Пользовательский поиск

Книга Оскал фортуны. Содержание - Глава 17ОПАСНЫЙ ВЕТЕР

Кол-во голосов: 0

– Среди трупов и луж крови катарги просто не могли оставаться спокойными и доверчивыми. Да эти гигантские птицы могли взбеситься от такой обстановки.

Теперь уже и венценосный отец посмотрел с укором на свою наследницу:

– Да хоть бы и так? Но что для нашего Менгарца три соперника? Вот орлы и почувствовали его силу. Между прочим, они на то место больше не возвращались?

– Точно! Я и забыл, – опять оживился де Брюнез. – Когда мы уже выступили колонной из столицы, то меня догнал посыльный из моего города. Докладывал текущие новости и в том числе о необычном количестве катарги поблизости города. А в районе тех гор было одновременно замечено сразу шесть особей, что вообще никогда раньше не происходило. Вели себя орлы не агрессивно, на людей не кидались, скот не воровали.

– Действительно, редчайшее событие, – согласился Гром. – Так что тебе, монах, придется теперь прятаться. Не иначе как они тебя ищут.

Пока на шутку короля отвечали сдержанным смехом. Виктор энергично потер лоб, размышляя, а потом сказал на ухо принцессе:

– Значит, мне надо будет завтра опять лететь в разведку. Посмотрю, чего орлам от меня надо. Заодно и на Шулпу взгляну.

Роза закусила губку и тоже задумалась:

– Интересно, а второй дельтаплан твои помощники уже достроили?

– Нет! – слишком поспешно ответил Менгарец, сразу переходя к неубедительному дополнению: – У них других дел по горло.

– Ладно, я сама сейчас на флагман флотилии и наведаюсь.

– А я сказал, нет!

– Чего это ты мной раскомандовался?! – Парочка так и продолжала свои пререкания тихим, злым шепотом. – Да мне отец…

– И отец тебе не разрешит! Здесь тебе на Чагар! Да и катарги могут действительно разозлиться на меня. Вдруг их птенец заболел, а то и умер?

– А тебе, значит, можно?

– Как ты можешь сравнивать мои умения, силу и опыт?!

– Да запросто! Или ты забыл, кому обязан своим спасением?

– Нет, не забыл, но сейчас я рисковать тебе не позволю!

– Я тебя и спрашивать не буду! – Роза отбросила скомканную салфетку и встала, поворачиваясь к отцу: – Ваше величество, я устала и с вашего разрешения удаляюсь.

– Конечно. – Гром в таких случаях никогда не спорил, предпочитая, чтобы при продолжительном застолье в компании с грубыми генералами оставалось как можно меньше женщин.

За ее высочеством к выходу, словно по команде, потянулись и другие дамы и фрейлины. После чего оставшиеся мужчины сразу почувствовали себя вольготнее, одобрительно загомонили и дружно потянулись за наполняемыми вином кубками. Зато Менгарец не на шутку обеспокоился и теперь зашептал на ухо уже монарху:

– Она хочет тоже податься на разведку. Этого допустить нельзя! Ты понимаешь?

– Еще как понимаю, – заверил его величество. – Но зачем сейчас портить себе такой праздник? Вот-вот прибудет мой венценосный собрат из Роцаги, а мы будем отвлекаться от таких важных переговоров? Лучше завтра с утра все спокойно решим по ходу дела. Согласен? Ведь сама она без тебя не улетит среди ночи?

– Это ты уже слишком! Не настолько твоя дочь безответственна! – возмутился Виктор.

– Ну вот и отлично! Расслабляйся!

Глава 17

ОПАСНЫЙ ВЕТЕР

На четвертый день после захвата «Радуги» к месту общей дислокации вышло объединенное войско королевств Саттария, Шаули и княжества Башни. Они опоздали на целые сутки, поэтому все помпезные встречи между союзниками были отменены, следовало выступать немедленно. Оставив мощный гарнизон в крепостях, выставив внушительные заслоны вдоль берега и на дорогах, ведущих к мосту, значительно увеличившаяся армия Союза Побережья начала продвижение к Шулпе. Хотя по мосту сплошным потоком продолжали двигаться опоздавшие войска.

Флотилия, кроме одной яхты, пока остающейся у берега, тоже отшвартовалась и медленным ходом устремилась к пересечению трех проливов. Там предстояло обойти южный мыс Шлема, который назывался из-за крутых гор Кряжистым углом, и выйти в пролив Змеиный. Именно на этот пролив через тридцать километров и выходила окраинами столица огромной империи. Где-то там существовала и переправа через пролив, на которой курсировало два громадных парома. Как на той переправе обстояли дела, оставалось только догадываться, ведь от посланных на Второй Щит кораблей так и не было пока ни единой весточки.

На захваченном мосту из всей знати оставался только монах Менгарец. Потому что именно оттуда он и вознамерился вылететь в свой очередной разведывательный полет. И высота сразу приличная – от центра моста до поверхности воды было почти восемьдесят метров, и яхте будет удобно набрать максимальную скорость для дополнительного рывка устройства с помощью оправдавшей себя связки линь – жгут.

Ранним утром даже не пришлось спорить с принцессой, которая успела похозяйничать на фрегате еще поздним вечером накануне. К ее страшному огорчению и тихой радости пришельца, второй дельтаплан оказался еще не готов к полетам. Помощники утверждали, что им понадобится как минимум два дня на покрытие лаком скользящей поверхности, и только потом они смогут предоставить летательное устройство для испытаний. Роза, конечно, осталась злой от вспыхнувших подозрений, что хитрый Менгарец предугадал ее желание заранее и просто устроил производственный саботаж с помощью своих подчиненных. Но так как от такой подозрительности никто не страдал и не был наказан, то его святость только незаметно посмеивался да подмигивал сопровождающему его генералу Тербону. Так они и бродили в утреннем тумане втроем. Да еще оба оруженосца с усердием таскали за его святостью легендарный двуручник.

Виктор поспешил еще раз лично проверить установленные на фрегатах пушки. До сих пор удавалось сохранить свое секретное оружие втайне от всех. В том числе и от союзников. Правда, из-за повышенной секретности так и не отыскали возможности провести полновесные учения с проверочными стрельбами, но тут оставалось только вздыхать, разводить руками да лишний раз напоминать канонирам о функциях оружия в теории. Что и сделал Менгарец в первые утренние часы. И здесь от него ни на шаг не отставали наследница короны Чагара и бравый генерал Тербон. Поэтому они успели обсудить последние сплетни про своего короля и его новую любовницу.

В целом поведение «куколки» было признано удовлетворительным. Она не стремилась теперь попасть на военный совет и даже не участвовала в импровизированных походных приемах. Но зато наверняка всеми силами пыталась очаровать Грома Восьмого в постели. И, судя по обеспокоенным комментариям Тербона, это ей удавалось все больше и больше. За королем стали замечать странную задумчивость, отстраненность во время важных бесед и некое мечтательно-детское выражение на лице, которое стало появляться все чаще.

Его святость посоветовал продолжать тщательные наблюдения и предположил, что в Шулпе настоящая сущность Мааниты обязательно раскроется. Что-то он сильно сомневался, что наложница Гранлео и в самом деле знает о сокровенных тайнах своего павшего повелителя.

Возле одной из пушек, накрытой специальной маскировочной сетью, эта троица беседовала особенно долго. Потом Тербон вспомнил о последних восторженных отзывах гвардейцев, видевших бой его святости, и с улыбкой кивнул на оруженосцев:

– Чего это они его на своих плечах держат? Не могут на палубу поставить?

– Сам удивляюсь, – пожал Виктор плечами. – Вбили себе в голову, что оружие должно быть всегда в руках, вот и носятся, как…

– А чего они всегда так пыхтят? Неужели двуручник настолько тяжелый?

– Да нисколько! Просто парни явно не силачи. А сама железяка, конечно, тяжелая, но не настолько. Можешь сам попробовать. Эй, ребята! Давайте мне меч.

Когда оружие оказалось у монаха в руках, он протянул его генералу. Руки Тербона непроизвольно опустились:

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org