Пользовательский поиск

Книга Пять жизней читера. Содержание - Глава 14Жизнь пятая. Преступная деятельность

Кол-во голосов: 0

— Давай, сказано, пока и правда не ограбила.

— Да на, держи, подавись. Что хоть покупать собралась? Штукатурку для своей кривой рожи?

Няша, деловито пересчитывая конфискованное, на критику внешности не обиделась и ответила деловито:

— Нам сейчас водка нужна, а не косметика.

— Что?! — не поверил своим ушам Рокки.

— За водкой сбегаем, потом уже все остальное.

Не сдержавшись, Рокки рассмеялся и покачал головой:

— А ты у нас та еще штучка, вот уж никогда бы не подумал.

— Ты лучше вообще не думай, у тебя это не получается. Вот для кого я говорила, что не пью? Где были твои уши?

— Тогда зачем тебе, такой правильной, понадобилась водка?

— Затем, что я без нее жить не могу. И ты, кстати, тоже.

Глава 14

Жизнь пятая. Преступная деятельность

Память о былом у Рокки отсутствовала, зато имелась твердая уверенность, что в нормальном мире у порядочных людей не принято совершать манипуляции с крепкими алкогольными напитками на детских площадках. Но Няша сейчас занималась именно этим и, судя по ее предельно целеустремленному виду, не испытывала ни малейших угрызений совести по этому поводу.

Почему манипуляции? Да потому что проделываемое девушкой назвать распитием было нельзя, не говоря уже о том, что она до этого дважды заявляла, что алкоголь не употребляет, а при всех странностях «крестной» Рокки почему-то верил безоглядно во все, ею сказанное.

Для начала Няша вытащила из крохотного кармана тугих шортиков, где, казалось бы, и зернышку маковому местечка не найдется, вещицу, похожую на непрозрачный поделочный камень зеленого цвета, обточенный в форме виноградины и небрежно отшлифованный. Бросив его в пластиковый стаканчик, девушка плеснула следом водки, после чего начала взбалтывать содержимое.

Минутой позже этого непонятного действа она перелила получившуюся мутную жидкость в другой стаканчик, перед этим прикрыв его сложенным несколько раз бинтом, который выбросила сразу же по завершении процедуры фильтрации (если, конечно, Рокки правильно понял суть происходящего).

Глядя, как Няша заливает раствор из зеленой штуки и водки в горловину пластиковой бутылки со сладким напитком, он кое-что вспомнил, о чем решил упомянуть:

— Я такое уже видел. В смысле похожее на глаза попадалось.

— Уже видел детскую площадку? — фыркнула девушка.

— Нет, я об этой фигне, которую ты в водке разболтала. Похожими кругляшами была набита та штуковина, которая торчит на затылке у самых крутых здешних уродин. Его вальнули серьезные ребята, стволы у них были такие, что хоть на танки с ними выходи. Но все равно одного своего там оставили, да и я его ненадолго пережил, сглупил тогда по тупости, да и вариантов не было — так и так лететь в общагу.

— Ну да, уж чего-чего, а приключений у придурков хватает, — рассеянно заметила Няша, взбалтывая пластиковую бутылку.

Рокки хотел было рассказать ей, как по собственной инициативе без хлеба и соли уплел хрен знает что, вытащенное из башки жестоко издохшей твари, после чего с дивной быстротой улетел на очередное возрождение, — но решил, что не стоит нарываться на очередное высмеивание его поведения. Прознав о столь смешном косяке, Няша небось чем-нибудь похуже «придурка» приласкает, а ему не хочется выслушивать в свой адрес подобное. И ведь даже не ответишь как следует, манера общения девушки в сочетании с ее внешностью настолько своеобразна, что язык не поворачивается ей грубости высказывать.

Странноватая особа. Необычная.

Няша поднесла бутылку к лицу Рокки:

— Видишь?

— Не слепой.

— Запомни, как выглядит и как пахнет. Это жизнь. Наша жизнь. Споровый раствор иногда называют живчиком, иногда живуном, а кто-то живцом. По-разному говорят, а суть одна — без этого напитка нам тут делать нечего. Выведи свои шкалы, найди шкалу спорового баланса. Нашел?

Рокки, уже успев получить от Няши урок на тему настройки меню, не с первой попытки, но выполнил требуемое и кивнул:

— Да запросто, смотрю на нее. Что дальше?

— Сколько в ней единиц, если брать полностью?

— Одиннадцать.

— А на сколько сейчас заполнена?

— На восемь.

— У новичков на нулевом уровне всегда десять, каждый следующий уровень прибавляет единичку. Еще можно качать звездами и кое-какими достижениями, но тебе это вряд ли светит. При возрождении здоровье, бодрость и Дух Континента заполнены целиком, споровый баланс, жажда и голод от семидесяти до девяноста процентов, там обычно непредсказуемая лотерея, а удовольствие от шестидесяти до семидесяти. За всеми показателями нужно присматривать, это очень важно, но, даже если не смотреть, ты сразу поймешь, что где-то что-то сильно снизилось. Уж поверь, такое не заметить невозможно, ведь если твой споровый баланс уменьшится до половины, ты начнешь получать нарастающие штрафы.

— Это как?

— Как-как — твои характеристики начнут снижаться, ощутишь слабость, сонливость, станешь не таким быстрым, не таким поворотливым. Со временем дойдет до того, что еле ноги будешь передвигать, а на нулевом значении потеряешь сознание. Проваляешься несколько часиков и улетишь на респ. Ну это если тебя раньше не найдут, тут калорийная еда без присмотра долго не залеживается.

— Я так понял, поднимать споровую шкалу можно этими помоями? — Рокки указал на бутылку.

— Ну надо же — он догадался. Да, один маленький глоток — это приблизительно одна единичка. С запасом пить не получится, шкала покраснеет, и пойдут штрафы, жадных Континент недолюбливает. Та зеленая штучка называется споран, ее можно доставать из затылочных мешков развитых зараженных. Как я поняла, ты насчет мешков уже что-то знаешь.

— Сталкивался, — неопределенно ответил Рокки, не горя желанием рассказывать, как своими же руками отправил себя в порядком поднадоевшую студенческую общагу.

Или точнее — глупым ртом, руки в той ситуации играли вспомогательную роль.

— У начинающих зараженных на затылке появляется что-то вроде бородавки. Она бестолковая, ничего полезного там не бывает. Чем дальше мертвяки развиваются, тем больше она становится, из нее вырастает что-то вроде пустого гриба, он похож на половинку очищенного апельсина. Оболочка со временем сильно твердеет, но все равно мягковатая, ее даже у самых крутых тварей можно ножом пробить. Если пробил — это конец, они после такого не выживают, ахиллесова пята любого чудища. У сильных монстров вокруг мешка нарастает костяная защита, вот ее пробить нереально тяжело даже из сильного оружия. Но с одной стороны она всегда открыта, потому что мешку нужно окошко. Точно не скажу, но говорят, что из него споры сыплются, получается, твари заражают все вокруг себя, это у них непрерывно работает. В общем, ты видел, что я сейчас делала, смотри, ничего не напутай. Берешь чуть-чуть алкоголя, нужен крепкий, не меньше тридцати градусов, растворяешь, процеживаешь, потом размешиваешь. Обычно размешивают в пропорции один к десяти, но я слабее делаю, потому что…

— Потому что с алкоголем не дружишь, но, получается, бухать тебе все равно приходится, — ухмыльнувшись, перебил Рокки.

Няша указала на бутылку:

— Крепость около двух градусов, дневная норма получается меньше бокала легкого пива. Но если тебе так хочется, можешь считать меня алкоголичкой, для придурка такое простительно.

— Да ладно тебе дуться, я ведь без наезда сказал. Значит, бокал твоей бурды на день?

— Бывает меньше, бывает больше. Если много сил теряешь или ранен, расход может серьезно увеличиться. Держи, сделай три глотка. Глотки должны быть небольшими, и не торопись.

— А это нормально — пить бурду из хрени, которую немытыми руками из зомбаков достают?

— Да когда ты уже забудешь это слово?! Пей давай, придурок. И не надо так кривиться, помни, что это всего лишь гриб, он растет на зараженных. И помни, что без споранов иммунный и недели не проживет, они наше главное богатство и валюта, которую принимают везде. Вот и все, что тебе надо знать, остальное ты сейчас не поймешь, слишком тупой. Ну как, шкала заполнилась?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org