Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 47

Кол-во голосов: 0

— И что теперь делать? — спросил Фред Катерпиллер.

— Свяжусь с Петренко. Пусть подключает другие силы — кто же знал, что у него такая артиллерия.

47

Рональд Петренко выслушал сбивчивый отчет Джая Хо и, положив телефонную трубку, молча уставился на своего помощника.

— Облажались? — спросил Отто Лацис.

— У него, видите ли, была спрятана пушка, — развел руками Петренко. — И они этого, конечно, не ожидали. Они надеялись, что им подсунут связанного и пьяного младенца, а этот парень надрал им задницы.

— Выходит, Луис испугался?

— Лу валяется в барокамере, и неизвестно, останется ли жив.

Петренко вздохнул и достал из стола электронный имитатор сигары. Выставив марку «Мистраль», он включил функцию «крепкие», и по помещению поплыл аромат невидимого табачного дыма.

— Что будем делать, сэр? — уточнил Лацис.

— Прежде всего я подставлю Махмуда Конелли. Это он настоял, чтобы я связался с негодяями из «Спортклуба». Возможно, они его за этот заказ как-то отблагодарили.

— Ну а что по делу?

— А что по делу? — Петренко затянулся из мундштука и, пожевав губами, переключил имитатор на марку «Кубалибре», — По делу, Отто, я думаю связаться с генералом Легмаром.

— Флот Нового Востока?

— Нет, Республики Торос. У них как раз намечается драчка с отрядом Промышленного Союза, так что пушек хватает.

— Ну так звоните, сэр, — выказал нетерпение Отто Лацис.

— Подожди, докурю сигару — потом позвоню.

— Но ведь это же не настоящая сигара, сэр.

— Что ты в этом понимаешь, Отто? — удивился Петренко и добавил: — Трезвенник несчастный.

Однако сигарный имитатор выключил, и воздух в кабинете тут же вернул себе прежний, нейтральный привкус.

Петренко снял телефонную трубку, присел на краешек стола и набрал код центрального телеграфа Республики Торос.

— Спасибо, что воспользовались нашими услугами. Здравствуйте, — произнес женский голос. Он был таким нежным и приятным, что, окажись он голосом компьютера, Петренко бы расстроился.

— Будьте добры, мисс, личный код 123–45–487.

— Но это же…

— Да, я знаю.

— Одну минуту, сэр, — отозвалась девушка, и в трубке послышались щелчки, шумы и прочий эфирный мусор, что говорило о большом количестве фильтров и дешифраторов секретной связи.

— Генерал Легмар слушает, — отозвался недовольный голос.

— Привет, Фриц, это Рон Петренко беспокоит.

— Не знаю такого, — буркнул генерал. Он не переносил, когда его называли Фрицем, ведь правильно было произносить — Фринц.

— Знаешь, Фриц, знаешь. Я тебе в Нойлере ресторан оплачивал и трех шлюх. Надеюсь, это-то ты помнишь?

— Ты с ума сошел, Рон. Это же секретная линия.

— А ты не корчи из себя идиота, — заметил Петренко. — Настроение, что ли, плохое?

— А то хорошее, что ли? Промышленники выбили нac с коммерческого узла. Два эсминца, крейсер и авианосец как корова языком слизнула.

— И что теперь? — спросил Петренко. На самом деле ему было все равно, но генералу Легмару требовалась поддержка.

— Теперь ждем приказа нашего политического руководства. Скажут отбить, отобьем обратно.

— Веселая у тебя работенка.

— А то!

— Я вообще-то к тебе по делу.

— Ну?..

— Нужно курьерское судно поджечь.

— Ты мои расценки знаешь.

— Да, конечно, — подтвердил Петренко.

— Тогда говори координаты цели.

48

Чакки Слайдер кивнул знакомому механику и вышел на стартовую палубу. Затем достал из пакета последний пирожок и пошел к своей машине.

Пирожок истекал маслом, и его капли оставляли на комбинезоне темные пятна, однако Чакки это не беспокоило. Сейчас он думал только о новой дискете с порнографическими сюжетами.

Парень со второй эскадрильи, Энди Пелтар, клялся, что там в групповухе участвует сама Лаоми Кэмпбэл. Будто бы этот ролик снял какой-то папарацци, а потом сбросил в сеть «Интерспейс».

Сам Чакки Слайдер не особенно интересовался порнухой, но от Лаоми Кэмпбэл он просто таял. Бывало, что, заваливая вражеский штурмовик или пробивая борт эсминца, он посвящал эту победу Лаоми.

«Тебе, любимая, я посвящаю смерть этих людей», — говорил Чакки, всаживая ракету в свою очередную жертву. Пару раз он даже писал Лаоми письма, но что ей за дело до простого солдата, который каждый день рискует жизнью!

И вот теперь этот Энди Пелтар: «Смотри, Чакки, здесь трахают саму Лаоми Кэмпбэл».

Первой мыслью Слайдера было снести Пелтару башку. Напрочь снести. Но потом ему пришла интересная мысль.

«Посмотрю, как она ведет себя в естественных условиях. То есть не на сцене», — решил он, и Энди Пелтар остался жить.

Свой «иксландер» Чакки нашел на стартовой площадке. Машина была полностью укомплектована боезапасом и подготовлена к вылету. Заботливым механиком Рейхом к плоскости была приставлена лесенка, а подвешенные на корпус бомбы оказались натерты маслом и блестели, как лакированные ботинки.

Рейх любил, когда все сияло и блестело, а вот Чакки внешний вид машины волновал мало.

«Главное, чтобы пушки работали, — бывало, говорил он. — А с закопченными боками я как-нибудь смирюсь».

Чакки скомкал пустой пакет и отшвырнул его в сторону, затем вытер руки о комбинезон и стал взбираться на плоскость. Оказавшись на крыле, он по привычке попрыгал, проверяя балансировку навесного вооружения, однако многотонный перехватчик едва пошевелился. Пилот удовлетворенно кивнул и затопал к открытому фонарю кабины.

Едва Чакки опустился в кресло, как на панели замигала лампочка радиовызова.

— Пилот Слайдер, — отозвался Чакки.

— Уже пообедал, Чак? — узнал Слайдер голос генерала Легмара.

— Да, сэр. Готов к выполнению задания.

— Окей, Чак. Возьмешь Грегори и смотайтесь в квадрат 23–45-Восток. Там должен оказаться почтовый уиндер, бортовой номер — «2978». Это шпионское судно, и его нужно сжечь безо всяких разговоров. Сжечь и быстро вернуться обратно. Кроме моей личной благодарности получите по пять тысяч премии.

— Служу Республике, сэр!

— Погоди радоваться. Судно очень маневренное, рядом район, находящийся под федеральным контролем. Полицейские суда и всякое прочее…

— Мы сделаем все, как надо, сэр.

— Ладно, действуйте, — сказал генерал и отключил связь.

Не успел Чакки набрать код Ференца Грегори, как на палубе загудели тревожные сирены. Изо всех углов, словно муравьи, выскочили аварийные команды и со всех ног помчались к подъемнику.

Чтобы ничего не пропустить, Чакки выбрался на плоскость. С ее высоты он увидел, как разошлись створки и транспортер поднял на палубу искореженный «иксландер».

Оказавшись в кислородной среде, машина начала гореть, но полсотни пенных струй в мгновение ока уняли пламя. На усеянные пробоинами плоскости полезла медицинская команда.

Опознавательных знаков видно не было, но Чакки узнал машину Берта Онтарио. Берт был хорошим летчиком, но торпеды об этом ничего не знали. Теперь беднягу извлекали из-под оплавленного колпака, и оставалось только удивляться, как Берт сумел довести машину до авианосца.

Спустя пару секунд на другой площадке всплыл перехватчик Джонни Лукойла. Он тоже выглядел не очень хорошо, однако Джонни сам выбрался из кабины и без посторонней помощи спустился по приставному трапу.

Среди набежавших пилотов и персонала Чакки узнал Ференца Грегори.

— Ферни! Фе-е-ерни! — закричал Слайдер и замахал руками.

Наконец Грегори обратил на него внимание и направился к машине Чакки.

— Ты видел, что случилось с Бертом? — крикнул снизу Грегори.

— К сожалению, очень хорошо видел, Ферни, — кивнул Слайдер. — Куда они ходили?

— На Черную Россыпь. Берт, Джонни и Левин.

— А Левин, значит…

— Как видишь, — кивнул Грегори.

— Для нас с тобой есть персональное задание, — уже не так громко сообщил Чакки.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org