Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 53

Кол-во голосов: 0

— Ну вот, даже здесь меня надули, — сообщил в эфир Слайдер.

— Что? — спросил Грегори.

— Ничего, Ферни. Идем домой.

53

Ривас Полбейк внимательно следил за двумя колонками цифр и энергично крутил ручки настройки. Время от времени он ругался и поносил своего босса. «Клиент» был похож на взбесившееся помойное ведро, и поймать его магнитным ковшом было нелегко.

Сумев выровнять скорости обоих судов, Ривас развернул манипулятор и стал подводить свой «АР-201» ближе к траектории «клиента».

— Давай быстрее, Ривас! — напомнил о себе Дирк Шнайдер. — Еще полминуты, и я вынужден буду его расстрелять.

— Понял, — коротко бросил Ривас Полбейк, полностью поглощенный своей работой. Следовало срочно захватить мчавшееся прямо на станцию судно и развернуть его в сторону. А уже затем попытаться остановить.

«АР-201» подошел совсем близко, и его манипулятор встал точно перед «клиентом». Увидев, насколько беспорядочно вращение судна, Ривас сделал самые пессимистические прогнозы. Едва ли кто-то уцелел в такой груде металлолома.

Полбейк застопорил манипулятор и включил торможение.

«АР-201» сильно тряхнуло, а затем мощная вибрация стала сотрясать судно Риваса Полбейка, да так, что сам он едва держался в кресле. Однако магнитный манипулятор держал объект и не срывался с него, несмотря на то, что уиндер продолжал вращаться. Решив, что шанс появился, Полбейк начал изменять курс сцепки. Вибрация усилилась, и приборы показали, что объект вот-вот сорвется.

— Давай-давай, Ривас, — подал голос Дирк Шнайдер. — Еще пару градусов, и все…

Ривас хотел что-то ответить, но жуткая тряска не позволяла ему это сделать.

«Ну еще немножечко», — подумал он и снова начал разворачивать сцепку. Манипулятор заскрипел, и показалось, что он вот-вот отломится, однако этого не произошло, и сцепка развернулась на необходимые пять градусов.

Теперь можно было не торопиться.

Полбейк выставил торможение на семь десятых процента и передал управление бортовому компьютеру.

Только теперь он заметил, что пот заливает его лицо, а одно ухо заложено от сильной вибрации.

«Ну если пилот погиб и платить будет некому, я выскажу Вовкину все, что я о нем думаю», — решил Ривас. Хотя на самом деле он был горд, что сумел удержать такой сложный объект. Раньше случалось ловить сорвавшиеся грузы или небольшие суда с отказавшим реверсом, однако такую вертлявую штуку ни разу.

Тем временем сцепка все дальше удалялась от станции «Тартулес», а вращение пойманного судна понемногу замедлялось.

Наконец объект успокоился, а вместе с этим прекратилась и ужасная тряска.

«Как на рыбалке, — усмехнулся Ривас. — Рыба устала и ждет, когда ее поведут к берегу…»

54

Джек Холланд спал. Его грудь мерно вздымалась, и он улыбался, погруженный в какое-то приятное сновидение.

Джеку снилась мышка Кисеи, которая была его товарищем и идеальным слушателем. Кисеи всегда все понимала, и, когда Джек что-нибудь ей рассказывал, мышка обычно не двигалась с места, с уважением относясь к проблемам Джека.

«Потом ее сожрал варан», — вспомнил Джек.

Это воспоминание оставило неприятный осадок, однако откуда-то издалека пришло еще более неприятное воспоминание — два хищных монстра, похожие на затянутых в хитиновую броню насекомых, раз за разом выбрасывали длинные жала и поражали свою и без того уже агонизирующую жертву.

«И этой жертвой был я. Я помню, как они меня убили, — подумал Джек. Однако его разум воспротивился явной несостыковке фактов, и вторая часть личности Холланда задала вопрос; — Но ведь я думаю, значит, меня не убили, и это был только кошмар. Да, мне снилось, что я лечу на почтовом уиндере и… Стоп! А что с моими семенами?!»

Беспокойство было таким сильным, что Джек сразу проснулся и удивленно огляделся. Помещение, в котором он находился, совсем не напоминало трюм уиндера и тем более пилотскую кабину. Едва Джек приподнялся на кровати, к нему шагнул коренастый человек с аккуратно подстриженной капитанской бородой.

— Мистер Джек Холланд? — улыбнулся рыжебородый и протянул руку для приветствия.

— Да, — кивнул ничего не понимающий Джек.

— Я Монс Вовкин. Хозяин станции «Тартулес», на которой вы сейчас находитесь.

— То есть я все-таки дошел?

— Дошли, да не совсем. Пушки «Тартулеса» заставили «иксландеров» убраться, но эти сволочи успели превратить ваше судно в решето. И то, что вы уцелели, мистер Холланд, просто чудо,

— Спасибо, сэр.

— Монс… Монс Вовкин, — напомнил хозяин. — И еще один вопрос, мистер Холланд, ваша карточка она…

— Это корпоративная карточка «Доу-Форс».

— Очень хорошо, — обрадовался Монс. — И вы, надеюсь…

— Да, я выполняю задание фирмы. Это не частная поездка, — ответил Джек, поняв затруднения мистера Вовкина. — А как мой груз?

— Ваши семечки? Они в хорошем состоянии. Правда, осколками снарядов были посечены некоторые мешки, но я заставил своих людей пересыпать семечки в другую тару.

— В таком случае я бы хотел на них взглянуть, — сказал Джек и поднялся с кровати. В висках неприятно застучало, однако Холланд удержался на ногах и, опершись о стену, нашел в себе силы улыбнуться: — Через пару секунд, мистер Вовкин, я буду в норме.

Когда Джеку стало лучше, Монс Вовкин проводил его до ремонтного дока, попутно рассказывая историю станции «Тартулес».

— Я ведь раньше занимался акциями. Работал на дому через сеть «Интерспейс». И однажды клиент, который должен был мне деньги, внезапно погорел. Состоялся суд. Осторожно, мистер Холланд, здесь намораживает скользкую дорожку, — к сожалению, теплоизоляция не везде достаточно хороша. Так вот, состоялся суд, и мне досталась эта станция. Что с нею делать, я не знал, пока не грянул лиморский кризис. Помните?

— Честно говоря, нет, мистер Вовкин. Я же пилот.

— Ну конечно, — согласился хозяин «Тартулеса». — Кризис — удел специалистов. Одним словом, мне пришлось зарабатывать на жизнь обслуживанием судов. Правда, пока это у меня не очень получается — клиентов мало.

Наконец они вышли в ремонтный док, где кроме почти полностью разобранного уиндера стоял еще полицейский катер.

— Вот, только вы да полицейский челнок, — грустно улыбнулся Вовкин. — А ведь сюда вместился бы десяток уиндеров.

— Ничего, мистер Вовкин, будет и на вашей улице праздник, — сказал Джек.

— Вы думаете?

— Уверен. Где же семена?

— Они внутри судна, мы накрыли их брезентованным пластиком, чтобы не испортились.

Обойдя деловито стучавших по железу рабочих, Джек ступил на уиндер через огромную брешь и почти сразу попал в грузовой отсек. Приподняв край брезента, он увидел мешки из прочного пластика, в которые были перефасованы семена.

«Порядок», — успокоился Джек, но на всякий случай пересчитал мешки. Пересчитал и похолодел — одного не хватало. Холланд проверил еще раз, но выходило одно и то же, вместо шестнадцати мешков в наличии было пятнадцать.

Расталкивая механиков и перепрыгивая через груды металлического хлама, Джек выскочил наружу и крикнул:

— Один мешок пропал! Мистер Вовкин, пропал один мешок!

— Как пропал?

— Не знаю как, но одного мешка нет.

— Эй, Фриш, пойди сюда! — позвал Вовкин одного из механиков.

Поначалу Фриш прикидывался глухим, но потом вынужден был подойти к хозяину.

— Кто взял мешок, Фриш? — строго спросил Вовкин. — И подними голову, когда с тобой разговаривают.

Механик упорно смотрел себе под ноги, и тогда Монс Вовкин взял его за подбородок.

— Так-так, Фриш, — сказал Вовкин, разглядывая заплывший глаз механика, — можешь мне не говорить, я и так все понял.

— Только скажите ему, что я ничего не говорил, сэр! — взмолился несчастный Фриш, и его лицо перекосилось от страха. — Он пообещал меня убить, если я скажу хоть слово!

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org