Пользовательский поиск

Книга Особый курьер. Содержание - 94

Кол-во голосов: 0

— Вот видишь, камрад Джек, какая у тебя нелегкая судьба. А все почему?

— Почему?

— А все потому, что на Бургасе нет Всеобщего Порядка. Понимаешь?

— Это — да. Порядка там никакого, — совершенно искренне согласился Джек.

— А что это у тебя на руке? Золото?

— Это подарок, — нехотя ответил Джек. — Память об отце.

— Дай посмотрю. — Длинноволосый взял часы, поднес их к глазам и внимательно осмотрел корпус. — Это всего лишь позолота. А «Трайдент» — это что, имя твоего отца?

— Да, — соврал Джек.

— Ладно, пока можешь их носить, но в случае необходимости ты сдашь их в фонд борьбы.

Просветительскую беседу камрада Харриса прервал шум судовых двигателей. На высоте двухсот метров в сторону посадочного терминала проплыл уиндер. Несколько человек из свиты Харриса открыли по нему огонь, и судно скользнуло в сторону, пытаясь уйти с линии огня.

— Отставить! — крикнул длинноволосый и, проводив корабль взглядом, пояснил:

— Зачем вы стреляете? Сейчас он сядет и вскоре станет нашим, а если вы его собьете, он разрушит склады. Аида, посмотрим, как идут дела у камрада Мэтлока. И ты, пилот, иди с нами. Сказать по правде, ты мне нравишься, и я хочу представить тебя камраду Дункану. У него наметанный глаз и внутренняя мудрость. Он точно скажет — наш ты или чужой.

93

Пули звонко забарабанили по днищу уиндера, и Ласло Калев бросил корабль вправо, отчего Коррадо едва не свалился на пол.

— Держи ровнее, ты меня так угробишь! — крикнул Энрике, потирая ушибленную голову.

— Ровнее нельзя, нам сейчас ракету влепят! Эх, связался же я с тобой!

Обстрел прекратился, и пилот начал снижаться прямо на свободный посадочный квадрат.

— По-моему, там настоящая война идет. Вон посмотри… — сказал Ласло, кивая на экран сканера.

Частые разрывы гранат, перебегающие с места на место люди, лежащие на бетоне трупы — все говорило о том, что на земле проходила нешуточная операция.

— При таком раскладе, друг, нужно сажать машину дверью к танкеру. А то они нас с ходу обработают, — пояснил Энрике.

— А если нас обработают другие?

— Не обработают. Те, что обороняются, — это регулярная часть.

Отдав распоряжение, Коррадо пробрался в грузовой трюм и вскрыл оружейный ящик.

Автомат «протос» лежал в полной готовности со снаряженным коробчатым магазином. В своей работе Энрике не часто приходилось пользоваться подобным инструментом, однако сейчас был именно тот случай, когда требовалось применить тяжелую артиллерию. Пули «протоса» содержали нестабильный кобальт, и один такой заряд мог прошибить кирпичную стену.

Уиндер завис над посадочным квадратом и начал медленно опускаться вниз. Шальные пули продолжали щелкать по его корпусу, не причиняя судну вреда. Наконец корабль плавно коснулся площадки, и Ласло, даже не дождавшись остановки двигателей, побежал открывать выходную дверь. Ему казалось, что уиндер вот-вот станет мишенью для какой-нибудь мортиры. Воображение рисовало Калеву ужасающие картины с пылающим уиндером и морем огня. Вспотевшие ладони скользили по рычагу замка, и это еще больше усиливало чувство давящего страха.

— Бежим, Коррадф мы можем укрыться за танкером! — закричал Калев, когда запорный рычаг двери поддался

— Не спеши, придурок! — предупредил Энрике. Однако страх был сильнее осторожности, и Ласло прыгнул на бетон, тут же попав под обстрел. Он упал и, схватившись за ногу, отчаянно закричал:

— О-о! А-а-а! А-а-яй, как больно!

Энрике свесился вниз и, подхватив Калева, рывком втащил обратно. Как выяснилось, ранение оказалось пустяковым — осколок гранаты прошел, не задев кости, и крови было совсем мало.

Коррадо даже не стал оказывать Ласло помощь, заставив его самого добираться до аптечки. Когда пилот, выкрикивая ругательства и стеная, убрался в трюм, Энрике снова распахнул дверь и, выверив расстояние, одним прыжком достиг задней опоры уиндера. Затем выглянул из-за укрытия и произнес:

— Ага, как раз вовремя.

Повстанцы открыто бежали к терминалу, намереваясь покончить с отрядом гражданской милиции. Коррадо поднял «протос» и сделал два выстрела.

Бежавшие первыми двое повстанцев лопнули, как новогодние хлопушки, и еще несколько человек были повалены взрывной волной. Коррадо дал короткую очередь и разметал остатки атакующих.

Из-за танкера выскочило трое запыхавшихся милиционеров. Они подбежали к Коррадо и спрятались за корпусом уиндера.

— Спасибо, вы нам очень помогли, — поблагодарил милиционер с нашивками сержанта. — Мы бы не успели.

— Что делать, пришлось защищать свою жизнь, — пожал плечами Энрике. — Сколько вас тут?

— Восемьдесят три человека тех, кто еще может держать оружие, и девятнадцать раненых, — сообщил сержант.

— Оружия хватает?

— С этим все в порядке — под нашим контролем арсенал.

— Это уже кое-что, — кивнул Коррадо. — Вам нужно посадить пулеметчика вон на ту каланчу. Эти ребята накапливаются в низине сразу за складами. С каланчи их будет видно как на ладони.

— Мы пробовали отбить это здание, но у нас ничего не вышло, только потеряли троих человек, — сказал сержант.

— Придется попробовать еще. Иначе в следующий раз они доберутся и сюда. Кстати, сержант, к вам в порт не прибывал еще один уиндер — точно такой же, как этот?

— Не знаю, сэр. С шести пятнадцати утра мы ведем бой. От пятисот человек осталось восемьдесят.

— Понимаю, — кивнул Коррадо, а про себя подумал: «Куда же мог подеваться наш драгоценный Джек Холланд? Неужели погиб? Это было бы очень досадно».

— Ладно, сержант, найдите мне пять человек добровольцев, и я отобью эту каланчу.

— Раз так, сэр, трое у вас уже есть.

— А еще двое?

— Увы, все силы брошены на удержание арсенала.

Если эти фанатики дорвутся до оружия, они уничтожат всех.

94

Холодный рассвет застал Инессу Брун за обходом постов — своих и Юргена, который после вечерних возлияний дрых без задних ног.

Занемевшие в утренней сырости часовые выглядывали из своих секретов и смотрели на Инессу с некоторым удивлением. Они все еще пребывали в режиме полубодрствования.

Это состояние знакомо каждому, кто хоть раз нес караульную службу. Долгая борьба со сном изматывает организм и приводит к некоему раздвоению, когда часть сознания спит, а другая продолжает бодрствовать.

Понимая состояние людей в эти последние и самые трудные полчаса перед сменой, Инесса старалась их взбодрить.

— Привет, Болдерик.

— Доброе утро, мэм.

— Как тут?

— Все тихо, мэм. В такую рань спят даже птицы.

Болдерик охранял тропу, проложенную среди осыпавшихся развалин. По ней можно было выйти в город и так же легко пробраться в расположение базы. На ночь тропу минировали «растяжками» и для надежности выставляли пост.

— Кто на мельнице?

— Кто-то из людей Юргена, мэм. Кажется, его зовут Элиас.

Мельницей обитатели базы называли трехэтажный корпус дробильного завода. Он меньше других зданий пострадал от артиллерийского обстрела, и на площадке его последнего этажа был установлен наблюдательный пункт с пулеметной точкой.

Через десять минут Инесса оказалась на мельнице и была довольна тем, что не нашла часового. Он появился сзади совершенно неожиданно, и первое, что услышала Инесса, был щелчок предохранителя.

— Доброе утро, мэм. Я думал, это кто-то посторонний.

— Ты хороший часовой, Элиас, — похвалила Инесса.

— Служба есть служба.

— А где пулемет?

— А прямо перед вами. — Элиас шагнул вперед и откинул в сторону грязный запыленный матрас, на который командир Брун даже не обратила внимания.

— Здорово придумано, — кивнула она и, подойдя к пулемету, выглянула через бойницу. Позиция была хорошей и обеспечивала прикрытие всех подходов к базе.

— С чего вдруг проверка, мэм? — спросил Элиас.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org