Пользовательский поиск

Книга Нити Ариадны [litres]. Содержание - Глава 9. Савеловская

Кол-во голосов: 0

– Пошли, – я потянул девушку за руку, одновременно схватив за плечо безмолвно и неотрывно глядящего на труп Василия. – Бах прав. Мы все можем остаться здесь. Нам придется уйти.

Прошептав что-то одними губами, Петров поднялся с Сашиным карабином на плече. Второй рукой он вцепился в предплечье Марии. Молодец паренек. Соображает…

Девушка, наконец, сдалась. Пробормотав вполголоса «Прощай!», развернулась и бегом ринулась прочь вслед за Бахом. Наш отряд изо всех сил мчался по туннелю. Дальше от этой проклятой Тимирязевской. Дальше от ее обитателей, все же доставших напоследок своих недругов.

Глава 9. Савеловская

– Замрите! Оружие на рельсы! Живо!

Снова слепящий свет прожекторов. Как же он мне надоел! Даже больше, чем грубые окрики и весьма негостеприимные встречи. Впрочем, сейчас я был согласен на что угодно – лишь бы не стреляли…

Все еще щурясь, я снял автомат с шеи и бросил на пол. Через пару мгновений туда же полетел пистолет. Следом раздался еще один «звяк», – кажется, Бах тоже расстался с «Калашом».

– А вы двое, что, рыжие?! – послышался крик с блокпоста, – а ну, шевелитесь! Или вам горячих пирожков выдать для ускорения? Это мы могем!

Кажется, это адресовано Васе и Марии…

– Приглушите свет чуток! – крикнул я как можно громче. – Сейчас все уладим!

Несколько томительных секунд ожидания. Затем стало чуть темнее. Я завертел головой по сторонам. В поле зрения попал Петров, стоящий в полной растерянности с «Багирой» в руке.

– Брось, живо – велел я. – У нас нет выбора, слышишь?

Юноша крепко сжал зубы, недовольно выдохнул воздух из ноздрей, но все же послушался приказа. Мария же словно вообще выпала из этого мира – застыла, как статуя, и не реагировала ни на свет, ни на голос. Ее пистолет так и остался в кобуре. Нахмурившись, я сам вытащил «Скиф» и кинул на шпалы рядом с автоматами. Карабин пришлось буквально вырывать из рук девушки.

– Ножи и гранаты тоже! Быстрее, мать вашу!

Пришлось разоружаться до конца. И только после того, как последний клинок был брошен наземь, раздался топот сапог. Из-за перегораживающих туннель мешков с песком показалось несколько людей.

– Ну, совсем охренели, сатанюги, – не сказал, а выплюнул слова маленький худой человечек со скривившимся от презрения лицом. – Бегают тут с пушками наперевес. Дмитровскую оттяпали, еще и сюда суетесь. Мрази долбанутые…

– Эй, остынь, друг! – я вскинул ладонь вверх. – Мы даже близко не сатанисты.

– Да-а-а? – абориген остановился прямо напротив меня и уставился в лицо, что смотрелось комично – рост у охранника едва достигал метра шестидесяти, и тот смотрел снизу вверх. Еще больше смешили черные маслянистые глазки из-под грязных черных волос и трясущиеся от нервоза пухлые губы дерзкого мужичонки.

– Там, на севере, никого нет, кроме ратманов и сатанюг! – заявил коротышка. – На крысов, вроде, не смахиваете. Да и не уходят они так далеко от своих нор. Значит, с Тимирязевской.

– Мы вообще не с этой ветки! – воскликнул я.

– Документы! – рявкнул савеловец.

– Какие еще документы? – вопрос поверг меня в ступор.

– Удостоверения личности! Кто, откуда, зачем приперлись?!

– Нету ничего, – растерянно пробормотал я. – До этого никто не спрашивал…

Лицо человечка расплылось в довольной щербатой улыбке. Но она тут же исчезла, и он вдруг повернулся к Баху.

– Что ты сказал? – воскликнул он, тыча пальцем в грудь бородачу.

– В жопе своей поищи бумаги, говорю, – пояснил солдат.

– Ах ты сука! – взвизгнул коротышка и с размаху треснул Баха кулаком в грудь.

Тот даже не поморщился, зато ответил таким смачным хуком, что наглый мужичок кубарем полетел на пол. Бородач не остановился на этом, а резко бросился к двум охранникам, нацелившим на него автоматы. Мгновенно оказавшись возле них, он ударил одного из савеловцев в живот и, когда охранник обмяк от удара, схватил и заслонился, словно щитом, от второго. Аборигену ничего не оставалось, как броситься врукопашную.

Я тоже времени не терял – вмиг подскочил к еще одному охраннику и, вцепившись в приклад его автомата, резко рванул на себя, затем пнул противника в колено. Ни в коем случае нельзя дать им схватиться за оружие! Краем глаза я заметил, как Василий, заслонив собой все еще находящуюся в оцепенении Марию, приготовился к бою. Только не с кем было – пятый охранник, совсем еще молодой парень, стоял с грудой поднятых с пола автоматов и растерянно взирал на дерущихся.

– Отставить! – внезапно раздался властный мужской голос со стороны блокпоста.

В этом голосе звучала такая силища, что драка тут же прекратилась. Тут же показался и сам кричавший – пожилой мужчина с сильным волевым лицом и немного раскосыми глазами. Судя по выправке и походке – явно бывший военный. Сразу стало ясно, кто тут главный… Рядом с ним шагали еще два охранника.

– Устроили тут… – хмыкнул командир савеловцев. И внезапно вновь поднеся ко рту громкоговоритель, крикнул в него: – А ну, смирно!!! РА-ЗАЙ-ТИСЬ!!!

Против своей воли я отпустил уже вырванный у охранника автомат. Аборигены же отпустили Баха, на котором до этого висели двое. В том числе и мужичонка, из-за которого все началось. Я не без удовлетворения заметил, что бородач помят гораздо меньше, чем савеловские мужики.

– Чечетов! – обратился раскосый мужчина к зачинщику драки. – Ты совсем уехал! У тебя, я вижу, руки чешутся. Так я их тебе мазью специальной помажу. Ее полно в наших клозетах!

– Но Эдуард Алексеевич! – воскликнул чернявый коротышка, у которого под скулой на глазах наливался огромный синячище. – Эти вот смеют утверждать, что не сатанюги.

– А я смею утверждать, что ты идиот! – последовал ответ. – Взгляни на них! Разве это тимирязевцы?!

Действительно, только полный недоумок мог бы сейчас разглядеть в пришлых людях – грязных, оборванных, уставших, шокированных недавней перестрелкой – поклонников Дьявола. Но Чечетов, походу, сомневался. Потому что пробормотал:

– Может быть…

Мужчина с рупором подошел ко мне и бесцеремонно закатал рукав моей куртки.

– Видишь татушку? – снова обратился он к подчиненному.

– Нет… – тихо сказал коротышка.

– А сразу не дано было посмотреть? Придурок… – прорычал командир. – Врезал бы тебе хорошенько, но, смотрю, уже до меня постарались. Неделю чистишь сортиры! Мухин, Скороходов, проводите-ка его на новый пост!

Тяжело дышащие после схватки с Бахом охранники увели понурого Чечетова. Эдуард Валентинович же снова воззрился на нас.

– Документы! – отчеканил он.

– Не имеем, – ответил я.

– Так, все ясно, – вздохнул мужчина. – Следуйте за мной!

Приглашение было настойчивым и рассмотрению явно не подлежало. Наш отряд тут же оказался окружен несколькими автоматчиками. На лицах людей застыло напряженно-злобное выражение, да и оружие у них в руках говорило само за себя.

– Шевелитесь! – прикрикнул один из часовых и грубо пихнул Марию стволом «Калаша». Меня словно огнем обожгло. Да как они смеют? Мы что, скотина какая-то? Но возмутиться вслух я не успел – меня самого ткнули так, что я еле удержался на ногах. Так и погнали нас – толкая и пихая всех четверых. Хорошо хоть не пинали. Удивительно, но Бах на сей раз даже не пытался сопротивляться…

А блокпост у них здесь – просто загляденье. Кроме стандартных мешков с песком тут еще и огромные, с человеческий рост, бронированные стальные листы с амбразурами для стрельбы. И какая-то огромная труба, направленная в сторону туннеля. Я еще во время «обмена любезностями» с Чечетовым заприметил краем глаза это странное оружие. Но только вблизи, увидев притороченные к нему огромные канистры с бензином, понял, что же это такое на самом деле. Огнемет. Да что там, огнеметище! Так вот что имели в виду савеловцы, говоря: «горячие пирожки»… Мама моя!

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org