Пользовательский поиск

Книга Оскал фортуны. Содержание - Глава 13НОЧНОЙ ПРОРЫВ

Кол-во голосов: 0

– Сколько же мешков придется высыпать? – засомневался Ньюциген.

– Один. Ну максимум два, – обрадовал Тернадин. – Этого будет вполне достаточно для первой пробы и первых наблюдений.

– Так и сделаем, – решил Менгарец. – Немедленно приготовить два мешка соли!

На данном фрегате запас тоже оказался небольшим, поэтому приказ через вахтенных полетел к флагману, и уже оттуда матросы доставили минерал.

Но как раз в этот короткий период и состоялась массовая атака кашьюри на крайний фрегат. Хорошо, что марсовый и прочие наблюдатели предупредили криками о стремительно приближающихся тенях:

– Идут с невероятной скоростью! Еще больше ускоряются!

Теперь уже и с борта заметили туловища водяных монстров. Монах еще успел прошептать:

– Неужели они собрались таранить корабль?

В этот момент первые пятиметровые чудовища выскочили из воды, взвились торпедами вверх, до половины тела высовываясь из воды, и всей массой ударились брюхом о борт. Но не упали обратно в воду! А так и прилипли к доскам обшивки, цепляясь на них своими когтями и подтягиваясь еще выше. Некоторые даже выскочили так высоко, что передними лапами вцепились за верхние брусья бортов, которые возвышались над водой на добрых четыре метра.

Вот тут и началось настоящее сражение. Вначале Виктор отпрянул назад, только краем сознания замечая, как у него над головой в воду полетели «соленые подарочки». Потом сразу уловил жуткий и уже хорошо знакомый смрад и увидел прямо перед собой возвышающуюся над бортом пасть. При втором шаге назад на него стал падать двуручник, на который монах до момента атаки опирался. Ничего не оставалось, как попытаться приподнять его за рукоять, вырывая из палубы вонзившийся кончик. Огромная стальная полоса качнулась назад словно тяжеленный маятник, и чисто инстинктивно пришелец догадался, что удар может получиться, если дугу маятника крутануть и продолжить вращение лезвия до предела. Поэтому он качнулся вперед, меч взлетел высоко над головой, очередные полшага назад с прогибом туловища – и уродливая пасть разваливается от мощного удара надвое.

Радостный рев восторга и восхищения вырвался из глоток всех, кто увидел как сам великолепный удар его святости, так и его эффективность. В следующий момент некоторый ступор и растерянность остальных воинов сменились горячим энтузиазмом и желанием вот точно так же, собственноручно, рубать мерзкие и ненавистные создания. Воодушевление и азарт моментально смели порубанные туши кашьюри в воду. Поспешившим на позиции гарпунерам даже не пришлось использовать свое отравленное снаряжение. А вдоль борта теперь деловито прохаживались дионийцы, схватившие каждый по мешку доставленной соли, и щедро подсаливали горстями воду. Как ни странно, но во второй стадии сражения именно соль сыграла решающее значение. Начавшие было борьбу за тела себе подобных, кашьюри вдруг стремительно развернулись, бросая добычу, и устремились на глубину.

– А-а-а! Не нравится наше угощение! – тонким голоском восклицал Фериоль, потрясая старческим кулаком. А Тернадин с довольным видом апеллировал к Менгарцу:

– И ведь мы только два мешка высыпали! Может, и одного бы хватило.

Его святость выглядывал за борт и с некоторым недоумением бормотал:

– Теперь будем знать…

Хотя все время пытался рассмотреть в окровавленной мутной воде ту самую тушу с разрубленной надвое пастью. Ему до сих пор не верилось, что он одним-единственным ударом убил такого живучего и огромного хищника. Его сомнения и легкий транс от собственного поступка окружающие приняли за нечто другое. Теперь уже адмирал обращался к нему с гораздо большим уважением и предупредительностью. Одно дело много слышать о главном проповеднике Менгары, а другое дело лично увидеть его, совершающего геройский поступок. Сразу припомнились все сплетни, слухи и легенды об этом человеке.

– Э-э-э… твоя святость. Не стоит тебе лично лезть на первую линию сражения. Чем тогда воины будут заниматься. Да и вообще, пора ужинать.

Виктор оглянулся на обеспокоенного адмирала с удивлением:

– Да ладно тебе, Ньюциген, чего ты так официально вдруг начал со мной общаться? И не лез я никуда первым…

– Ага! С таким мечом только просеку в рядах врагов делать.

– Да, кстати, а откуда этот меч взялся на фрегате?

– Занимательный факт: один наш граф после осмотра строящегося корабля все оружие из своего замка пожертвовал. Так сказать, для экипировки и вооружения. Хотел и сам в бой идти, да слишком стар и немощен. А почему старпом этот меч из арсенала в общую кучу выложил, понятия не имею. Ведь им никто сражаться не сможет. Ну… кроме тебя, конечно.

В ответ на такие восхваления Виктор слегка покраснел, только мысленно восклицая: «Как же! «Сражателя» во мне увидели! Как я только себе ноги не отрубил вместе с сапогами да никого по бокам и сзади не зацепил. Чудеса, не иначе! А уж как попал куда надо, да еще и с такой силой… Словно всю жизнь только таким двуручником и рубился».

Он приподнял тяжеленное оружие и попытался лучше рассмотреть тускло поблескивающее лезвие:

– Однако! Как идеально заточены обе режущие кромки! О, а здесь что написано?

– Честно говоря, я этот меч только раз всего и видел мельком, – признался адмирал. Они вдвоем пытались теперь рассмотреть затейливую вязь древних письмен, которые располагались на лезвии ближе к рукояти. – Нет, непонятный язык…

– И я ничего понять не могу. – На какой-то момент Менгарцу показалось, что этот меч явно изготовлен по ультрасовременным технологиям развитых галактик. – Но откуда у вас в Гачи мог оказаться такой меч?

– Это надо у графа спрашивать. Но его родословная так далеко тянется, что, пожалуй, больше похожа на вымышленную. Может, у него в замке и еще чего подобное имеется, но я туда вхож не был.

– Понятно. Чем больше я узнаю, тем больше убеждаюсь, что ничего не знаю, – изрек Менгарец древнее высказывание и крикнул марсовому: – И что там видно?

– Ничего, ваша святость! Только мертвые туши постепенно опускаются на дно да вода становится светлей и прозрачней. Со стороны глубин – никакого движения!

– Тогда разделите людей на вахты, – этот приказ предназначался капитанам, – и ужинать. Затем продолжить погрузку продуктов, воды и фуража.

Глава 13

НОЧНОЙ ПРОРЫВ

При заходящих лучах солнца флотилия успела опять вернуться к месту расположения армии Союза Побережья. Сигнализация флажками стала невозможна, а факелами передавались лишь несколько общих сигналов. Но зато сам Менгарец теперь пожелал лично наведаться на берег. Прочный бот и несколько мешков соли в нем придавали его святости должную уверенность. Хотя и тыл он укрепил: все стоящие на рейде корабли были приведены в состояние наивысшей боевой готовности. Все-таки кашьюри – дело слишком серьезное. А уж тем более в темное время суток.

Пока доплывали к берегу, один из матросов довольно щедро посыпал воду перед тяжеловесным ботом солью. Может, монстры и спали по ночам, но лишняя предосторожность не помешает. Небольшой кавалерийский отряд, дежуривший на берегу, не слишком удивился появлению гостей, сразу предоставили запасных коней, и вскоре монах уже входил в королевский шатер, расположенный в центре устроенного по всем военным правилам лагеря. Видно было, что весть о прибытии Менгарца донеслась до монарха раньше, чем резвый, полный сил конь. Гром встречал его на пороге с распростертыми объятиями:

– Мне доложили о возвращении флотилии, но никак не ожидал увидеть тебя лично! Рад! Но не опасно ли такое плавание на утлых лодчонках?

Они только успели душевно обняться, как полог шатра открылся, и внутрь вошла первая наследница короны. Обниматься она не стала, а только строго задала вопрос, в точности повторяющий смысл только что прозвучавшего. Мужчины коротко рассмеялись, и Виктор не стал их томить ожиданием:

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org