Пользовательский поиск

Книга Пять жизней читера. Содержание - Глава 18Жизнь пятая. Деревенская

Кол-во голосов: 0

Ветер, осыпающий ударами, стих в один миг. Увесистые капли тоже перестали сыпаться. Но это не обрадовало, интуиция подсказывала, что подошло время чего-то похуже.

Небесный великан заурчал впятеро сильнее прежнего, из гудроновой массы, сплошным слоем растекшейся над головой, начала формироваться стремительно закручивающаяся воронка, тонким хоботком тянущаяся к земле. Рокки почему-то был уверен, что до этого смерч никогда не видел, зато прекрасно знал, чем он может грозить, и потому не жалел ноги.

Давайте, родимые, выносите, пока вас от земли не оторвало.

Опустившись на поле, вихрь помчался непредсказуемым зигзагом. Коснулся дымящегося после попадания молнии трактора, резко распахнув обе его дверцы, расширяясь и наполняясь силой, поспешил дальше, легко развеял недобитую ветрами скирду соломы и помчался назад, в направлении леса.

У Рокки чуть от сердца отлегло, но ненадолго, потому как в километре правее начал формироваться новый вихрь, на вид посерьезнее удаляющегося, а ведь и первого могло с головой хватить.

А потом чернота небес обрушилась всей своей массой, окружив тьмой, скрыв и смерчи, и поле, и вообще все. Окружила непредсказуемо неожиданно, страшно и мокро.

Мокро, потому что, черт побери, это обрушился тот самый, уклончиво обещанный Няшей дождь.

Да-да — который, по ее словам, способен отдирать мясо от костей.

Уже через секунду Рокки, отплевываясь от попавшей в рот неприятно маслянистой воды, понял, что на этот раз спутница значительно уклонилась от истины.

Все оказалось куда хуже, чем рассказывала Няша.

Глава 18

Жизнь пятая. Деревенская

Дом был явно не из фешенебельных. Потрепанный временем, покосившийся, дощатые полы продавлены, постеленный на них линолеум местами походил на экспонат из музея древнеегипетской истории, где по степени обшарпанности и печальному виду ему не было равных. Облезлые ковры на стенах, громадные часы, в которых в ржавую труху рассыпалась кукушка, и прочее в таком духе делали это место похожим на склад прозябающего в нищете старьевщика.

Но нельзя не отметить и два несомненных плюса — в избе было чисто, а окна прикрыты ставнями. Первое обстоятельство даже слегка удивило, потому как в сухой атмосфере запертого помещения слегка ощущалось неприятное амбре, чему не место в приличном доме.

Ставни — это замечательно, жаль только, что не везде установлены. Няша, сообщив, что в деревне может быть опасно, никак эти слова не пояснила, но Рокки не совсем тормоз, догадывается, о чем речь. Жители могли превратиться в тварей, да и пришлых мертвяков нельзя сбрасывать со счета, в том числе развитых до тех стадий, где не то что дрыном, где даже пулеметом вопрос не решишь. Чем меньше у них возможностей заглядывать в дом, тем лучше.

И еще ставни хороши тем, что хотя бы частично приглушают рев ветра и низвергающейся с небес воды. Рокки даже не верилось, что у него это получилось — добраться до одного из домов в такую непогоду. Видимость нулевая, под ногами сплошная грязь, перемешанная с соломой, ветер норовит как следует окунуть в эту жижу, — направление было потеряно почти мгновенно. Спасибо Няше, она каким-то непостижимым образом понимала, куда следует двигаться. Докричаться не могла, только и получалось понять, что она издает какие-то звуки, зато нажим рук, поворачивающий голову, работал.

Девушка управляла своим носильщиком, как всадник лошадью. Одно отличие — вместо уздечки ладони.

Вымокли, конечно, до последней нитки и вымазались изрядно. Рокки, уложив Няшу на продавленный диван, сказал:

— Подожди, я сухое тряпье поищу.

— Только холодильник не открывай, — зачем-то попросила девушка, после чего строго добавила: — И побыстрее давай, дел невпроворот.

Какие у нее могут быть дела в этой сотрясаемой стихией избе, Рокки не знал, но переспрашивать не рискнул. Да и зачем, если это само выяснится, уж мимо него здесь ничего не пройдет.

Разнообразной одежды обнаружилось много. Особо не перебирая, набрал целый ворох по вешалкам и шкафам, отнес в большую комнату, сбросил перед диваном, не удержался от непродолжительной рекламы своих находок:

— Вперед, Няша. Для тебя только самое модное, только что из Милана, свежая коллекция поеденных молью фуфаек.

— Выйди, мне переодеться надо.

— Жаль.

— Что жаль?

— Что выгоняешь. Не подумай плохого, просто хотел посмотреть, как ты это будешь делать с такой шиной. Тебе точно помощь не нужна?

— Рокки, не зли меня, не то получишь, — устало выдала девушка.

Тому ничего не осталось, как развернуться, получив при этом повтор непонятного наставления:

— Только не вздумай холодильник открывать.

И дался он ей? Вот что не так с холодильником?

И пары шагов не сделав, Рокки чуть по лбу себя не хлопнул. Вот ведь баран тупорылый, ну как можно не врубаться в настолько очевидные вещи? Неизвестно, насколько давно эта деревня провалилась со всем содержимым и обитателями в эту невообразимую задницу Вселенной, но одно можно сказать точно — в тот же миг пропало электричество, питающее в том числе бытовые приборы.

Холодильник простоял недели, а может, и месяцы неработающим, продукты питания подобное обращение переносят плохо, они портятся, покрываются плесенью, начинают нехорошо попахивать.

Открыв дверцу, можно ощутить на себе всю прелесть поражающих факторов химического оружия.

Ну хоть с одним вопросом разобрался.

Переодеваясь в сухое, услышал болезненный вскрик Няши.

Встревоженно-громко спросил:

— Что с тобой?

— Нога… сволочь…

— А я ведь предлагал помочь.

— Ну да, предлагал.

— Сама же отказалась.

— Конечно, отказалась. Рокки, перед тем как увидеть меня без одежды, тебе придется умереть.

— И как же я мертвым смогу насладиться этим зрелищем?

— Это не мои проблемы. Запомни как следует. Без шуток.

— А почему так строго? Я ведь, считай, твой личный врач.

— Таким врачам в древние времена руки отрубали, худшей шины я в жизни не видела. Кстати, принеси мне еще тряпок похуже и найди ножницы. И что-нибудь, из чего можно сделать нормальную шину.

— Тебе она не поможет. У тебя даже пуля в ноге осталась, по-моему, она чуть ли не от колена до самой ступни прошла, разнесла тебе все. Сверху вниз стреляли, козлы.

— За пулю не волнуйся. Сказала же, что мне надо, давай шевелись. И оружие принеси, я его почищу.

— Это не горит.

— Рокки, да ты хуже придурка. И ружье и винтовка намокли, их надо хотя бы насухо вытереть, а не ждать, когда заржавеют. Завтра это оружие может твою жизнь спасти, а может и осечку дать, когда осечка будет совсем ни к чему. Привыкай о нем в первую очередь заботиться.

— Да я сам этим займусь — работа для мужчин как-никак.

— Ты, Рокки, займешься тем, что я скажу.

— Ну давай говори, командирша, — ответил тот, нехорошо напрягшись.

Только-только вознамерился отдохнуть, а тут светит какая-то непонятная работа. Для в край вымотанного человека — плохая новость.

— Обойди весь дом. Проверь каждую дверь, послушай и понюхай в каждом углу. Посмотри, где и как можно выйти, на всех путях поставь ловушки.

— Я по ловушкам не мастер.

— Не волнуйся, я помню о твоей ограниченности и многого не жду. Хотя бы прислони к двери что-нибудь, пусть упадет с грохотом, если ее откроют. Разбей несколько бутылок, стекла рассыпь в узких местах, чтобы хрустели, когда наступают, — это громко и для некоторых больно. Смотри там сам, думай, что из разных вещей можно соорудить, ты же не совсем беспомощный, а это несложно, должен справиться. Еду и воду заодно поищи, только не забывай, что холодильник трогать нельзя.

— Да понял я, понял.

— Если найдешь испорченные продукты, заверни их в пакет или в тряпки, спрячь в шкаф или куда-нибудь. Но только не выкидывай из дома, чем меньше запахов, тем меньше мы привлекаем зараженных. Пустые ведра и тазы наполни дождевой водой. Просто поставь их на крыльце и забери через несколько минут.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org