Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 82

Кол-во голосов: 0

Питомцы Легмара давали противнику достойный отпор и сожгли много машин неприятеля, однако и сами понесли потери. Сообщения о приближении новых групп противника следовали одно за другим. Фринц Легмар был вынужден полностью погрузиться в боевую работу и безвылазно сидеть в своем координационном центре.

— «Центр», я «три-восемнадцать», вижу, как горит «три-ноль один»! «Харрикенов» очень много, сэр!

— Постарайтесь продержаться… Ли Вайдер уже на подходе! Всего пять минут!

— Да, сэр… — отозвался пилот и отключил связь.

— Что у нас с Шепелевым?! — крикнул генерал капитану Джетсу, который делал пометки прямо на полях звездной карты.

— Он привел девять машин, сэр, но выйти в космос могут только семь. Сейчас они заправляются.

— Как только будут готовы, пусть немедленно выходят за Ли Вайдером.

— Понял, сэр, — не отрываясь от своих записей, кивнул капитан, затем щелкнул переговорным устройством и передал приказ Шепелеву.

Загудел зуммер адмиральской связи.

— Генерал Легмар, сэр.

— Генерал, какого хрена вы там спите?! У астероидного пояса атакован наш транспорт!

— У нас не хватает машин, сэр. «Харрикены» связывают нас.

— Но ведь у вас есть резерв

— Там одна молодежь, сэр. Если выпустить их в бой, мы потеряем и людей и перехватчики!

— Они знали, на что идут, генерал, так что побеспокойтесь о выполнении приказа — закройте все подходы к эскадре!

— Слушаюсь, сэр.

— А в качестве поддержки я передам в ваше распоряжение восемь ракетных катеров. — И адмирал, не прощаясь, положил трубку.

Едва только Легмар перевел дух, как поступило сообщение разведчиков:

— Авиация, принимайте информацию: с направления 34–58–34 идет группа из двадцати машин, подлетное время около двенадцати минут, и еще пятнадцать бортов подходят с направления 03–89–71. Подлетное время — восемнадцать минут. Кто принял?

— Капитан Джетс.

— Удачи вам, капитан.

Едва разведчики передали сообщение, как на открытой волне появился Ли Вайдер:

— Сэр, докладывает «четыре-нодь один». Атаку мы отбили, но от группы Портера осталось четыре машины, да и те инвалиды

— Возвращайтесь назад, главное сейчас — сберечь людей.

— Понял, сэр. Возвращаемся. Капитан Джетс наконец разогнул спину, зевнул и сказал:

— Кажется, я разобрался, сэр.

— Ну говори.

— Они «играют» партизанскую схему, и следующий удар будет нанесен в сердце эскадры, одновременно с массированным отвлекающим ударом.

— Сражение при Катце?

— Да, сэр, что-то в этом роде.

— Ну тогда действуй.

Капитан взялся за рацию и, вызвав командиров двух резервных групп, приказал им готовиться.

81

Волны истребителей противника одна за дугой накатывались на эскадру адмирала Броуди, всякий раз все глубже погружаясь в построение ее судов. Противник не имел судов мощной артиллерийской поддержки и делал ставку на массированную атаку палубной авиации.

«Харрикены», «робберы», «фаердоги» «чистили» суда республиканской эскадры, проносясь словно стаи хищных пираний, снося с судов датчики, антенны, радарные экраны и все остальное, что позволяло судну ориентироваться в пространстве.

«Иксландеры» генерала Легмара, как могли, препятствовали разбойничьим ордам, но на каждый перехватчик наваливалось по десятку судов противника, и «иксландеры» один за другим гибли, унося с собой по нескольку судов противника.

Пушки крейсера «Маруш» молчали, поскольку противник пока еще находился вне досягаемости их снарядов. Штурманы уже рассчитали точку, откуда можно начинать стрельбу, но до нее еще нужно было добраться, отбиваясь от неисчислимых орд штурмовиков и истребителей противника.

Совместными усилиями перехватчиков и ракетных катеров удалось отбить несколько атак. Катера били шрапнельными ракетами, которые рвались на пути атаковавших и расцветали яркими, словно праздничный фейерверк, шарами.

Под прикрытием ракетных катеров «иксландеры» получили возможность вовремя заправляться и снова вступать в бой.

Внутри эскадры происходили перестановки — беззащитные разведывательные суда перемещались внутрь построения, а на «поверхность» выдвигались корабли огневой поддержки, оснащенные зенитными артустановками.

Поняв, что эскадра сумела провести перегруппировку, палубная авиация противника ушла к базам, чтобы лучше приготовиться к нанесению новых ударов.

82

Противник уходил и возвращался снова, накатываясь на эскадру извергавшими огонь волнами. Однако, натыкаясь на зенитный огонь и умелые контратаки перехватчиков, машины противника горели десятками и поворачивали назад не в силах пробиться сквозь стену сплошного огня.

Пилоты Легмара работали на износ, и их «иксландеры» были покрыты слоем сажи, оседавшей в ледяном космосе на броне перехватчиков.

Не выходя из кабин, пилоты получали горячий чай, сигарету и пару минут передышки. Но едва механики заканчивали заправку, бумажный стаканчик летел прочь, «фонарь» кабины закрывался, и транспортный стол с перехватчиком исчезал под полом, чтобы через полминуты вытолкнуть боевую машину в космос — часто прямо в пекло разгоревшегося боя…

Генерал Легмар оставался на боевом посту. Он сидел, подперев кулаками голову, и наблюдал за капитаном Джетсом, который управлял движением оставшихся двадцати четырех судов.

«Странное дело, чем больше потерь, тем легче работать, — размышлял генерал. — Ни тебе очереди на перезарядку, ни вала сообщений о том, что тот горит, а этот вышел из строя. Полный покой и порядок».

Вопреки опасениям Легмара, молодые пилоты погибли не все. В условиях сложного позиционного боя им, конечно, так бы не повезло, но в бою, похожем на рукопашную схватку, мастерство не играло такой роли. И опытные асы, и вчерашние курсанты выбывали из строя практически в равных пропорциях

Когда стреляют со всех сторон, особенно не полетаешь. Суда противника атаковали настолько отчаянно, что их избыточный огонь поражал даже своих. Выжить в таких условиях было нелегко.

«Кто же у нас остался из „стареньких“? Ли Вайдер — молодец, несколько раз выручал других. Чакки Слайдер тоже уцелел, хотя и ранен. За жизнь Шепелева бьются медики, а Карагозян лишился руки. Портер, Грегори, Шато, Вильяме — их больше нет».

Генерал вздохнул. Все эти люди были его гордостью. Их он посылал на самые трудные участки. Случалось, они гибли, такова уж солдатская доля, но никогда еще не бывало такой бездарной мясорубки, в которую из-за просчетов начальства были брошены его парни.

Гулко завибрировали стены правого борта. Это «Маруш» сделал первый залп. Полутонные снаряды понеслись к далеким целям, а это означало, что свою задачу перехватчики Легмара выполнили.

83

На экране главною терминала появилась долгожданная надпись. Компьютер опознал цели, заложенные в его базах данных. Теперь они находились в пределах досягаемости пушек «Маруша».

— Сэр, мы можем стрелять, — радостно сообщил полковник Бисмарк.

— Начинайте, — голосом адмирала Броуди пророкотал динамик.

Бисмарк поплевал на палец и вдавил клавишу «ввод», разрешая компьютерной программе действовать по заложенному в ней алгоритму.

Управляющий сигнал достиг пусковых устройств, и орудия главного калибра сделали залп по первой цели. Тяжелая механика быстро перезарядила пушки, и на экране главного терминала появились параметры новой цели.

Это был четырехпалубный авианосец типа «Юрген», то самое осиное гнездо, в котором обитали сотни истребителей и штурмовиков. Теперь он был под прицелом орудий «Маруша».

Полковник Бисмарк с особым удовольствием нажал «ввод», а затем задал компьютеру автоматический режим. Орудия крейсера успели сделать еще несколько залпов, когда с операционным залом связался корректировщик:

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org