонут в реве сотен глоток. Мне неприятно наблюдать эту дикую вакханалию и пляски, слышать этот ор, а в душе растет злость. Это не моя битва, меня просто поставили в эти условия, вынудили их принять без права выбора. В людях вокруг я вижу жажду крови, жажду чужой смерти, желание видеть, как на их глазах растерзают очередную жертву. Я для них – котенок, подкинутый в логово кровожадного зверя.

– Я тебя порву, – выплевывает Молош мне в лицо, когда мы перед началом боя сходимся друг с другом. В его глазах я читаю желание убивать. И калейдоскоп событий начинает вращаться с сумасшедшей скоростью.

Молош сразу же бросается в бой. Еле успеваю увернуться от хука справа, кулак со свистом проносится в нескольких сантиметрах от моего лица. Второй удар приходится вскользь, костяшки чиркают по моей щеке, но даже это касание неприятно. Чувствую, что один-единственный точный удар Молоша сразу свалит меня с ног, а еще нужно помнить, что нельзя прижиматься близко к кольям – места для маневра будет меньше, да и напороться на острие совсем не хочется. С другой стороны, я немного быстрее. Главное – не подставляться под прямой удар и избегать захвата этих чудовищных лап. Особенно последнее, иначе мне крышка. Сломает, как спичку.

Выбрасываю вперед левую руку – наношу джеб с приседом. Удар достигает цели, но ожидаемого эффекта не наблюдается – мой кулак отскакивает от пресса здоровяка, как резиновый мяч от паркета. Ладно, попробуем иначе. Ныряю под руку Молоша и бью снизу в челюсть, но он не дает мне продолжить – своими длинными ручищами отбрасывает меня чуть не на колья. А пока я восстанавливаю равновесие, степной уже приходит в себя и снова с рычанием бросается на меня. Да, староват я уже для таких боев, особенно после непростого дня за плечами. А толпа вокруг ринга шумит, подгоняет своего чемпиона, требует крови. В глазах мелькают отсветы факелов, поднятые вверх руки, искаженные лица – степные пребывают в экстазе.

В очередной раз уворачиваюсь от волосатых лап соперника, попутно безрезультатно тыча его кулаком в печень. Молош даже не замечает моих стараний. Интересно, насколько меня еще хватит? Тут же кулак-кувалда летит мне в голову, и я изо всех сил бросаю тело в сторону. Уклониться совсем не получается – удар приходится в плечо, меня разворачивает, и я хватаюсь за кол, чтобы не упасть. По распоротой ладони течет кровь, но я этого не замечаю, все внимание сконцентрировано на этих загребущих руках, несущих смерть. Немного выжидаю, а затем молниеносно провожу атаку – отталкиваюсь ногами от земли и бью слева через правую руку противника прямиком в нос. Получается не очень сильный кросс, но он немного встряхивает Молоша, тот моментально закрывается, позволяя и мне чуть-чуть передохнуть.

Мало, чертовски мало ударов. Реакция меня подводит, я уже едва держусь на ногах от усталости. Эта изматывающая борьба и постоянное движение на ринге дают мне немного шансов. Решаю попробовать атаковать первым и пинаю этого зверя в голень. Молош отдергивает ногу, видно, на этот раз я его прилично достал. Может, стоит переключиться на работу ногами? На миг задумываюсь и тут же пропускаю мощный удар в корпус, после которого оказываюсь на земле. Все-таки я успел его смягчить блоком, но от этого мое положение не многим более завидное.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org