Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

— Берегись, Джек, я начинаю тебя убивать! — страшным голосом закричала Марша, и на Джека обрушился просто шквал ударов.

Поначалу он пытался защищаться, но потом понял, что нужно просто спасать свою жизнь. Однако это было не так просто. Марша зажала его в угол и не позволяла выйти, загоняя обратно сильными ударами ног.

Холланд пропустил удар в голову и почувствовал, что поплыл основательно. «Сейчас она меня добьет, — пронеслось у него в голове, и он вспомнил, как выглядел истекавший кровью Виктор Бичер. — Но ведь я не пил антифриз! За что же меня бить?..»

Волна справедливого негодования придала Холланду сил, и он увидел летевшую в лицо «лапу».

Джек успел пригнуться, но тут же получил ногой в солнечное сплетение. Удар отбросил его к стене, но Джек снова перешел в атаку и почувствовал, что у него открылось второе дыхание. Его руки стали необычайно быстрыми, а удары Марши не такими уж сильными. Холланд прибавил темп и, как ему показалось, начал теснить Маршу.

— Все, Джек, хватит! — крикнула она, но Холланд ничего не слышал, продолжая атаковать. Пока что он попадал только в руки, но ему очень, очень хотелось приложить Маршу хоть разок. — Хватит, Джек, остановись! — еще раз крикнула баба Марша и, видя, что Джек ее не слышит, сбила его подсечкой.

Холланд грохнулся на пол и вдруг почувствовал, что подняться уже не в силах. «Второе дыхание» оставило его, и он судорожно хватал ртом воздух, пока Марша одним рывком не поставила его на ноги.

Джек стал дышать лучше, однако тут же сорвался на кашель. Он кашлял до посинения, но, когда приступ прошел, почувствовал себя необычайно легко.

— Ну как тебе разминка, Джек? — улыбнулась Марша, видя, что Холланд может ее слышать.

— Мне… понравилось…

— Стрелять пойдем?

— Конечно, — кивнул Джек и пошатнулся.

— Ну-ну, парень… Держись, — подхватила его Марша.

Они перешли в тир, и теперь Джек сам выбрал тяжелый «ТОРСО».

— Тебе же нравился «лилит», — напомнила Марша.

— Я хочу быть, как ты… — серьезно сказал Джек и пошел на огневой рубеж.

Марша запустила ему одну мишень и остановила ее на тридцати метрах.

— Прежде чем ты начнешь стрелять, Джек, я хочу дать тебе совет. Чтобы поразить мишень, нужно не просто правильно целиться и плавно нажимать на курок. В момент выстрела нужно остаться с мишенью один на один. Та взбучка, которую ты получил, как нельзя лучше показала тебе, что я имею в виду.

— То есть?

— Ну вспомни, о чем ты думал, когда я начала тебя молотить? Только о правильности техники, чтобы все было красиво, о ровном дыхании, чтобы не устать раньше времени, о ногах, чтобы разогрелись мышцы и их не свело судорогой.

— Ну да.

— А что случилось, когда я зажала тебя в угол и ты не на шутку струхнул? Ты пропустил сильный удар, поэтому страх и напряжение ушли. Исчезли рамки, в которые ты себя загонял. У тебя появилась единственно правильная цель — во что бы то ни стало въехать по физиономии бабушке Марше.

Это была чистая правда, и Джек невольно улыбнулся.

— Вижу, что ты меня понимаешь, парень. Так вот, теперь ты должен смотреть на мишень так, будто, кроме нее и тебя, ничего вообще не существует. Понял? Когда настроишься, поднимай пистолет и стреляй, а если не настроишься, можешь даже не пробовать.

Возбуждение от «взбучки» еще не прошло, и Джек совершенно отчетливо понял, о чем идет речь. Он сразу поднял пистолет и открыл огонь. Он выстрелил раз… другой… третий… и опустил оружие.

— Ну? Что же ты не стреляешь еще? — спросила Марша.

— Оно ушло… Это состояние — оно у меня закончилось.

— Если ты это заметил — то уже неплохо.

Марша запустила ползун, и картонка с мишенью приехала обратно. Джек отцепил лист и посмотрел на результаты своей стрельбы. «Десятки» не было, пришлось довольствоваться только «шестеркой», но все три пули легли очень кучно — одна возле другой.

— Ну что ж, для начала годится и такой результат. Особенно если учесть, что из этой «пушки» ты стрелял впервые.

— Так, значит, если пребывать в этом состоянии, то попадание в «десятку» гарантировано?

— Конечно. Стопроцентная гарантия.

— Но ведь ты сама говорила, что тебе случалось промахиваться. Значит, нет стопроцентной гарантии?

— Ты не понял, Джек. Если ты в правильном настрое, то гарантия есть. Но нет гарантии, что ты уже достиг этого состояния, когда начал стрелять. Мы живые люди, Джек, и постоянно думаем о еде, сексе, кому-то завидуем, кого-то любим. Нам трудно контролировать свои мысли. Поэтому не всегда можно настроиться должным образом. В особенности тогда, когда у тебя на это просто нет времени. Ты понял, о чем я?

— Да, понял.

— Когда много тренируешься, то возникает такое чувство, будто видишь полет пули. Вот почему ребята в нашем отряде не доверяли всяким новшествам вроде пистолетов с лазерной разгонкой или реактивным боеприпасом. Мощи в них много, но контроля над таким оружием добиться трудно. А без контроля нельзя — слишком большой риск. Поэтому я люблю традиционную баллистику. Выстрел, полет и попадание.

— Целая наука, — покачал головой Джек.

— А то… — согласилась Марша. — Ну ладно, на сегодня мы занятия закончим. Если будут силы, приходи завтра.

12

Утром Джек Холланд проснулся в состоянии, сочетавшем тяжкое похмелье и боль от многократного падения со строительных лесов. Однажды Джек видел такой номер в кино. Человек пробивает один настил, потом другой, потом третий и так далее, до самой земли. Герой кино конечно же оставался жив, но, наверное, чувствовал себя так же, как и Джек в это прекрасное утро.

Наскоро собравшись, Холланд выскочил на улицу. Приближался зимний сезон, и, несмотря на ясную, солнечную погоду, по утрам было довольно холодно/

Утренняя свежесть прибавила Джеку бодрости, и он стал оглядываться на девушек, которые в столь ранний час были еще не готовы принимать знаки внимания и сонно смотрели вперед, сквозь намазанные тушью ресницы.

Отгороженные барьером потоки машин постепенно набирали силу, нервно сигналили, набиваясь в плотные ряды, ныряли в вечную темноту подземных магистралей.

На высотном здании расцветал яркими картинами рекламный экран. Джек бросил на него короткий взгляд и увидел девушку в гимнастическом купальнике. Девушка сделала взмах ногой, и Джек вспомнил о Рите, за которой подсматривал через окно.

«Пойду по короткой дороге», — решил он и свернул в проходной двор. Джек шел, предвкушая несколько мгновений эротического спектакля, но, когда он добрался до двора Риты, ее окно оказалось наглухо закрытым. Изнутри висели плотные занавески, и Джеку оставалось только гадать, куда делась эта озорница.

Быть может, строгий муж положил конец бесстыдному поведению супруги, или она поздно вернулась с вечеринки и теперь отсыпалась, наплевав на режим и здоровый цвет лица.

Думая только о Рите, разочарованный Джек незаметно добрался до работы и увидел стоявшего возле проходной подозрительного субъекта.

Это был типичный громила — гангстер средней руки. На нем был длинный темный плащ и низко надвинутая шляпа, из-под которой сверкали злобные глазки. Громила стоял возле самой двери и внимательно рассматривал каждого человека.

«Тут что-то не так, — решил Джек и ощупал лежавшие в кармане „трофейные“ часы. Почему-то он сразу подумал, что этот подозрительный тип искал именно их. — Может, отдать ему часы и поставить в этом деле точку?..» — предположил Джек, однако что-то подсказало ему, что тогда его проблемы только начнутся.

Проскочив мимо громилы, Джек вошел внутрь и чуть ли не бегом отправился в раздевалку, чтобы посоветоваться с Доком Байроном.

— Вижу, вижу, что ты исправляешься, Джек! — встретил Холланда Байрон. — Со временем из тебя выйдет хороший ассенизатор.

— Да ладно тебе, Док, — махнул рукой Джек, — У меня к тебе вопрос.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org