Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 6

Кол-во голосов: 0

— А ты на меня не ори, сморчок! — огрызнулась дама. — Все сроки ваших перерывов уже вышли! Сказали, на пятнадцать минут, а уже скоро час будет!

— Да ты… да ты знаешь, что мы там нашли? — сделал страшные глаза Захария.

— Что? — невольно подалась вперед неугомонная дама.

— Ящур.

Что такое «яшур», дама не знала, но то, как это слово произнес Захария, подействовало на нее должным образом. Дама тут же замолчала и больше не сказала ни слова, уважительно глядя вслед сгорбленному носильщику чемоданов.

— Видишь, парень, какой у нас народ? Вот с кем приходится работать. Слушай, подкинь-ка баул, а то мне ремень на горло давит.

Джек помог Захарии перевесить сумку поудобнее, и тот продолжил движение.

— Слышь, а далеко тебе вещички тащить, а то, может, лучше такси возьмем?

— Да нет, тут рядом, — успокоил носильщика Джек. — Метров семьсот, не больше.

— Какие-нибудь проблемы, Захария? — спросил дежуривший у выходных дверей полицейский.

Он еще издали приметил ссутуленного приемщика и парня с бейсбольной битой. Эта пара вызвала у него подозрения.

— Да нет, Ганс, просто земляка встретил и решил помочь, — через силу улыбнулся Захария и прошел через двери, любезно открытые Холландом.

Выйдя из здания порта, Бустер Захария остановился передохнуть и, взглянув на Джека, укоризненно покачал головой:

— Разве можно так с пожилыми людьми поступать, парень? Нехорошо это.

— Я куплю тебе пирожок, — пообещал Джек.

— Я люблю с повидлом, — сделал заявку Бустер и поднял чемоданы.

За все время похода Захария, сопровождаемый сочувственными взглядами прохожих, останавливался больше десяти раз и съел пять пирожков с повидлом.

Раскрасневшийся и потный, он к концу дистанции уже отпускал веселые шуточки и рассказывал Джеку похабные анекдоты. Когда они дошли до общежития, Бустер хотел смыться, но Джек настоял, чтобы тот донес вещи до поста охранника.

— Уф, зараза! — выдохнул Захария, отделавшись наконец от тяжелых чемоданов. — Ну ты меня и прихватил, парень. Ну и преподал мне урок. Больше я такого не допущу. — Бустер с трудом разогнулся и присел на облезлую скамейку.

— Что, перестанешь воровать из чемоданов? — спросил Джек.

— Да ну, скажешь тоже. Как тут перестать при такой-то работе? Ты не поверишь, какой у меня иногда соблазн разыгрывается — ну прямо бы все взял да и украл.

— Ну так перейди на другую работу.

— С работой у нас трудно, да и люблю я свое дело.

— Понимаю, — кивнул Джек. — Любимая работа — это все.

— Правильно говоришь. Да, чуть не забыл, — хлопнул себя по лбу приемщик, — квитанцию-то отдай.

— И правда, — спохватился Джек. Он пошарил в карманах и достал смятый клочок бумаги. — Вот, пожалуйста.

— Ага, очень кстати, — кивнул Захария, разглаживая квиточек. А то как же я без квитанции? Без квитанции у нас нельзя — мы организация солидная.

— И палку свою возьми — она мне теперь ни к чему, — сказал Холланд, возвращая биту.

— Спасибо, что вернул. Дикси ею очень дорожит.

— Передай им с Клодом привет. Пусть скорее выздоравливают.

— Передам, — кивнул Захария и, поднявшись со скамьи, заковылял на улицу.

Охранник проверил у Джека удостоверение и, кивнув в сторону уходившего Захарии, спросил:

— Что, родственник?

— Земляк, — ответил Джек и, подхватив чемоданы, понес их к лифту.

5

Свой первый день на новой работе Джек Холланд начал со знакомства с напарником — чернокожим парнем по имени Байрон ди Каприо де Бонкур де Плиер. Джек поначалу даже не поверил, что Байрон имел такое длинное имя, но тот показал удостоверение, где все было прописано четко и без ошибок.

— Но ты можешь называть меня просто Бэри или Док Байрон, — улыбнулся напарник.

— А почему «Док»? — спросил Джек.

— Да потому, что у меня степень доктора философии.

— Философии?

— Да, парень. А ты думал, что черные могут только автомобили угонять?

— Да нет, я ничего такого не думал.

— Ну и зря. Чтобы заработать деньги на учебу, я два года угонял ценные тачки. Так увлекся, что забыл, какая у меня была первоначальная цель, но потом вспомнил и пошел учиться.

— Но почему именно философия?

— Ты давай собирайся, Джек, — напомнил Байрон — Через пятнадцать минут мы уже должны качать дерьмо на восьмом причале.

Байрон помог Джеку облачиться в прорезиненный комбинезон ярко-оранжевого цвета и показал, как лучше одевать защитные очки, чтобы они не съезжали на нос и не натирали лоб.

— Ничего, скоро всему научишься. Если, конечно, не свалишь, как те, что приходили до тебя.

— Не держатся здесь люди? — спросил Джек, расправляя на комбинезоне складки.

— Не держатся, — подтвердил Байрон. — Чуть дерьмо попадет в морду, так сразу и убегают.

— А ты, значит, держишься?

— Положение обязывает Я черный доктор философии, — важно пояснил Байрон и неожиданно расхохотался, демонстрируя два ряда белых зубов.

Спустя пятнадцать минут они вдвоем толкали бочку, катившуюся на четырех надувных колесиках, и Байрон объяснял Джеку суть их работы:

— На самом деле, парень, ничего здесь сложного нет. Подгоняем нашу бочку к причалу, разворачиваем шланг, заходим в уиндер и разыскиваем там сортир. Если сортир находим, ищем в нем штуцер, если нам повезло и мы нашли штуцер, смело подсоединяем к нему шланг и скачиваем дерьмо в бочку. И все дела.

— Эй, вонючки, куда путь держите? — крикнул какой-то субъект.

— Да, чуть не забыл, — добавил Байрон, — нас постоянно будут звать вонючками, и, если ты страдаешь комплексом Эйпсера, тебе лучше сразу застрелиться.

— Нет, Бэри, пусть называют как хотят. Тем более что от нас действительно заметно пованивает.

— А вот тут ты прав, приятель, — улыбнулся Док и начал разворачивать экипаж к восьмому причалу.

Едва они с Байроном приготовили шланги, возле уиндера объявился пилот. На кармашке его кителя золотыми буквами по синему сукну было вышито: «Чизер О. Панам».

— Ну-ка, засранцы, шевелитесь живее. У меня через полчаса погрузка.

— Да, сэр, — поклонился Байрон и подмигнул Джеку.

— Конечно, сэр, — подхватил Холланд и поклонился еще ниже.

Видя, что над ним издеваются, пилот ушел в кабину.

— Видишь, Джек, совсем необязательно бить его по морде, достаточно просто показать ему, кто он такой. Пилоты народ понятливый, хотя, в сущности, каждый пилот сволочь.

— У меня диплом пилота, — заметил Джек.

— Эй, парень, но ведь надо предупреждать.

И «вонючки» расхохотались. Из кабины показалось свирепое лицо Чизера О Панама, и Байрон тут же побежал в туалет. Он присоединил шланг и скомандовал:

— Жми на желтую кнопку, Джек! Ай, нет, лучше на красную!

Пилот опять высунулся из кабины и проорал:

— Эй, дебилы! Вы там разберитесь, на какую кнопку жать, а то вы мне весь сортир дерьмом зальете!

Когда сеанс скачивания фекалий был закончен, Байрон свернул шланги и, обращаясь к своему напарнику, заметил:

— Видишь, Джек, что может сделать пара вонючек, если отрепетировать номер заранее.

— Здорово, — кивнул Джек. — А есть в твоем арсенале что-нибудь более радикальное?

— Конечно! Особенно нудным ребятам я сливаю на брюки остатки дерьма.

— Правда? И как же это происходит?

— А очень просто. «О сэр, что тут у вас случилось?» — «А? Где?» — «Да вот же, сэр. Ой, извините, я нечаянно, наверное, штуцер неисправен». — «Мерзавец! Ты испортил мне брюки!» Примерно так.

6

До обеденного перерыва Джек и Байрон успели обработать двенадцать судов. Они сделали бы и больше, но их бочка заполнилась и ее необходимо было освободить.

— Ну что, сольем бочку и рванем к двадцать четвертому? — предложил Джек.

Его лицо раскраснелось, и ему в общем-то понравилось работать с Байроном, если, конечно, не вдаваться в подробности самой работы.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org