Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 34

Кол-во голосов: 0

У Рональда Петренко пакета акций не было, поэтому ему пришлось с этим согласиться.

И вот теперь на борту «Спортклуба» он разговаривал с кривлякой Лу Рипплером. И хотя этот парень мнил себя суперменом, за свою карьеру «грязных дел мастера» он не расстреливал ничего опаснее пассажирских судов.

И почтовый уиндер он надеялся перехватить также легко, однако Петренко знал, что курьерские машины весьма подвижны и, если пилот поймет, что его хотят поджечь, он сделает все, чтобы этого не случилось

— Может, все-таки возьмем четыре машины, а не две? — последний раз предложил Петренко.

— Не беспокойся, Рон, я сделаю вашего головастика и двумя скутерами.

— Ну-ну, — кивнул Петренко и посмотрел на своего помощника — Отто Лациса.

Лацис спокойно попивал свой коктейль и на первый взгляд даже не интересовался происходящей беседой. Однако это было не так — Отто слышал каждое слово, и в его белобрысой голове происходили сложные аналитические процессы.

Вся полученная информация обрабатывалась и аккуратно раскладывалась по надлежащим полочкам. Медлительный с виду Отто никогда не проявлял инициативы, но, когда что-то делал, практически не ошибался. И если к нему обращались за советом, Отто Лацис давал единственно правильный ответ.

— Когда ваш клиент собирается отправиться в рейс? — спросил Луис Рипплер.

— Точно мы не знаем. Практически у них все готово, так что ожидайте сообщения в любую минуту.

34

Лицо говорящего скрывала темнота, однако Энрике отчетливо видел его шевелящиеся уши. Они у информатора были очень большими.

«Большие глаза — признак глупости, большой нос — признак породы, а большие уши?» Энрике и сам не понял, откуда пришла такая никчемная неожиданная мысль. И он тут же заставил себя слушать.

— С ним рядом все время эти четверо парней. Они даже на обед ходят вместе, но не едят, а только смотрят по сторонам. Кстати, те пятьдесят кредитов я уже израсходовал.

— Вот. Возьми еще, — сказал Коррадо и протянул деньги. Информатор выхватил банкнот одним молниеносным движением, точно голодный зверек.

— Ну так вот, — продолжил соглядатай, спрятав деньги, — через день-другой он улетит, и тогда эти парни уедут.

— Кто улетит?! — очнулся Энрике, крепко прихватив ушастого человечка за локоть.

— Ой, как мне больно, сэр! Отпустите, пожалуйста! — заверещал тот.

Недалеко хлопнула дверь автомобиля и послышался жесткий голос:

— В чем тут дело? Немедленно выйдите на освещенное место!

Энрике обернулся и различил в темноте ряд форменных пуговиц.

— Все в порядке, сэр, — сказал он. — Мы просто разговариваем.

— Да, сэр, — подтвердил информатор. — Всего лишь дружеская беседа.

Полицейский ничего не сказал и вернулся к патрульной машине.

— Что там? — спросил его напарник.

— Да два мужика обжимаются.

— Педики?

— А кто же еще?

Энрике ослабил хватку, но все еще не отпускал ушастого, словно боясь, что тот растворится в темноте.

— Кто куда улетает — повтори… — приказал Коррадо.

— Этот самый Джек Холланд уходит в рейс, — пролепетал информатор.

— Ты же говорил, что он качает дерьмо.

— Говорил, сэр. Так оно и было — он катал бочку вместе с Байроном, а потом выяснилось, что он вроде как пилот и поведет уиндер в рейс.

— Куда поведет?

— Я не знаю, сэр.

— Ну так узнай, — прошипел сквозь зубы Энрике, — не то я тебя… Короче, если узнаешь, получишь сотню кредитов. Понял?

— Понял, сэр.

— И не вздумай от меня прятаться, ублюдок, — добавил Коррадо, отпуская руку информатора.

Ушастый тотчас пропал в темноте, а Энрике еще постоял возле ограды, размышляя о том, как выбраться из создавшейся ситуации.

35

Когда Папа Лучано выслушал сообщение Энрике, он, как обычно, остался внешне совершенно спокоен. Однако его пальцы сильнее сжали палку с золотым набалдашником, их костяшки побелели, и руки Лучано стали похожи на руки мертвеца.

Это не укрылось от Коррадо, и он понял, что босс взволнован не на шутку.

Позади Папы возле кресла стоял Педро Гуин. Его зрачки растерянно бегали по сторонам, поскольку и его собственные интересы оказались под вопросом.

Гуин надеялся не только доставить часы Папе Лучано, но и, воспользовавшись случаем, раз и навсегда избавиться от Коррадо. Теперь и этот план Гуина рушился.

— Что ты предлагаешь, Рико? — спросил Лучано.

— Вариантов два: устроить штурм «Доу-Форс» или погнаться следом за этим парнем.

— Нанять судно?

— Да.

— И ты узнал, чье и где?

— В «Лайта экспрессе». У них есть такие же скоростные уиндеры. К тому же они никому не бросятся в глаза. Все знают, что почтовые суда появляются где угодно.

— Ну а если все же попытаться проникнуть на «Доу-Форс».

— Раньше это сделать было нетрудно, но теперь на фирме предприняты особые меры безопасности. На «Доу-Форс» опасаются диверсий со стороны «Маркоса».

— А при чем здесь «Маркос»? — не понял Лучано.

— У «Маркоса» драчка с «Бати», а «Доу-Форс» подрядилась выполнить для «Бати» какой-то заказ.

— Так-так. — Папа Лучано повертел в руках золоченую палку и принял решение: — Хорошо, Рико. Даю добро — ты у нас не новичок и, я надеюсь, знаешь, что делаешь. Люди тебе нужны?

— Нет, босс, я все сделаю сам.

— Ну хорошо, раз так.

Когда Энрике ушел, Лучано посмотрел на Гуина и сказал:

— Сможешь последовать за ним?

— Да, Папа Лучано, я все сделаю, — с готовностью ответил Гуин.

— И тебе тоже не нужны люди, Педро? — усмехнулся Лучано.

— Я не столь самонадеян, Папа. Я возьму с собой троих.

— Правильно, а судно наймешь у Федеральной почтовой службы.

36

По орбите Бургаса медленно плыли полицейские станции, составлявшие пояс его безопасности. Ни одно судно не могло приблизиться к планете или уйти в космос без их ведома. На крайний случай станции имели вооружение и в любой момент могли вызвать подкрепление полицейских сил. Однако такого еще ни разу не случалось, и, для того чтобы образумить нарушителя, обычно хватало предупредительного залпа.

Стрелок Майкл Соломон сидел возле трапа стрелковой башни и рассуждал о своей нелегкой жизни. Он делал это вслух, и оператор радара, Коста Дундал, был вынужден выслушивать это нудное повествование.

— Ты только подумай, Коста, как только я ухожу на дежурство, эта стерва вызывает электрика. Я возвращаюсь, а на столе счета за ремонт. Я спрашиваю ее: почему у нас все ломается, как только я ухожу на дежурство? А она говорит «не знаю» и улыбается, стерва.

Оператор Дундал пытался заниматься своей работой, но это было нелегко. Рассказ про визиты электрика он слушал уже в третий раз.

И что интересно, пока Соломон оставался холостым, он не делал жизнь своих сослуживцев столь невыносимой, однако счастливый брак в корне изменил его характер.

Коста Дундал тяжело вздохнул и сжал зубы.

Он просил лейтенанта Фартинга поставить его в смену с другим стрелком. Фартинг обещал, но просьбу не выполнил.

— Я ей говорю, скажи мне, и я все сделаю сам, безо всяких электриков, что я, безрукий? А она мне — ты так не сможешь. Здесь, говорит, нужен профессионал. А я спрашиваю: в каком смысле «профессионал»? А она мне хитро так, с улыбочкой отвечает: в профессиональном.

От избытка чувств Майкл Соломон раскачивался на стуле, и тот противно повизгивал, что делало выслушивание рассказа стрелка еще более мучительным.

«Ведь просил же лейтенанта как человека… Нет, оставил меня в смене с этим придурком, — негодовал оператор, вглядываясь в метки на экране и совсем ничего не соображая. — Хоть бы кто-нибудь на нас напал, что ли, тогда бы этот придурок поднялся к своим пушкам…»

— Станция, ответьте борту «В-567–209». Просим разрешения на посадку, — послышался голос из динамика, и для Косты Дундала он прозвучал как чудесная музыка.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org