Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 88

Кол-во голосов: 0

Сержанты побежали выполнять приказ командира, а Инесса прикинула цифры потерь и осталась довольна.

Из девяноста одного человека не пострадали семьдесят девять. Потери составили чуть больше десяти процентов, и это был хороший показатель. До города оставалось около семи километров, и показатель потерь мог не измениться.

«Я утру нос этому поганцу Тони Пинчеру», — подумала Инесса.

Пинчер, один из командиров армии генерала Фринслоу, не выделялся особыми талантами, но он был женоненавистником и не упускал случая сказать Инессе Брун какую-нибудь гадость: «Брун, ты взяла с собой сменные трусики?», «Брун, как дела с помадой и лаком для ногтей? Хватает?»

И так далее. Именно Пинчер до последнего момента отговаривал генерала Фринслоу посылать Инессу через зону безопасности:

— Эта красотка оставит всех своих людей в земле, мой генерал.

— Ты слишком предвзято относишься к командиру Брун, Тони, — отвечал генерал, поглядывая на присутствующую Инессу.

— Вспомните бой у Шлау-Мосс, переправу через реку Ваоми. Разве не отряд Брун нес самые большие потери, мой генерал? — настаивал Пинчер, однако генерал не изменил своего решения.

«Вот сволочь, — вспоминала Пинчера Инесса, — ведь знает, что у Шлау-Мосс мой отряд прикрывал отход основных сил, а на переправе через Ваоми в понтонный мост угодил снаряд».

Инесса подошла к бойцам, занимавшимся устройством раненых. Навес из веток и травы поднимался прямо на глазах. Работы оставалось на пятнадцать минут. А потом опять скорый марш. Цель — город Рурчин.

Пока люди Пака занимались установкой навеса, бойцы взвода Ланша собирали разбросанные боеприпасы и складировали их под одиноким деревом. Лишнего вооружения оказалось слишком много, и командир Брун решила оставить его здесь. В данном случае маневренность отряда была важнее.

— Ланш, — позвала Инесса.

— Да, командир.

— Лишнего не берите. Тридцать килограммов на человека — не больше. Люди и так устали.

— Понял, командир.

Навес для раненых был закончен и хорошо замаскирован. Инесса зашла внутрь укрытия и, чтобы подбодрить раненых, сказала:

— Не волнуйтесь, ребята, через пару дней мы вернемся и заберем вас. Вода у вас есть, еда тоже. Маклайн остается за старшего.

— Есть, командир! — отозвался Редрик Маклайн, у которого было сквозное ранение в ногу. И хотя осколок не задел кость, идти Редрик не мог.

Кроме Маклайна еще два человека могли выжить, остальные шестеро выглядели совсем плохо. В одном из лежавших на травяной подстилке бойцов Инесса узнала шестнадцатилетнего Патрика, которого шутя называла своим мужчиной. Теперь парнишку было не узнать. Мертвенная бледность исказила черты его лица, а хриплое дыхание отмеряло последние часы его жизни. Патрика было жаль, но командир Брун взяла себя в руки и вышла из-под навеса.

Оба взвода уже стояли собранными и готовыми к маршу.

— Вперед… — махнула рукой Инесса и быстро пошла впереди отряда.

88

Окраины Рурчина еще хранили следы жестоких боев армий генералов Фринслоу и Пеко.

Прошедший сезон ураганов с его дождями и ветрами не сумел стереть копоти со стен сгоревших зданий. Горы битого кирпича и завалы из бетонных плит делали эту территорию непроходимой, однако для партизан Фринслоу это было самое безопасное место во всем городе.

В других местах в любой момент могла появиться гражданская милиция, которая с одинаковой жестокостью расправлялась и с анархистами, и со сторонниками Всеобщего Порядка.

Уже совсем стемнело, когда отряд Инессы Брун пересек городскую черту. Отряд остановился возле разрушенных корпусов завода удобрений, и бойцы сразу начали маскироваться.

Командир Брун взглянула на светящийся циферблат и вздохнула. До десяти часов оставалось семнадцать минут. А ровно в десять она должна была включить радиомаяк — всего на несколько секунд, иначе его могла засечь разведка миротворческих сил.

И хотя отряд находился на территории города, никто не гарантировал, что бомбардировщики не сделают исключения и не нанесут удар по окраине Рур-чина.

— Я вышлю посты, — тихо сказал Бертольд Ланш.

— Хорошо, Берт, — согласилась Инесса. — Ну иди, чего ты ждешь?

Бертольд ничего не ответил и, помедлив еще немного, исчез в темноте.

«О, только этого мне не хватало, — покачала головой командир Брун. — Теперь еще и Берт — тоже нашли время влюбляться…»

Долгие взгляды Бертольда Ланша она стала замечать уже давно, примерно с полгода, но вот так стоять рядом с Инессой и тупо молчать он начал совсем недавно

«Понемногу осмелеет. Через полгода, глядишь, попытается повалить на землю», — усмехнулась про себя Инесса и снова посмотрела на часы. Оставалось восемь минут.

Где-то здесь, в полузасыпанных подвалах, находился отряд Юргена Хорста Его бойцы пришли сюда несколько дней назад и начали подготовку временной скрытой базы. Генерал Фринслоу намеревался собрать здесь четыреста человек, а потом захватить город.

Едва ли миротворцы начали бы бомбить Рурчин, зная, что в нем остается около двухсот тысяч человек. Населением города генерал Фринслоу воспользуется как щитом

Когда-то давно он избирался по местному округу в Национальный совет, но горожане отказали ему в доверии. С тех пор генерал невзлюбил жителей города, и теперь, планируя акцию с захватом заложников, он нисколько не сомневался в своей правоте.

Однако главной причиной, по которой Фринслоу решил захватить Рурчин, была не месть за давние обиды, а продовольственные и вещевые склады города, которые щедро пополнялись из запасов гуманитарных организаций. Имелась также информация о поставке в арсеналы милиции нового вооружения.

Все это не могло не заинтересовать генерала Фринслоу. Он знал, что и Дункан Пеко тоже готовится к захвату города, поэтому старался сделать это первым…

Секундная стрелка коснулась долгожданной отметки, и Инесса включила радиомаяк. Он послал в эфир несколько коротких сигналов и автоматически отключился, не давая антеннам миротворцев определить его точное местонахождение.

Потянулись минуты тягостного ожидания. О западне или неудаче Инесса старалась не думать. Она просто прислушивалась к ночным звукам, стараясь ничего не пропустить.

Наконец появились дозорные, а с ними и сам Юрген Хорст.

— Привет, Несен, — поздоровался он.

— Привет, Юрген Как у вас дела?

— Пока все тихо. Подвалы мы уже подготовили — и для вас хватит, и для отряда Пинчера.

— Следом пойдет не Пинчер.

— А кто?

— Де Сильва.

— Ну пусть гак, — согласился Юрген. — Ну что, вы готовы?

— Да, показывай дорогу.

Бойцы по цепочке передали новую команду, и отряд Инессы начал медленно втягиваться в развалины. Двигаться было очень тяжело, поскольку навьюченная на солдат амуниция цеплялась за торчавшую арматуру и нависавшие бетонные козырьки. Однако в конце концов все благополучно добрались до подвалов, где бойцы Юргена Хорста встретили новоприбывших и помогли им разместиться.

— Пойдем со мной, Несен, для тебя у меня есть отдельная квартирка, — пообещал Юрген и путаными, полузаваленными переходами провел Инессу в другой подвал.

Новое помещение оказалось значительно меньше первого и оттого казалось уютнее. Здесь была даже мебель: несколько разбитых стульев, два стола, шкаф и двуспальная кровать с кирпичами вместо ножек.

Освещались эти хоромы двумя газовыми фонарями, также, по всей видимости, найденными среди развалин.

— Ну как тебе наше гнездышко?

— Что значит «наше», Юрген? — спросила Инесса.

— Наше — значит, твое и мое.

— Ты рассчитываешь на брачную ночь? — Брун сняла жесткую портупею и устало опустилась на стул.

— Я рассчитываю на медовый месяц, дорогуша.

— И не надейся, старина Хорст. Я давно уже не женщина, а солдат. И уже три года сплю только в штанах. Какие уж тут «медовые месяцы»? Принеси-ка лучше воды.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org