Пользовательский поиск

Книга Пять жизней читера. Содержание - Глава 24Жизнь пятая. Реки и берега

Кол-во голосов: 0

В винтовке остался всего лишь один патрон, а перезаряжается она не быстро.

А в пистолете вот-вот опустеет магазин, перезаряжать его вообще нечем.

Как бы ни пришлось Кусакой отмахиваться.

Перекинув винтовку на другое плечо, ухватил Няшу, как ребенка, вкинув перед этим меч в ножны на ее поясе, уже не думая о сохранности покалеченной ноги спутницы, проломился через все то же сужение тропы и, даже не притормозив, сиганул с обрыва. Высота всего ничего, приземлился точно туда, куда планировал — возле самой кромки воды, на узкую ровную полоску мокрого песка. Он был насыщен илом, излишне податливым, ступни чуть ли не целиком завязли, зато приземление смягчилось, колени пусть и просигнализировали болью, что им такое обращение не по нраву, но в остальном вели себя покладисто.

С Няшей получилось чуть хуже — и она равновесие потеряла, и Рокки ее не удержал. Вскрикнув, девушка просеменила пару шагов по мелководью, неловко размахивая руками, пригнулась и сумела ухватиться за воткнутое в уключину весло, только после этого подняла многострадальную ногу.

Церемониться было некогда: подскочив к спутнице, Рокки ухватил ее за талию, перебросил через борт, потащил лодку на глубину, изо всех сил упираясь в прогибающееся под ступнями дно и краем глаза поглядывая назад. Увидев, как над кромкой обрыва показалась голова мертвяка, даже не дернулся что-то предпринимать, проигнорировал полностью. По физиономии понятно, что это начинающий, опасности от такого немного. Покуда спустится, покуда догонит — многое успеет измениться.

Вода добралась до пояса, когда Рокки наконец, оттолкнувшись напоследок, забрался в лодку. Останавливаться на этом не стал, жестко отодвинул к носу Няшу, неловко пытающуюся сесть за весла, плюхнулся на среднюю скамью и начал грести, причем неэффективно. Тело как будто не знало, как это делать правильно, лопасти то зарывались в глубину, то без толку скользили по поверхности, то шумно шлепали, поднимая фонтаны брызг. Но последний толчок сказывался, неплохо вырвались, чуть ли не до середины реки инерции хватило.

Обернувшись, Рокки увидел, что по мелководью пробираются три мертвяка. Двое вообще ни о чем, жалкие новички, третий уже почти всю одежду растерял и выглядел настолько скверно, что такие недостатки внешности не поправить самой тяжелой косметикой.

Только пулей. Серьезной пулей.

Оставив весла в покое, сдернул с плеча винтовку, собрался было навестись на самую опасную цель, но был остановлен криком Няши:

— Да хватит уже патроны переводить! Просто уплываем отсюда!

— Но…

— Блин, Рокки! Никаких «но»! Это просто мелочь, на глубину такие не полезут, а если полезут, начнут барахтаться, как щенки, и познакомятся с Кусакой. Бегом хватай весла, пока я злиться не начала. Ужас какой-то, где тебя грести учили?!

— Уж извини, но галерным рабом я, похоже, никогда не был, явно практики не хватает.

— Даже я лучше тебя гребу.

— Не сомневаюсь. Извини.

— Ладно, не извиняйся, — сбавила тон Няша. — Не умеешь так не умеешь, ничего страшного.

— Я не о веслах.

— А о чем?

— Я тебя в лодку уронил, как-то это грубовато получилось.

— Не забивай себе голову, все правильно, каждая секунда на счету, нянькаться некогда.

— Ты плоховато выглядишь. Больно?

— Да пришлось пару шагов пройти. Нога совсем никакая, опираться невозможно.

— Хорошо, что напополам не развалилась.

— Кости уже схватились, если их не тревожить сильно, не развалится. О! Гляди, сколько их по наши души набежало!

Рокки, покосившись в сторону берега, чуть не выругался. Десятка два мертвяков суетливо носились туда-сюда над обрывом, а некоторые, спустившись, неловко брели по мелководью вслед за лодкой. В основном все та же мелочь, но тройка нехороших присутствует, а еще один немногим отставал от чудовища, убитого в деревне.

— Откуда их столько? Здесь ведь не город.

— Ага, зато здесь река, — как это часто бывает, непонятно ответила Няша.

— А река здесь при чем? Я так понял, плавать они не очень любят.

— Ну да, вот потому река и причем. Когда зараженные мигрируют, они собираются на берегах рек. Перейти не могут, вот и бродят вдоль берегов, скапливаются. Это как забор для скота.

— Вот теперь понял. Получается, в таких местах и правда можно здорово нарваться. Что дальше делать будем? Другой берег сейчас — не вариант. Мы сильно нашумели, вон посмотри, там тоже кусты ходуном ходят. А вот и первый мертвяк. Привет, урод!

— Течение в ту сторону, давай туда.

— Отплывем и потом на другой берег? Эти за нами пойдут, по глазам видно, что расставаться не хотят.

— Рокки, давай делай то, что я говорю, достал уже языком молоть! Пока вниз пойдем, а там видно будет.

Глава 24

Жизнь пятая. Реки и берега

С веслами Рокки освоился быстро. Нет, грести, как чемпион-байдарочник, не научился, но проделывал это уже не столь позорно, как поначалу. Няша, правда, лишь на критику щедра, а вот за успехи даже не подумала похвалить. Впрочем, ей не до этого было, ногой своей занималась, потуже завязывая полоски из плотной ткани вокруг шины.

Обернувшись влево и вправо, Рокки убедился, что зараженные никуда не подевались — по-прежнему по обоим берегам преследовали, их там не меньше четырех десятков накопилось. Нечего и думать высаживаться, порвут, как ни отстреливайся. Ну а начни с лодки прореживать их поголовье, на такой шум могут набежать новые, сколько их тут — неизвестно.

Убедившись, что с лица Няши сошла нездоровая серость, а в движениях появилась уверенность и бойкость, решил, что это благоприятные признаки для продуктивного общения, и спросил о волнующем с самого начала схватки, которая случилась на берегу:

— А почему за тех типов ничего не дали?

— Ты о чем? — не поняла Няша.

— Когда отплыли, проскочил текст о заваленных мертвяках. Опыт и все такое дали. Ну, как обычно. А вот за тех двух уродов Система ни слова не чиркнула.

— А что не так?

— Ну так за тех, которых мы с тобой завалили при первой встрече, мне много чего написали, а сейчас тишина гробовая.

— Ну так и Глобус, и его шестерки были красными, как перезревшие помидоры. С такими считай, что крутых зараженных валишь, а не иммунных. А эти двое зеленоватые, скажи спасибо, что за них гуманность не сняли. Повезло, что Система решила, что они проявили агрессию.

— А что там решать? — ответил на это Рокки, постучав по кровоточащей шишке, оставленной арбалетным болтом.

— Стрелял один, второго она могла вообще не учесть, а первого определила как агрессивного, но с высокой гуманностью, до зеленого цвета показателя. За зеленых тяжело что-то получить. Точнее, можно и без проблем, но для этого нужно быть сильно красным. Не советую, тебе краснота не пойдет, не тот ты человек, не для тебя жизнь с такими, как Глобус.

Рокки, проведя взглядом по реке, задал другой вопрос, к которому тоже не представлял, каким образом подступиться:

— А откуда эта река взялась?

— Откуда и все остальное — прилетела при перезагрузке.

— Не может этого быть.

— Почему же не может?

— Ты сама рассказывала, что бóльшая часть кластеров по площади невелика — несколько квадратных километров или несколько десятков. Даже если взять кластер в четыре сотни квадратов, все равно река на таком не выживет, сольется быстро, останется сухое русло.

— Откуда ты это взял? Хорошо в реках разбираешься?

— Да так, просто подумал, и само в голову пришло.

— Молодец, почаще думай, это тебя развивает. Тут, Рокки, опять Система постаралась. Обычно кластеры прилетают похожие один в один на предыдущий. Даже цифры одинаковые по одним и тем же адресам живут. Как бы бесконечное повторение одного и того же, изменения встречаются редко. И один кластер к другому не просто так стыкуется. Видел, как мы на машине перескочили границу, когда на полицию нарвались?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org