Пользовательский поиск

Книга Летящий вдаль. Содержание - Глава 5. Смена власти

Кол-во голосов: 0

Я не стал задавать вопросы – не та ситуация. В ее тяжелом взгляде было что-то такое, что заставило меня убираться оттуда поскорее. Это не страх, нет. Стыд, сожаление, раскаяние? Не знаю. Я сразу поверил, что она не выстрелит в спину. Но те несколько секунд, за которые я спускался с крыльца дома, показались мне вечностью. А она все смотрела в окно, как я шел через двор, как на той стороне улицы заводил байк. И весь путь обратно до Москвы этот взгляд жег мне спину.

Сычу я сказал, что задание выполнено. Знал, конечно, что обман раскроется, но не думал, что это так скоро произойдет. Я уже тогда подумывал, чтобы уйти из клана Теней и стать вольным наемником.

– Значит, после этого случая ты и ушел от рейдеров?

– Нет. Было еще кое-что, – я непроизвольно стискиваю кулаки. – Была в клане одна девушка, Кристина, работала у них на кухне. Ребенка от кого-то залетного имела, дочку-трехлетку. Нравилась она мне, и Сыч об этом знал. Вот он и сыграл на моей слабости. Авторитет в клане важнее всего, он зарабатывается годами, а потерять можно в один миг. И Сыч поступил жестко. – Я морщу лоб, припоминания события трехлетней давности. – Не успел я немного. Наказал он меня. Ударил в спину. Не пожалел ни Кристину, ни ее ребенка. Я здорово разнес их убежище тогда, и тех, кто встал на пути, прикончил без тени жалости. Даже женщин. У меня было одно желание – отомстить. С тех пор рейдеры и охотятся на меня.

Я замолкаю. Данилов сочувственно кивает.

– Вот и решай теперь, кто я. Я не боюсь смерти, но предпочитаю держаться за жизнь покрепче. Не в моем характере опускать руки. Я борюсь. Просто так – за моей спиной никого нет. Так легче жить.

Пол и стена приятно холодят тело, боль немного отступила, да и привык я к ней. Она – спутник моей жизни, полной опасностей. Задумываюсь: неужели я исчерпал свой запас везения? Конечно, все в жизни имеет конец. Рано или поздно этот день должен наступить.

– Ладно, – хмыкаю я, – харэ тебя грузить. Особенно если учесть, что жить нам, похоже, осталось…

Немного молчим, а потом я вдруг неожиданно добавляю:

– Эх, все бы отдал, чтобы перед смертью еще разок прокатиться на своем байке! Разогнаться до предела по шоссе, свободном от автомобилей, умчать в закат, и чтобы встречный ветер трепал меня, распахивал косуху, хлестал по лицу, свистел в ушах. Чтобы слиться с ним, самому стать им. Раствориться без остатка в окружающей действительности…

* * *

– Соскучились? Вижу, что да. Не терпится продолжить? – Сильвестр криво улыбается, глядя на нас. – Уж извините, по делам пришлось отлучиться. Ну что, разомнемся?

– А ты нас развяжи, тогда и разомнем тебя, как следует, – предлагаю я.

Улыбка Сильвестра становится шире.

– С тебя-то, шутника, я и начну. С какой руки предпочитаешь начать, правой или левой? – мужичок гремит инструментами, перебирает, явно смакуя момент.

– Начинай с любой. При условии, что оставшейся я откручу твою головенку!

Сказанное мною Сильвестру явно не нравится. Он медленно подгребает ко мне и пинает мыском ботинка прямо в висок. Удар получается не особо сильным, но крайне неприятным – на несколько секунд в глазах темнеет, я шиплю сквозь зубы, поминая всю родню садиста до третьего колена. Трясу головой и слышу, как тихонько скрипит дверь, кто-то шепчется, потом раздается удивленный возглас Данилова и какая-то возня.

Понемногу мрак перед глазами рассеивается, и я вижу удивительную картину. У двери стоит трясущийся Корниенко и сжимает в руках длинный окровавленный нож, с которого тягуче, капля за каплей, падает на кафельный пол кровь. У его ног скрючился гроза пыточной – Сильвестр, непонимающими стеклянными глазами уставившись вверх. Изо рта его стекает струйка крови, а одна рука бессильно тянется к спине. Удара сзади он явно не ожидал.

Но каков Корниенко! Кто бы ожидал подобного поступка от такого мышонка? Он сейчас суетится и, поторапливаемый Даниловым, режет на нем путы. После Ивана приходит и мой черед. Корниенко пыхтит, торопится, оставляя порезы на коже, пилит неподатливую веревку. Вот и я свободен, помогаю нежданному спасителю справиться с узлами на ногах и, наконец, встаю на ноги, разминая затекшие конечности. Тело болит, похрустывают суставы, но это пьянящее ощущение свободы ни с чем не сравнимо! Меня наполняет адреналин – надо действовать!

– Ты молодец. Спасибо! – я киваю Корниенко.

– Мы не забудем, – добавляет Данилов.

– Р-разберитесь с ним, – парень недвусмысленно намекает на Веденеева, – он у себя. Иначе мне конец! Я так больше не могу, – Корниенко чуть не рыдает.

Я кладу руку ему на плечо.

– Все сделаем, как надо, не волнуйся.

Довел парня, Андрей Павлович! Ты сам вырастил его, издевался над ним так, что он не выдержал и нанес удар. Власть начинает гнить с головы. Веденеев, ты ведь этого бедолагу и за человека не считал. Мне хватило нескольких минут, чтобы это понять. Как трясся Корниенко под твоим тяжелым взглядом…

Я подхватываю нож из ослабевших пальцев Корниенко. Пробую острие – туповат, но сойдет и такой. Все лучше, чем с голыми руками.

– Пошли?

Данилов молча кивает.

Сделав первый шаг, я закусываю губу – очень болят ребра, почкам и печени тоже здорово досталось, но двигаться более-менее сносно можно.

Ну, держись, Веденеев, я иду к тебе!

Глава 5

Смена власти

Станция Печатники

В коридоре душно. Мы с Даниловым крадемся к кабинету ничего не подозревающего Веденеева. План у нас простой – ворваться и покончить с тучным Главой Конфедерации быстрее, чем он поднимет тревогу. Мы не знаем ни сколько охраны внутри, ни вообще там ли находится Веденеев в данный момент. В любой миг могут появиться преданные Веденееву люди и открыть огонь на поражение, тогда в узком коридоре у нас не будет никаких шансов. Но мы хотя бы умрем свободными, не связанными по рукам и ногам, не скулящими от жутких пыток Сильвестра. Приятно осознавать, что наша судьба пока еще в наших руках.

– Здесь, – рука Данилова показывает на грязную деревянную дверь. Слышно, как по другую сторону от нее кто-то тихо бубнит. Похоже, у Веденеева гости. Ах да, он же упоминал какого-то Бормана…

– Может, я сгоняю за другими сталкерами? – спрашивает Данилов.

– Боюсь, нет времени. Готов?

Иван кивает. На его бледном лице проступают красные пятна.

– Тогда вперед! Со щитом или на щите!

Пинком ноги я открываю дверь, она сильно хлопает, чуть не слетев с петель. В кабинете Веденеева сидят двое мужчин, но самого Главы Конфедерации нет. Вот непруха! Мужчины вскакивают на ноги, выхватывая оружие. Против одного нашего ножа на двоих у них целый арсенал.

Лысый одноглазый мужик, очевидно, лидер, вскидывает брови:

– Данилов? А мне Веденеев только балакал, что сгинул ты наверху. Чё за шняга?

– Веденеев – крыса, Борман, – хмурится Данилов. – Не понимаю, как ты с ним только дела ведешь? Если даже в такой малости тебя дурит, то что уж говорить про бизнес?

Насупившийся Борман кидает взгляд на своего товарища. Тот возвышается над всеми нами, этакая волосатая гора мускулов и жира. В нем чувствуется прямо-таки первобытная сила, позволяющая, если потребуется, разорвать человека пополам.

– Джабба, чё за дела творятся в этом убогом королевстве? Мертвые воскресают, начальник воду мутит. Непорядок!

Джабба, кивает. Видно, что природа наделила его недюжинной силой, но лишила острого ума, и он искренне радуется вниманию хозяина, как собачонка.

– Мне с ними что делать? – его толстый палец с черным, обкусанным ногтем почти упирается мне в грудь. Здоровяк хищно улыбается, маленькие глазки на его широком лице светятся злобой. Чувствуется, мужик стосковался по доброй драке.

Инстинктивно отступаю на шаг назад, хоть это и бесполезно под дулом пистолета.

– Остынь! – останавливает подручного Борман. – Дождемся начальника. Вы садитесь-садитесь, в ногах правды нет, – мужчина скалит щербатые зубы, проявляя радушие, хотя сам на этой станции гость. – Ждать недолго, скоро все выяснится. Смотрю, сталкеры на Печатниках нынче не в чести? – он явно обратил внимание на наши опухшие лица с синяками, ссадинами и рассечениями.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org