Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 108

Кол-во голосов: 0

«В отставку, что ли, подать? — мелькнула у Паккарда предательская мысль. — Тогда и отосплюсь…»

Последнее время подобные мысли посещали инспектора все чаще. Поначалу он безжалостно их гнал, но потом привык и смирился. Годы брали свое, и изношенный организм требовал отдыха.

Еще находясь в пижаме, инспектор связался с дежурным офицером и попросил его найти полковника Сэма Гейзенберга — шефа подразделений особого назначения.

Полковник перезвонил инспектору уже через две минуты. Видимо, он тоже только что поднялся с постели. Его голос был хрипловатым, а речь замедленна:

— Полковник Гейзенберг, сэр.

— Готовьте наземную операцию, полковник…

— Операцию? — не веря услышанному, переспросил Гейзенберг.

— Именно. Нужно взять под контроль город Рурчин. Свяжитесь с оперативным отделом. Думаю, у них уже есть несколько подходящих планов.

— Есть, сэр! — звонко прокричал в трубку полковник, не скрывая своей радости. Его подразделения уже давно не видели настоящей работы.

«Ну, теперь он горы свернет», — усмехнулся инспектор, представляя, как Сэм Гейзенберг бегает по своей каюте, наскоро принимает душ, чистит зубы и надевает форму, напевая бравурный марш. Еще через час будет скорректирован план операции и транспорты с коммандос пойдут на Рурчин.

Отдав приказ о защите города, Ральф Паккард почувствовал себя значительно лучше.

«А не остаться ли мне сегодня дома? Разве не может федеральный инспектор почувствовать недомогание?» Мысль была крамольной, однако Ральф Паккард слишком хотел спать, чтобы анализировать ее подробнее. Он взбил подушку и улегся в постель, чувствуя, что теперь может заснуть по-настоящему.

108

Наступившая ночь показалось Энрике сущим кошмаром. Атаки следовали одна за другой.

В кромешной темноте повстанцы вслепую шли на приступ здания, не считаясь ни с какими потерями. Они ползли, словно тараканы, и их колышущееся море, озаряемое вспышками взрывов, извергало одновременно и стон, и торжествующий вопль, предвещая самим себе скорую победу.

Теперь уже и Коррадо понимал, что он и его новые друзья обречены.

Сейчас все остававшиеся бойцы были задействованы только на первом этаже, и залетавшие в окна пули выбивали последних защитников арсенала.

В обороне появились бреши, и было решено уходить на второй этаж.

Преследуемые воем атакующих повстанцев, милиционеры оставили первый этаж и ушли на второй, завалив лестничные проемы металлическими шкафами. Энрике уходил последним и слышал, как радовались фанатики Дункана Пеко, набиваясь в захваченные коридоры.

Повстанцы сразу же приступили к делу и начали взламывать двери хранилищ. Однако им досталось только пустое стрелковое оружие. Ящики с патронами милиционеры эвакуировали раньше.

Окрыленные успехом, повстанцы на несколько часов оставили осажденных в покое, но, едва солнце показалось из-за горизонта, баррикаду на лестнице потряс взрыв. Куча металлических ящиков заметно осела.

«Еще два-три таких взрыва, и появится брешь», — невесело подумал Коррадо. Это означало, что жить защитникам арсенала оставалось час или два.

Милиционеры выглядели очень измученными. Их мундиры были изорваны в клочья, а лица покрыты слоем пыли и пороховой гари. Они воевали уже вторые сутки, и с начала боя их отряд насчитывал около пятисот человек. Теперь их было тридцать два вместе с Энрике. Плюс двое легкораненых, которые помогали подтаскивать боеприпасы. Одним из них был Ласло Калев. Он выглядел самым чистым, и его белое лицо сильно выделялось на фоне других. Кто-то из бойцов успел дать ему прозвище — Белоснежка.

На лестничной клетке прогремел еще один взрыв, а потом с третьего, самого безопасного этажа спустился сержант Линникер.

Он держал постоянную связь с миротворцами и вот теперь принес хорошую весть.

— Что скажешь, друг? — спросил Энрике, хотя уже догадывался, что сообщит ему сержант.

— Они идут, сэр. Через полтора часа будут здесь, прямо в порту…

— Что ж, — усмехнулся Коррадо, — даже если я не доживу до этого момента, приятно сознавать, что за меня отомстят.

В этот момент грянул третий взрыв, а вслед за ним послышались торжествующие крики врагов — они наконец-то пробили брешь в баррикаде.

Захлебываясь от ярости, застучал ручной пулемет.

Рядовой Боймер стоял на верхней площадке и поливал огнем все, что двигалось, не давая повстанцам высунуть носа.

Рядом с ним со сменным пулеметом наготове стоял Пит Хольман. Как только у Боймера заканчивались патроны, он бросал пулемет и хватал другой. Плотность огня была такой, что повстанцы заметно поутихли. На верную смерть никому идти не хотелось.

Внезапно раздался еще один взрыв. Он был такой чудовищной силы, что вздрогнуло все здание арсенала.

В первое мгновение Коррадо показалось, что повстанцы подорвали само здание. «Ну вот и все», — подумал он, ожидая, что вот-вот обрушатся стены, однако ничего не происходило.

Снаружи прозвучало еще несколько взрывов, а затем послышался отчетливый рев тяжелых турбин.

Соблюдая предосторожность, Линникер приблизился к окну и, не сдержавшись, крикнул:

— Это летающие танки!

И действительно, Энрике и сам увидел, как на низкой высоте над самыми макушками деревьев прошла боевая машина «питон» Ее низко опущенная пушка часто стреляла по не видимым Энрике целям, а в ответ по броне щелкали автоматные пули.

Чтобы не попасть под огонь миротворцев, милиционеры залегли вдоль окон, а «державшие» лестницу Боймер и Пит Хольман получили передышку.

109

Один за другим в полуразрушенном порту садились военные транспорты, доставляя новых солдат. Вслед за грузовыми судами на посадку заходили летающие госпитали. Одни из них с ходу принимали раненых солдат, другие готовились к приему гражданского населения.

Энрике сидел на ящике из-под патронов и смотрел на эту почти что мирную суету. В городе еще шли бои, но в порту больше не стреляли.

Вспомнив эпизод двухчасовой давности, Коррадо усмехнулся. Неожиданно он стал должностным лицом. Ему выделили пост начальника городской милиции.

А случилось все очень просто. Когда уцелевшие милиционеры вышли из арсенала, их встретили закованные в броню коммандос. Это были настоящие ходячие крепости, и даже с автоматом в руках Энрике чувствовал себя перед ними абсолютно беспомощным.

— Кто у вас главный, ребята? — спросил один из великанов и поднял забрало.

Все милиционеры, не сговариваясь, кивнули на Энрике, а Линникер добавил:

— Капитан Коррадо…

И тогда великан протянул Энрике руку и представился:

— Полковник Гейзенберг. Я назначен временным комендантом Рурчина. Так что работать будем вместе…

— Буду рад, сэр, — ответив на рукопожатие, произнес Энрике, не понимая, зачем он это сделал.

И вот теперь новоиспеченный начальник городской милиции отдыхал, вживаясь в новый образ.

Погоня за часами, месть Джеку Холланду — все было в прошлом. Этот груз остался за чертой переживаний последних суток. Все изменилось, пока жизнь Энрике висела на волоске.

Когда напряжение спало, стали беспокоить еще не зажившие старые раны. Энрике поморщился и выпрямил спину. Так сидеть было намного легче.

Неподалеку, занятый приятными хлопотами, суетился Ласло Калев. Он решил во что бы то ни стало покинуть Рабан, и ни уговоры Энрике, ни рекомендации военных медиков на него не действовали.

— Тебе легко говорить, Энрике, ау меня на балансе судно.

— Оно все равно застраховано, — возражал ему Коррадо.

— Heт, я так не могу. Пока есть судно — у меня есть работа, так что я возвращаюсь, и как можно скорее. Чудо, что кораблик уцелел. Шутка ли, ни одной пробоины — только царапины…

Несмотря на повреждения заправочного терминала, Ласло развернул собственный комплект аварийной заправки и намеревался самостоятельно залить горючее

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org