Пользовательский поиск

Книга Летящий вдаль. Содержание - Глава 16. Красный Яр

Кол-во голосов: 0

Погрузившись в свои мысли, я не сразу замечаю две фигуры, вынырнувшие из мрака, но удивленный возглас Данилова возвращает меня в реальность. Я подскакиваю и вижу, как Иван с кем-то оживленно шепчется. Силюсь разглядеть, кто это там. Ба, да это же дочь Чучельника! А что это за парень рядом с ней, и откуда его знает Данилов?

Тем временем, Иван уже на воле, обнимает парня, освободившего его, жмет руку девушке, которая испуганно пятится – дикарка явно опасается, не припомнит ли Данилов гостеприимство ее батюшки. Но Ивану сейчас не до этого.

К клетке подскакивает наш спаситель, и я вижу, что он юн, еще моложе погибшего Миши.

– Николай, – серьезно представляется мне парень и тянет свою худую руку сквозь прутья клетки. – А это, – он кивает на дочь Чучельника, – Анита.

– Знакомы, – бурчу я. – Неужто вызволять нас пришли?

Вместо ответа Коля начинает возиться с замком. Тот не сразу ему поддается, но, наконец, с глухим щелчком механизм уступает настырным действиям юнца. Дверь распахивается. Я тут же выскакиваю на волю и с наслаждением потягиваюсь. Свобода! Сразу же поднимается настроение, но надо еще выбраться отсюда незамеченными.

– Идите за мной, – тихо говорит Коля, бросая опасливые взгляды на тлеющий костер вдали. – Анита напоила охрану сонным отваром, и они все вырубились, но неизвестно, как долго будет действовать зелье.

Мы ныряем в лабиринт палаток. Двигаемся осторожно, боясь зацепиться за многочисленные веревки и колышки и выдать себя. В палатках-то спят не опоенные зельем. Мне кажется, что мы двигаемся слишком громко, и из палаток вот-вот покажутся вооруженные до зубов степные. Каждый раз с замиранием сердца слышу, как скрипит ветка под ногами, или кто-то из нас задевает какую-то жестянку, но нам пока отчаянно везет.

Лес палаток кончается внезапно. Вдали я вижу контуры покосившейся автозаправки и ряд скособоченных гаражей. Скорее всего, мы где-то на окраине города. Тем лучше – если успеем добраться до каменных джунглей, шанс скрыться или затеряться там больше, чем в открытой степи.

Только мы готовимся нырнуть в заросли кустов, как оттуда вдруг вываливается наш знакомец лысый, на ходу подтягивая штаны. Явно поддатый (от него изрядно несет хмельным душком), но на ногах держится, пусть они и заплетаются. Завидев нас, степной на миг замирает, а потом удивление на его лице быстро сменяется ненавистью и злобой. Он уже открывает рот, готовясь заорать, но я успеваю первым – быстро шагаю навстречу и мощным апперкотом ломаю лысому нижнюю челюсть. Слышен противный хруст, и степной падает у наших ног.

– Готов! – констатирует Данилов, наклонившись над лысым и проверяя пульс. – Быстро сработал.

– Уходим! – шепчет Коля, и мы исчезаем за кустами.

Благополучно минуем дозорных и направляемся мимо разваленных складских помещений и цехов в глубь города. Я, наконец, понимаю, где мы. Перед нами – территория бывшего Волгодонского мясокомбината и прочих более мелких предприятий.

По пути проясняется, откуда взялись наши спасители. Этот парень, шагавший сейчас с нами, был тем самым лучшим другом Миши, про которого тот мне рассказывал. Только вот не умер он тогда от лихорадки. Их со старшим товарищем, Игорем Владимировичем, нашли степные и вытащили парня буквально с того света, когда у него уже остановилось сердце. Как им это удалось, Коля не знает – туманные объяснения степных он не понял. Говорят, можно вернуть к жизни, если сердце стоит не более пяти минут. По счастливой вселенской случайности прошло примерно столько же, с тех пор как Данилов увел рыдающего Мишу в дебри леса, оставив Игоря Владимировича и Кольку на лесной поляне и пообещав вернуться позже, чтобы похоронить их по-человечески. Как известно, обстоятельства ему тогда не позволили.

Отвары из трав степных и молодой организм парня сделали свое дело – вот он Коля, живет и здравствует. А вот пожилому Игорю Владимировичу не повезло.

С Анитой Николай познакомился тут же, у степных. Девушка часто наведывалась в становище – продать местным травки и грибочки, растущие на свалке. Ее (не без основания) считали чудаковатой местной юродивой и не препятствовали. Коля и Анита как-то сразу потянулись друг к другу – два одиночества объединились, заполнили пустую нишу в душе.

Коля видел, как нас с Даниловым притащили в становище, но не стал себя раскрывать, а все это время наблюдал, выжидая, пока не подвернулась возможность действовать наверняка. Здорово помогла и Анита – напоила охранников, тем самым облегчив наш побег.

Вот такую историю рассказывает нам Колька, пока мы идем по пыльной, почти заросшей тропке, а по ногам нас хлещут ветки низеньких кустарников. Где-то вдали ухают совы или похожие на них создания, иногда подвывает голодный волколак, а на все это действо сверху взирает бледно-желтая молчаливая луна.

– А что же Миша? – вдруг спрашивает Коля, опомнившись. – Как он? Где?

Данилов лишь молча кладет парню руку на плечо и крепко стискивает – все понятно без слов. Колька нервно кусает губы и стискивает кулаки.

– Я думал, вы все погибли, – бормочет он, – и я остался один. В мыслях уже смирился с вашей утратой. Но он навсегда останется моим лучшим другом!

Дальше бредем в гнетущем молчании. Погони пока не слышно, ночные звери тоже не докучают. Но хватает и внутреннего зверя, который скребет сейчас на душе у каждого.

Добираемся до железки, и Коля решительно останавливается.

– Дальше идите сами, а нам с Анитой пора возвращаться.

– Возвращаться?! – Данилов явно обескуражен. – В логово этих зверей?! Думаешь, они простят вам то, что вы сделали?

– А как они докажут? Нас же никто не видел. Подумают, что все напились, и в общем бардаке пленники сбежали.

– Но зачем тебе туда? Мы можем вернуться к нормальным людям!

– Они стали моей семьей, – глядя ему в глаза говорит Коля, – они вытащили меня с того света и были рядом, пока я поправлялся. Они дали мне вторую жизнь и приютили меня. Там сейчас – мой дом.

Несколько мгновений они с Даниловым неотрывно смотрят друг друга, а затем Иван вздыхает. Он благодарит парня и его спутницу, я также крепко пожимаю Кольке руку.

– Спасибо, – говорю я. – Сочтемся. Кто знает, куда свернут наши пути? Может, и пересекутся еще.

Николай серьезно кивает, и они исчезают в предрассветном мраке. Мы стоим у железнодорожного полотна и смотрим им вслед.

– Хороший парень, – задумчиво произносит Иван. – У него все получится.

Восток уже слегка розовеет. Впереди проявляются в темноте контуры низеньких домов Красного Яра.

Глава 16

Красный Яр

Ставка казаков

Станица Красный Яр еще на моей памяти стала одним из микрорайонов города. Невысокие дома частного сектора имели выход на Сухо-Соленовский залив – ту его часть, что располагалась по другую сторону моста.

Она и сейчас мало изменилась, разве что постарела и обветшала, но в предрассветном сумраке разруха не так бросается в глаза. Все так же стоят домишки, во дворах прикорнули автомобили, и сейчас не видно, что они насквозь ржавые, а стекла почти у всех выбиты.

– Где же почетный эскорт? – еле слышно говорю я. – Почему нас не встретили и не сопровождают?

Мы ступаем по мягкой податливой траве – идти приятно, как по толстому ковру. Под ногами снуют маленькие ящерки, безобидные и пугливые, бросающиеся врассыпную при каждом шаге. Натруженное тело гудит – пара часов сна в клетке не придали ему бодрости, не восстановили силы как следует.

Мы подходим к первому ряду домов – пустых и заброшенных, с торчащими балками, прохудившимися крышами. Попадаются и выгоревшие дотла, с закопченными кирпичными стенами, и вросшие в землю. Возможно, это последствия прошлых столкновений с казаками каких-нибудь недругов – то ли степные постарались, то ли старогородцы. На первом доме я еще вижу сохранившуюся табличку – «Рассветный переулок». Поэтичное название, красивое.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org