Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 101

Кол-во голосов: 0

С первого взгляда стало очевидно, что обстрел был удачным. Строение теперь больше напоминало попорченный временем пень, нежели стратегически важную высоту.

— Ну, врежь им еще разок, камрад Джек, и дело будет сделано. — Харрис забросил в рот новую порцию семян и начал с ожесточением их пережевывать.

Джек дал еще одну длинную очередь, и теперь можно было не сомневаться, что с пулеметными позициями было покончено.

101

Когда Джек и Харрис вышли из уиндера, толпа повстанцев радостно ликовала, подбрасывая вверх какие-то предметы. Присмотревшись, Холланд понял, что это выброшенные пушкой поддоны. По всей видимости, солдаты собрали их, чтобы сделать своими памятными знаками.

— Да здравствует камрад Дункан! Да здравствует камрад Харрис! Да здравствует камрад Джек! — кричали повстанцы, и Холланд чувствовал накатывавшуюся на него волну человеческого обожания. Это было так приятно, что Джек, сам того не желая, поднял руку и приветливо помахал кричавшим камрадам.

Радостное возбуждение улеглось, и все повстанцы, дружно достав тетради, принялись писать, устроившись прямо на земле.

— Что они делают? — удивился Джек.

— Они пишут о том, что сегодня увидели и что успели сделать, — пояснил Харрис и тоже достал из-за пояса толстую тетрадь в засаленном кожаном переплете.

— А зачем описывать все это в дневниках?

— Чтобы правильнее видеть мир и понимать его, — важно сказал Харрис. Он раскрыл тетрадь и послюнявил свой карандаш.

— Я написал про камрада Джека! — крикнули снизу.

— И я тоже! — отозвался другой человек.

— И я! И я написал!

«Ну вот, — подумал Холланд, — обо мне уже пишут. Может быть, это не так плохо? В любом случае буду считать это добрым знаком».

102

Энрике Коррадо отер с лица пот и, бросив взгляд на ставший бесполезным «протос», тяжело вздохнул. Он экономил патроны, как мог, но все же они закончились.

Пришлось выбрать другое оружие, благо в арсенале его было в достатке. Коррадо подобрал себе автоматический дробовик и пошел обходить этажи арсенала.

Повсюду в коридорах лежали раненые. Помогать им было некому, и ходячие ухаживали за теми, кто был не в состоянии двигаться.

Тех, кто еще мог держать оружие, оставалось не более сорока человек, и теперь на них ложилась двойная нагрузка; державшая противника пулеметная позиция была уничтожена, и обломки каланчи валялись в радиусе двухсот метров.

Теперь повстанцы Пеко атаковали, не считаясь ни с какими потерями, и вплотную подошли к стенам арсенала. Оборонявшиеся забрасывали их фанатами, но повстанцы собирались с силами и атаковали снова и снова. Небольшой группе удалось пробиться на первый этаж, но милиционеры сумели разделить эту группу надвое.

Одна часть была уничтожена в рукопашном бою, а другую заблокировали в пустующем подвале.

К атакующим арсенал повстанцам подходили все новые резервы, и осажденным было ясно, что долго им не продержаться — все надеялись только на помощь миротворцев.

Сержант Линникер, с которым Энрике познакомился в первые минуты приземления, регулярно связывался с миротворческим корпусом и просил помощи. Ему ничего не обещали и пока интересовались только общей обстановкой.

Все складывалось как нельзя хуже, но Коррадо впервые чувствовал себя не охотником, а… рыцарем. Да, самым настоящим рыцарем. Для гангстера это было совершенно новым ощущением, и он тайно им наслаждался.

Энрике спустился на первый этаж и пошел осторожнее — за очередным поворотом коридора начиналась простреливаемая территория. Повстанцам удалось захватить тепловой узел, который находился в двадцати метрах от стен арсенала, и время от времени кто-то из них выпрыгивал из-за угла и делал несколько очередей.

Милиционеры стреляли в ответ и в половине случаев попадали. Однако потери противника не останавливали. После уничтожения каланчи повстанцы заметно приободрились.

Уже дважды они пытались взять здание массированным штурмом. Об этом свидетельствовали наваленные вдоль стен тела мертвых и еще живых солдат армии Пеко. Раненые стонали, в бреду кричали лозунги и задыхались, заваленные телами своих товарищей.

— Как вы тут? — спросил Коррадо, подползая к Борхэму,

— Нормально, сэр, — отозвался тот. Борхэм был командиром маленького отряда из пяти человек.

— Что задумали наши друзья?

— Штурм, что же еще, — невесело улыбнулся Борхэм. Его голову украшала пропитанная кровью повязка.

— Да здравствует камрад Дункан! — закричали из теплового узла, затем послышались выстрелы, и влетевшие в окно пули ударились в бетонную стену Энрике и Борхэм прикрыли глаза руками.

Сидевший недалеко от Борхэма рядовой Азим быстро поднялся над подоконником и сделал одиночный выстрел

— Ну что, Азим? — спросил его другой боец.

— Попал.

Возле каждого из милиционеров Коррадо заметил распакованные наборы сухого пайка — бойцы ели, не покидая позиции.

— А что нового от Линникера? — спросил Борхэм.

— Пока что нам не сказали «нет».

— Но и не сказали «да».

— Примерно так, — кивнул Энрике. — Но в общем-то мы держимся. На крыше хорошо работают снайперы. Каждые полминуты они кого-нибудь снимают.

— Это вряд ли поможет, сэр. Через два часа стемнеет, и тогда штурм повторится.

— Ничего, закидаем их гранатами — у нас этого добра навалом, — возразил Коррадо. Он и в самом деле был уверен в своих силах.

— Вы не думайте, сэр, что я боюсь, — сказал Борхэм. — Просто мне обидно, что такая силища миротворцев болтается в космосе без дела и не желает нам помочь.

103

… С момента первой стычки с разведывательной группой повстанцев прошло не более часа, а к месту расположения отрядов Юргена и Инессы уже направлялись грузовики с солдатами Дункана Пеко В колонну были собраны разномастные продуктовые фургоны, грузовые платформы, школьные автобусы — повстанцы использовали все, что могло двигаться и перевозить живую силу.

Когда колонна въехала на территорию разрушенного района, дорожная пыль поднялась в воздух и повисла сплошной непроницаемой пеленой. Движение колонны замедлилось, и многие из водителей включили фары. Однако это не помогало, и грузовики один за другим попадали в старые воронки и садились осями на бетонные обломки. Солдаты спрыгивали на землю и вручную выкатывали воющие автомобили обратно на дорогу.

Движение замедлилось, и вскоре колонна распалась на одиночные автомобили, которые самостоятельно искали дорогу к позициям партизан Фринслоу.

Поднятые в воздух клубы пыли позволили Инессе и Юргену еще издали заметить приближавшихся врагов.

Их было много — грузовики ползли изломанной линией, натужно воя моторами и проваливаясь в глубокие ямы. Когда машины вставали, повстанцы выгружались и продолжали движение пешим порядком. Они шли через курганы обломков, то появляясь, то снова исчезая в облаках пыли.

Инесса в бинокль наблюдала за прибытием новых отрядов повстанцев. Они сыпались через борта прибывавших автомобилей, и казалось, этот поток никогда не иссякнет.

— Как же их много! — сказала Инесса, опустив бинокль.

— Около двух тысяч, — добавил Юрген. — И в этой пыли у нас есть шанс сделать им сюрприз. Что ты думаешь?

— Предлагаешь выйти им навстречу?

— А почему нет? Видимость плохая, несколько подожженных машин добавят переполоха.

— Пожалуй, тут ты прав, — согласилась Брун. — А если разовьем успех, то по окраине можно пробиться к порту.

Так они и решили. Люди Хорста остались на своих выгодных позициях, а отряд Инессы снялся с места и стал обходить повстанцев с левого фланга.

Солдаты двинулись по заминированной местности, и их сопровождал один из солдат Юргена.

Это был уже знакомый Инессе учитель литературы Элиас. Он шел впереди и по непонятным Инессе признакам определял места, куда можно было поставить ногу.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org