Пользовательский поиск

Книга Оскал фортуны. Содержание - Глава 22ЗАГАДКА О РАБАХ

Кол-во голосов: 0

На какой-то момент оба замерли, еле сдерживая себя от непонятного порыва приблизиться друг к другу. И уже начали делать первые шаги, как в зал поспешно вошел один из помощников монаха. Словно почувствовав неловкость данного момента, он замер на полпути:

– Извините, ваше высочество, но его святость приказал сразу доложить ему про любой успех в открытии тайников.

– Да, да! Что у вас? – бросился ему навстречу Менгарец.

– В ванной комнате, объект номер три, нам совершенно случайно удалось задействовать какие-то рычаги, и отъехала в сторону часть мраморной стены. За ней сплошная стальная дверь, с непонятными выпуклостями и несколькими мигающими точками. Мы ни к чему не притрагивались, как вы и предупреждали.

– Молодцы! – Они все втроем устремились к выходу, и уже в коридоре Виктор твердо пообещал принцессе: – На балу от меня не убегай, постараюсь тебе рассказать о результатах.

Помощник Менгарца вырвался вперед, так что не услышал весьма недовольного бормотания девушки:

– Кто еще от кого убегает.

Зато пришелец услышал каждое слово отчетливо, и настроение его вообще стало восторженно-оптимистичным. Спеша по длинным дворцовым коридорам он не скрывал счастливой улыбки и с угрозой мысленно восклицал:

«Пусть только попробует мне эта дверь не открыться!»

Глава 22

ЗАГАДКА О РАБАХ

Генерал Тербон выслушал несколько итоговых докладов, осмотрел около десятка длиннющих трехэтажных зданий, в которых обитали рабы, даже зашел в общую столовую и послушал, чем угнетаемый люд питался в предпоследние дни, потому как на завтра уже обещали урезать норму из-за прекращения поставок продуктов с сельскохозяйственных угодий Шлема. И как понял сообразительный вояка, рабов только и волновал последний вопрос: вдоволь ли их накормят в следующие дни. Что, кстати, никто гарантировать не мог. Ведь поставки прекратились из-за установившейся в двадцати километрах севернее стабильной линии фронта. Но сама постановка именно этого вопроса не просто настораживала, а ставила в тупик. Ведь только чуть больше одной шестой из обитающих здесь невольников выказали желание вернуться на свою историческую родину. Это тем более казалось странным, так как здесь им никто после гибели императора не обещал благоденствия.

Вообще сама история освобождения рабов оказалась прозаически банальна. Заметив приближение к Каменному граду освободительных войск Союза Побережья, весь обслуживающий персонал, воины охраны и администрация вооружились до зубов, оседлали своих коней и, двигаясь единой, спаянной колонной… отступили на север. И самое смешное, что ни один раб не поспешил этим воспользоваться. Никто не только не сбежал, но порабощенные массы показали отменную организованность: вполне слаженно принялись хозяйствовать в городе самолично. Никто не ограбил склады с продовольствием, никто не затеял праздничные гулянья по поводу обретения свободы, и никто ни единым словом не охаял своих сбежавших надсмотрщиков. В первых же высказываниях и мнениях, которыми они поделились с освободителями, звучало в основном одно и то же:

– А чего нам в свои нищие земли возвращаться? Чтобы жить впроголодь?

– Или чтобы корячиться на полях от рассвета до заката?

– Или горбатиться на еще более тяжких работах?

– Нам и тут живется неплохо. Никто нас не обижает, кормят и лечат, как своих родственников, а дома к нам относились как к скотам!

– Ага! Еще и продали напоследок!

– Чаше всего при этом прикрываясь мнимым правосудием. Не хотим обратно!

– Да! Нам и здесь хорошо!

Воины передовых частей продолжали удивляться:

– Но ведь вы рабы! Вы же полностью бесправные! Разве это жизнь?

– Это еще как посмотреть, – неслись им в ответ возражения. – Это вас заставляют сражаться и умирать за чьи-то идеи и амбиции, а нас воспитывают только трудом и еще лучшими условиями жизни.

– Как это?

– А вот так: лучше работаешь – больше ешь. Еще лучше стараешься работать и следить за своим здоровьем – отправляешься на вольное поселение. А здесь мы просто укрепляем свои тела и подыскиваем себе пару для супружества.

Вот эти «вольные поселения супругов» больше всего и поразили созданную спешно из разных чинов комиссию. Как выяснилось, рабам здесь жилось не просто вольготно, их чуть ли не заставляли следить за собственным здоровьем, хорошо питаться и вести добропорядочный образ жизни. Работать конечно же приходилось, но настолько мало и смехотворно, что, по предварительных расчетам комиссии, обитатели этого места с трудом окупали свое пропитание и содержание. В Каменном граде, расположенном в нескольких долинах между горами, находились огромные каменоломни. Пожалуй, самые большие в этом мире. Камень, мраморные плиты и даже грубые заготовки под великолепные скульптуры везлись отсюда не только в Шулпу, которая практически вся была построена из добываемого здесь материала, но и в другие, более отдаленные города на севере.

Нормы были не просто умеренные, а скорей смехотворные. Если раб выполнял два дневных задания, получал соразмерно и питание. Если три – имел право подыскивать себе супругу и готовился к путешествию в вожделенные вольные поселения. Если фиксировалось пять норм, а такое тут считалось вполне достижимым пределом, то данный мужчина мог брать себе в жены сразу двух женщин. Опять-таки только из числа тех передовых работниц, которые выполняли тройную норму. Потому как слабого пола в граде проживало в два раза больше, чем мужчин. Причем нормы у них были чуть ли не втрое меньшие, чем у их будущих мужей. Доходило до абсурда: особо сильные и ловкие передовики уезжали на вольные поселения сразу с пятью счастливыми женами.

Правда, было и условие, единственное, но весьма важное: переселенцы должны были обладать отменным здоровьем. Как убеждали живущие среди рабов воспитатели, подобное правило ввел Гранлео очень давно и руководствовался при этом далеко идущим рассуждением, что рабы со временем становятся истинными Львами Пустыни, полностью ассимилируются в новой среде обитания и таким образом вносят свежую кровь в процветающую нацию. А в итоге Сангремар становится сильней, могущественней и непобедимей.

Дальше, уже на новом месте, недавние рабы тоже должны были следовать своду правил и законов, один из которых гласил: только внуки переселенцев имеют право появляться в столице империи, ее окрестностях и вообще на Кряжистом углу. Немного загадочно, но кому из крестьян, спрашивается, не хочется побывать в лучшем, величественном и манящем городе планеты? Конечно, многим! Но ведь такое правило не слишком-то и большое требование за полную свободу, кусок собственной земли, леса или сада и право самому этим подарком распоряжаться.

Само собой, из каждого правила есть исключения. Если кто из поселенцев и на новом месте обитания добивался невероятных успехов по выращиванию зерна, овощей, фруктов или любого домашнего скота, то всю семью ровно через год премировали поездкой в Каменный град, а потом и в саму Шулпу. Но делали это только один раз, и то только для того, чтобы счастливые и работящие, вольные теперь уже жители империи могли поделиться со своими давними товарищами по баракам своей радостью и достижениями. Такие семьи приезжали в град красиво разодетыми, порой уже с младенцем на руках и с кошельками, плотно набитыми денежкой, заработанной честным и праведным трудом. После таких визитов даже самые пассивные и ленивые воодушевлялись и старались тоже улучшить как свои трудовые достижения, так и физическую выносливость. Ведь многие рабы помнили приезжающих ныне граждан империи точно такими же невольниками, как и они. А тут на глазах – такое преобразование! Ну и рассказы о новой и сладкой жизни, от которой только дух захватывало. Вдобавок приезжие вольные граждане деньгами не только хвастались, но и могли закупать как продукты, так и спиртные напитки. А потом несколько дней угощать этим своих старых приятелей. Подобные приезды служили наилучшим стимулом для остальных рабов. И со следующего дня многие стремились к перевыполнению собственных норм. Любой здравомыслящий человек после подобных примеров захочет уехать на вольные хлеба.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org