Пользовательский поиск

Книга Нити Ариадны [litres]. Содержание - Глава 11. Институт Склифосовского

Кол-во голосов: 0

Я понимающе кивнул и взглянул девушке прямо в глаза.

– Память в сердце, а не в вещах. И без карабина, поверь мне, ты не станешь помнить брата хуже. Зато вырученные патроны тебе жизнь спасут и помогут всем нам домой добраться. Разве Александр этого не хотел бы?

Мария тяжело вздохнула, закрыла глаза и сидела так несколько секунд. Затем снова взглянула на меня.

– Ладно, – нехотя произнесла она. – Все равно я из него стрелять не умею, а у вас оружие уже есть…

– Ну нафиг! – прорычал Бах и демонстративно улегся спать, отвернувшись к стенке.

Ой, да хоть череп о пол разбей, все равно меня не остановишь… Подхватив СКС, я обратил внимание на Петрова. Паренек сидел съежившись и бросал жалостливые взгляды то на меня, то на Марию. Ну вот, теперь думает, что сдрейфил. Но почему только после слов Марии? Неужели?… В памяти всплыло воспоминание разговора по душам на Савеловской. Ну конечно! Молодая, горячая кровь, а тут такая симпатичная девчонка рядом… Бедняга влюбился, да еще и меня ревнует к ней.

– Зря ты так, – усмехнулся я, обращаясь к Васе. – Твои подозрения насчет меня совершенно беспочвенны.

И, ощущая на себе удивленные взгляды парня и девушки, вышел на платформу. Петров, хоть и молод, но не глуп, и правильно поймет мои слова. Надеюсь, что от ревности он избавлен. Что же касается любви – этот вопрос словами не решишь. Только расставание при возвращении расставит все точки над «е». Эх, а мне и самому жалко будет расставаться с девушкой. Больно уж хороша…

– Что-то ищем? – Перепелкин материализовался словно из ниоткуда.

– Нужно кое-что продать, сказал я.

– А, – понимающе сказал офицер, взглянув на карабин. – Смотрите, вон тот барыга, патлатый такой. У него самые лучшие цены. Идите сразу к нему, не обращайте внимания на зазывал.

Я недоверчиво глянул на Петра Ивановича, но тот обезоруживающе улыбнулся и произнес:

– Никакого обмана. Я знаю, вам пульки еще пригодятся завтра. Так что запаситесь ими впрок.

Поблагодарив офицера, я направился к лоткам. Странно даже, Перепелкин сказал точь-в-точь, как комендант Савеловской. Интересное совпадение. И тут я едва не подскочил. А совпадение ли? Почему оказались разряжены батарейки? И почему это Сорокин сегодня потчевал нас похлебкой и смотрел, будто извиняясь? Неужто он оказался замешан в том, что мы теперь по уши в долгах у Ганзы? Вот ведь сукины дети!

Ладно, ничего уже не изменишь. Выбросив из головы все мысли о произошедшем, я зашагал среди столов-прилавков. Указанный Перепелкиным продавец долго и придирчиво осматривал СКС, вздыхал, цокал языком и, наконец, предложил цену в двести патронов. Я поторговался и, в конце концов, я получил в руки двести тридцать «пятерок». Но это было только пол-дела – пришлось еще искать других продавцов, чтобы обменять «пятерку» на «девятку». Причем для «Багиры» и для «Глока» нужна была разная «девятка»…

На все это у меня ушло больше часа. Вернувшись в палатку, я застал своих спутников спящими. Лишь Мария, задумавшись, все так же сидела своем углу. При виде меня девушка подняла голову и, улыбнувшись, подмигнула. Господи, какая чудная у нее улыбка. Как жаль, что нам рано или поздно придется распрощаться…

– Ложись спать, – велел я. – Я постою на часах, – и, чуть помедлив, добавил: – готовься. Завтра предстоит тяжелый денек.

Глава 11. Институт Склифосовского

Ночь прошла без происшествий. На какое-то время я даже провалился в сон полностью. Передо мной вновь предстала цветущая столица, полная кипучей жизни. А самое главное – мой дом был цел-целехонек, и я снова мог наслаждаться до боли знакомой обстановкой квартиры и все еще не забытыми лицами родителей. Но потом меня кто-то начал трясти, и пришлось вернуться в этот мир. Проснувшись, я поначалу не мог понять, почему вокруг меня брезентовые стены, и лежу я не на своем раскладном диване, а на старом матрасе прямо на гранитном полу.

– Сколько времени? – осипшим голосом спросил я.

– Почти пять утра, – ответил Бах. И почему-то добавил: – первый поезд придет минут через двадцать.

– Дрезина, – пояснила Мария в ответ на мой удивленный взгляд. – Нам об этом сказал хозяин палатки. Он приходил где-то полчаса назад.

– И еще сказал, что он нам выделял ее только до пяти часов, – добавил Вася. – И что мы либо проплачиваем еще сутки, либо выметаемся к чертям.

– Отпад, – пробормотал я. – Ладно, где этот хозяин?

Арендатор нашелся неподалеку – маленький сухонький человечек лет пятидесяти с морщинистым лицом и прищуренными колючими глазками. Увидев нас, он громко начал требовать плату высоким скрипучим голосом. Над старичком можно было бы посмеяться, если бы не два бугая в серой форме, стоявшие рядом с ним. Да и цена, которую назвал владелец «мотеля», была совсем не смешной – по три патрона с носа. Я бы не дал ему столько, даже будь у нас горы боеприпасов. Поторговавшись несколько минут с этим скупердяем, я понял, что цену он не собьет и предложил ему альтернативу – еду вместо патронов. Старичок пожевал губами, но все же согласился на несколько пакетов крупы.

– А теперь проваливайте отсюда! – сказал он напоследок. – А то ходят тут с пушками, зыркают…

Да уж, очень гостеприимная эта Ганза! Лучшая община метро, безусловно…

На Новослободскую мы прошли без проблем. Очевидно, насчет нас уже было получено распоряжение свыше. Выделенная нам в сопровождение пара солдат быстро довела нас до уже стоявшей на путях двухвагонной дрезины. И тут нас поджидал новый сюрприз – стоящий возле «поезда» кондуктор потребовал плату за проезд – по патрону за человека. Деваться было некуда, у нас все же еды не так уж много! И я с неохотой отстегнул магазин АКСУ.

– Стоп! Они поедут бесплатно! – раздался вдруг знакомый голос.

Обернувшись, я увидел Петра Перепелкина. Тот сумел незаметно подойти и встать совсем рядом. Кондуктор что-то недовольно промычал, но отошел в сторону, приглашая нас занять места в дрезине.

– Поберегите патроны, – улыбнувшись, произнес Перепелкин. – И удачного вам похода!

– Спасибо, – буркнул я в унисон с Василием и отвернулся.

Почему-то именно эта улыбающаяся офицерская рожа окончательно испортила мне настроение. Может, потому что это наигранно вежливое поведение было чересчур уж подозрительным и обманчивым? Ох, как же я хочу уметь читать чужие мысли!

Дрезина постояла еще минут десять. За это время в нее села еще пара человек, глядящих на нас как баран на новые ворота. А потом по платформе раздался слаженный топот сапог и явилось около дюжины солдат в серой форме. Они полностью заняли вторую платформу-вагон. Кондуктор тут же заскочил в поезд, и мы тронулись. Похоже, машинист только этих людей и ждал.

А что, это даже интересно. Я еще юнцом мечтал прокатиться на такой дрезине по метро. Хоть какая-то мечта сбылась, хоть когда-то… Скорость, правда, не ахти по сравнению с метропоездами, но антураж интересный – открытые вагоны-платформы с бортиками до пояса в лучшем случае, грубо сколоченные деревянные скамейки, ворчание двигателя и слегка раздражающий скрип стальных колес… Кто знает, удастся ли еще раз прокатиться на таком?

Мои товарищи тоже не остались равнодушны. Василий так вообще ехал с открытым ртом, будто попал как минимум в «Полярный экспресс». Мария то и дело улыбалась от восхищения. А я тихонько восторгался самой девушкой, которая с этими ямочками на щечках и каким-то особым выражением в глазах была настолько очаровательна, что мне стоило больших усилий отрывать от нее взгляд… И только один Бах ехал с уныло-каменным лицом. Но по его тяжелым вздохам, время от времени вырывающимся из груди, я понял, что бородачу сильно не по себе. Так, молча, каждый со своими мыслями, добрались до Проспекта Мира.

Как я и думал, взвод ганзейских солдат ехал до этой же станции. Они сошли даже не вместе с нами, а перед нами, тут же обступив дрезину полукольцом и взяв на мушку наш небольшой отряд.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org