Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 26

Кол-во голосов: 0

— Дура ты. Хэнксу нужны новые девочки для его бизнеса, вот он и наобещал тебе с три короба, а ты уши развесила.

— Неправда! — закричала Лоретта. — Хэнке хороший!

— Ну конечно, хороший. Если одна из его девочек не отдает деньги, он режет ей лицо острым ножиком. Другой бы убил, а этот только лицо режет — конечно, хороший.

— Ты все врешь, — всхлипнула Лоретта. — Твои дружки избили Хэнкса, и теперь он в больнице.

— Стоит ли переживать об этом, крошка? — Коррадо достал из кармана деньги и отсчитал тысячу кредитов.

— Возьми, купишь себе платье — то, которое тебе понравилось. Еще и на чулки останется.

На этом инцидент был исчерпан, и Коррадо с Лореттой покинули комнату сторожа. Дожидавшийся у Двери служитель проводил гостей в зал и передал метрдотелю.

— Прошу вас, господа, — поклонился тот и повел клиентов в глубь зала. — Если не возражаете, я посажу вас за столик по соседству с послом Нубии. Его все знают, и он очень интересный человек. Если хотите, я даже могу вас ему представить.

— Спасибо, пока не нужно, — отказался Энрике.

— Как вам будет угодно, сэр, — на ходу поклонился метрдотель.

Коррадо и Лоретта разместились за столиком, и им подали меню. Энрике быстро выбрал себе несколько блюд, в то время как Лоретта перепрыгивала с одного на другое и задавала официанту массу вопросов:

— А это из мяса?

— Да, мисс.

— А это грибы?

— Нет, мисс.

От нечего делать Коррадо стал рассматривать посла и его спутника — то ли секретаря, то ли телохранителя.

«Кажется, этих ребят я где-то видел… — насторожился Энрике. — Но где? Ведь в посольствах-то я не бываю. Где же я мог видеть этого хренова посла?»

Наконец Лоретта сделала заказ, и официант убежал его исполнять. Не ушел, а именно убежал.

«За такие бабки можно и побегать», — подумал Энрике.

Для себя он заказал скромный ужин, но и это должно было потянуть на половину стоимости его новой машины.

— Ой, Рико, смотри, эту женщину я видела по телевизору! — оживилась Лоретта.

— Может быть, крошка, — кивнул Энрике, — здесь полно известных людей. Вот, например, Дональд Марлоу. Он владеет половиной супермаркетов города.

— Это который с бородой?

— Нет. Рядом с ним — рыженький такой.

— Да? А по виду простофиля какой-то. — удивилась девушка. — А этого черного посла ты тоже раньше видел?

Коррадо хотел сказать, что видел, но в последний момент передумал.

— Откуда? Я по посольствам не ходок. Я больше по бабам.

К посольскому столику подошли официанты и начали сгружать дорогостоящий набор аперитивов с фруктами.

«На полную гуляют ребята», — подумал Энрике.

Официанты ушли, и гости принялись за угощение. Тот, кого Коррадо принял за помощника посла, протянул руку к порции аперитива и… Энрике даже пот прошиб — из-под манжеты рубашки тускло блеснул корпус золотых часов.

— Спокойно, Рико. Спокойно, — скомандовал себе Коррадо.

— Чего ты сказал? — не поняла Лоретта.

— Это я не тебе.

— А кому же? — удивилась девушка.

«Может, эти часы только похожи, ведь я видел их одну секунду. Да и освещение здесь слабоватое». Энрике пытался себя успокоить, но что-то говорило ему, что он увидел именно те часы.

Коррадо стал присматриваться к соседям более внимательно.

Вот посол — он аккуратно пьет из рюмочки. Палочкой берет фрукты и с достоинством кушает.

А вот его помощник. Он держится слишком напряженно — спина прямая, смокинг топорщится, словно под ним пара пистолетов.

Наконец к столику Энрике пришел официант. Он принес аперитив и стойкий запах хвойного лосьона. Расставив вазочки и бокалы, официант поклонился, и в полуметре от себя Энрике увидел волосы, разделенные безупречным пробором. В нос снова шибанул запах хвои.

«Купается он в лосьоне, что ли?» — удивился Коррадо.

— Ой, какая горькая штука, — скривилась Лоретта. — И какие-то веревки.

— Это не пьют, крошка. Это лавой — масло такое, а веревка — это фитиль. Его зажигают, и получается как свечка.

— Глупости какие. Хоть бы предупреждали, — негодовала Лоретта и внезапно, без перехода спросила: — А ты правда скучал по мне, Рико?

— Конечно. А ты по мне не очень…

— Это потому, что ты грубый.

— А Хэнке, значит, нежный?

— Да что ты все Хэнке да Хэнке, — махнула рукой Лоретта. — Очень он мне нужен. Ой, смотри, представление начинается.

Лоретта все свое внимание переключила на сцену, а Энрике на соседей. Свет стал медленно гаснуть, и вскоре в зале уже ничего нельзя было рассмотреть.

Представление было совсем никудышное, однако Лоретте нравилось. Когда появился фокусник, она даже захлопала в ладоши, привлекая внимание клубной публики.

Прибежал официант и принес основной заказ. Блюда выглядели очень аппетитно, но Энрике совершенно не хотелось есть. Теперь он думал только о часах.

Фокусник ушел, унося с собой пилу, которой он распиливал свою ассистентку. Лоретта долго аплодировала ему вслед, а затем дали свет, и на сцену выскочили полуголые девицы.

Между тем соседи Энрике начали вести себя более раскованно, поскольку успели выпить весь аперитив. Возле них постоянно роились официанты, и Энрике невольно прикидывал стоимость их заказа. Получалось больше десяти тысяч.

Посол о чем-то спросил своего помощника, и тот, отдернув рукав, взглянул на часы. Энрике как током ударило — часы были очень похожи! Но мало ли похожих часов? Коррадо так впился глазами в помощника посла, что тот обернулся и посмотрел на Энрике.

Всего секунду они глядели в глаза друг другу, а затем Коррадо повернулся к Лоретте.

— Ну как тебе тарталетки?

— А? — не поняла девушка.

— Ты тарталетки пробовала?

— Спасибо, очень вкусно.

— А чего ты смотришь на этих девок? Неужели тебе интересно? Я понимаю, если бы по сцене скакали молодые мужики.

— Я хочу рассмотреть, что у них за туфли, — пояснила Лоретта. — Представляешь, так танцевать — никакие каблуки не выдержат. А у них ничего. Может, они железные?

— Туфли, что ли? — не понял Энрике.

— Да нет, каблуки. А ты почему ничего не ешь, Рико?

— Да что-то не хочется, — пожал плечами Коррадо, однако наколол на вилку маслину и прожевал ее, не ощутив никакого вкуса.

К соседнему столику подошел официант Он принес счет, и посол достал свою кредитную карточку Официант что-то сказал, и на лице посла появилось недоумение. Потом подошел метрдотель, и посол начал что-то объяснять, но как Энрике ни напрягался, ничего услышать он так и не сумел — играла музыка, и со сцены доносился стук железных каблуков. Девушки все еще танцевали.

А у соседей разгорался скандал. И хотя метрдотель по-прежнему улыбался, его улыбка становилась все более натянутой — было очевидно, что разговор шел о деньгах.

В музыкальном сопровождении наступила пауза, и Коррадо услышал слащавый голос метрдотеля:

— … член клуба «Трайдент» должен гордиться своим положением в обществе.

Услышанная Энрике фраза полностью подтверждала его подозрения.

Соседи расписались в какой-то бумажке, и ресторанные хищники от них отвязались. Помощник посла снова обернулся, и Коррадо наконец вспомнил, где видел и этого парня, и черного «посла».

Эти ребята работали в почтовой фирме «Доу-Форс». Той самой, у проходной которой Энрике провел целых две недели, надеясь найти потерянные часы

«Значит, все сходится», — боясь поверить удаче, подумал Энрике и, повернувшись к Лоретте, неожиданно для самого себя сказал:

— Знаешь, крошка, если выгорит еще одно дельце, получишь на шмотки пять штук кредитов.

— Правда?

— Правда, крошка.

— О, Рико! Я тебя обожаю!

26

Владелец «Доу-Форс», Дэниел Глосберг, сидел в своем кабинете и уныло смотрел в стену. Прямо напротив его стола на обоях красовалось прямоугольное светлое пятно. Раньше на этом месте висел портрет его жены — Виктории Глосберг, урожденной Ван дер Хааген, но теперь его там не было

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org