Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 91

Кол-во голосов: 0

— Харрис? — позвал Пеко, опустив скрипку.

— Да, это я, камрад Дункан. Если я помешал, я уйду.

— Не нужно, Харрис. Докладывай.

— Две тысячи человек уже вышли из трубы. До утра подойдут еще три тысячи из второго эшелона и пятьсот человек «искупляющих вину».

— Потери?

— Около сотни человек задохнулись.

— Понятно. Иди, Харрис, я скоро спущусь к вам.

— Да, камрад Дункан, — поклонился Харрис, — только…

— Что еще?

— Камрад Дункан, я должен сказать. Я должен повиниться, камрад… — Было видно, что Харрис волновался. — Когда я полз по трубе, то… то мне было трудно, и я раза два или три подумал, что…

— Что?

— Что все это ни к чему… — Рассказав о проступке, Харрис опустил голову и стоял, ожидая своей участи.

Дункан тоже ничего не говорил, давая Харрису помучиться от угрызений совести. Наконец вождь глубоко вздохнул и спросил:

— А что было, когда ты вышел из трубы, Харрис?

— Я… Мне стало легче, и я стал увереннее себя чувствовать, камрад Дункан.

— То есть слабость ушла?

— Да, ушла, — торопливо закивал Харрис. — Ушла, камрад Дункан, слабости больше нет.

— Надеюсь, ты занес этот проступок в свой дневник?

— Еще нет, камрад Дункан. Едва я выбрался из трубы, сразу пришел к вам.

— Ты видишь этот город, Харрис? — Пеко вытянул руку со смычком и обвел ночные огни, словно забирая их в невидимое кольцо.

— Да, камрад Дункан, вижу.

— В нем полно тех, кто нас не любит. А также тех, кто будет в нас стрелять. И еще там живут люди, которым никогда не встать в наши ряды. Ты слушаешь меня, Харрис?

— Я слушаю, камрад Дункан.

— Перед рассветом мы войдем в Рурчин, и ты должен доказать, что там, в трубе, тебя посетила не настоящая слабость, которая прячется в кишках каждого живого существа, а просто легкое недомогание. Как грипп, понимаешь?

— Да, камрад Дункан. — Харрис понял, что вождь его прощает, и от этого в груди Харриса поднялась волна невыразимой любви и преданности.

— Войди в город первым, Харрис. Во главе отряда «искупляющих вину».

91

Марку Килворту снился отвратительный кошмар, будто убитый им Педро Гуин вдруг ожил и на негнущихся ногах гонялся за Марком по тесным проходам уиндера.

Гуин протягивал к Марку свои скрюченные желтые пальцы и кричал: «Зачем ты убил меня? Теперь я возьму тебя с собой!»

При этом он старался схватить Килворта за горло. Сначала Марк пытался застрелить ожившего Гуина еще раз, но во сне пистолет не стрелял. Во сне никогда ничего не получается. Хочешь убежать, а ноги немеют, хочешь выпить воды, а стакан оказывается пуст. То же было и у Марка — пистолет не стрелял, а Лео Казин, которого он звал на помощь, так и не появлялся.

Скрюченные пальцы мертвеца уже вцепились в горло Марка, но он все-таки сумел вырваться и, отчаянно крича, побежал в кабину. Но там никого не было, только штурвал двигался сам собой туда-сюда, туда-сюда…

Потом на Марка кто-то навалился, и он, закричав, проснулся.

— Ты что орешь? Совсем перепугал меня! — тряс Килворта Лео Казин, и по его лицу было видно, что он сильно струхнул.

— О! Лео, значит, это был сон?..

— Что — это? Ты так верещал, будто тебя мертвецы тащат.

— А ведь так и было, Лео! Меня Гуин с собой утащить пытался.

— Ну, тут можешь быть спокоен — твой клиент уже никого не утащит, — бодро произнес Лео, чтобы успокоить Килворта и себя тоже.

«Никогда не слышал, чтобы кто-нибудь так жутко орал», — подумал Казин и настороженно покосился на Марка, на котором до сих пор не было лица.

— Да ты попей пивка — сразу полегчает.

— А где у нас пиво?

— Да вот, в холодильном шкафу. Лео достал две банки и, передав одну Марку, сказал:

— Пей на здоровье. Это пивко еще покойник покупал. Ой, ладно, что я все про покойника да про покойника.

Однако Марк Килворт уже не мог пить это пиво и, отставив банку в сторону, вытер об штаны руки.

— Знаешь, Лео, многих я на тот свет отправил, но такого никогда еще не было. Не к добру это.

— Да наплюй, Марк. Мы уже почти на Рабане. Скоро эти драгоценные часики окажутся у нас.

Килворт никак не реагировал на слова Казина. Он смотрел прямо перед собой с таким выражение, лица, будто разглядывал привидение.

— Я пойду, — внезапно сказал он и поднялся.

— Куда? — испугался Лео. Ему показалось, что Килворт окончательно спятил.

— Я должен увидеть его мертвым, Лео.

— А чего на него смотреть? Если вчера он был мертвым, то уж сегодня и подавно.

Но Килворт все равно ушел.

«Надо бежать обратно на Бургас», — решил пилот, пропуская внутрь холодное пиво. И хотя сорт напитка был не самым лучшим, это пиво было единственной вещью, которая связывала Лео Казина с нормальной жизнью. Похоже, он здорово просчитался, согласившись участвовать в этой гонке.

«Денег захотелось — пожадничал. Вот и вляпался теперь. Баки почти сухие, а пассажиры — один труп, другой сумасшедший. О-хо-хо!..»

Внезапно совсем рядом послышался такой жуткий крик, что на него отозвались даже металлические перегородки трюма. Крик уже оборвался, а они еще немного потянули его ноту, добавив в нее минорного безразличия.

Лео Казин сидел не шелохнувшись, и все его существо протестовало против каких-либо действий. Он сидел как истукан и даже не моргал, в голове царил полный штиль — ни мысли, ни образа, абсолютный вакуум.

Сколько продолжался этот ступор, Лео не знал, а когда очнулся, то услышал привычные звуки ровно работавших силовых установок. Да еще попискивание радара — все как обычно.

— Бежать надо, бежать… — произнес пилот охрипшим голосом. Затем тяжело поднялся и вышел в коридор, чтобы найти ушедшего на свидание с Гуином Килворта.

Там, в хвостовой части уиндера, Казин и нашел их обоих.

Килворт умер на месте, когда из распахнувшегося шкафа на него выпал замороженный труп Гуина.

— Это моя вина, Марк, прости. Я забыл тебе сказать, что убрал труп в шкаф… — запоздало покаялся Казин. Он опустился на корточки рядом с остывавшим Килвортом и беспомощно вздохнул: — Ну посуди сам, Марк, он занимал здесь слишком много места, а шкаф для ветоши был пустой. Я его и перепрятал. Не нужно тебе было ходить сюда. Мы бы посидели, попили пивка — так, глядишь, и миновали бы эту беду, а теперь…

Из кабины донесся позывной сигнал открытой волны, а потом зазвучал голос.

Казин поднялся и быстро пошел к рабочему месту, но, когда он был на полпути, голос оборвался и сообщение прекратилось. Стало тихо.

Лео остановился и краем глаза заметил у себя за спиной какое-то движение.

— Эй, ребята, — он повернулся к трупам и погрозил им пальцем, — что это вы задумали? Лежать тихо, а то окажетесь за бортом. Оба.

На какое-то время угроза подействовала, и трупы, как показалось Лео, не шевелились. Он был доволен, что так легко обманул их, поскольку мусорного шлюза на уиндере не было и Казин при всем желании ничего не мог выбросить за борт.

Лео вернулся в грузовой трюм, где еще оставалось пиво, и вскрыл новую банку. Каково же было его удивление, когда в ней оказалось не пиво, а волосы. Настоящие человеческие волосы.

«Вот ведь, сволочи, как людей надувают», — покачал головой Лео и вдруг услышал шаги.

— А ну-ка все на место! — крикнул он и быстро вышел в коридор.

Казин отчетливо расслышал торопливый топот и пошел на этот звук.

Трупы он застал на прежнем месте.

— Ну кого ты хочешь обмануть, Марк! Я же вижу, что голова не так повернута и правая рука лежала по-другому! Ну ладно, вы сами меня вынудили… — Лео полез в шкаф для ветоши и достал оттуда моток капронового шнура. — Вот тут на обоих хватит, — сказал он и начал связывать оба трупа вместе, приговаривая: — А то взяли моду по коридору шастать. Теперь ваше дело маленькое — лежи себе да молчи.

Закончив работу, Лео проверил крепость узлов и вернулся в кабину.

— Полицейский корабль вызывает курьерское судно. Полицейский корабль вызывает курьерское судно.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org