Пользовательский поиск

Книга Шанс на независимость. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

Гловитц, наконец, не выдержал, дав выход переполнявшему его бешенству.

Глаза его метнули молнии, а пси-раппорт, которым он одарил Владыку, был настолько силён, а главное — нанесён столь неожиданно, что Генеральный Поводырь земной АПГ не успел защититься. Отшатнулся, бледнея до зеленоватого оттенка. И Гловитц безжалостно добил его вторым пси-выпадом, разрушив не только сознание Лейбориста, но и всю его психосоматику.

Владыка закатил глаза, мягко осел в кресло, проваливаясь в темноту коматозного состояния.

Гловитц очнулся, дрожащей лапой провёл по лбу, бросил взгляд на стену, где под портретом нынешнего британского премьер-министра пряталась видеокамера.

Первая мысль мелькнула: бежать! Немедленно! Пока не опомнилась охрана!

Вторая была потрезвей: никто не видел! Это можно использовать! Выдать за нападение русского экзора! Владыка не успел сориентироваться!

Он перегнулся через стол, разглядывая ставшее безжизненным настоящее лицо Владыки, воровато огляделся, теперь уже играя роль «русского экзора, замаскировавшегося под него». Теперь надо было сыграть как можно убедительней, чтобы запись отразила появление русского.

Он встал, открыл дверь, поманил рукой одного из телохранителей Владыки:

— Зайди.

Гигант послушно шагнул в кабинет босса.

Рефаимы были искусственными существами, а их разум функционировал исключительно на уровне автоматического подчинения приказам хозяина. Поэтому раппорт Гловитца упал ему на голову как базальтовая глыба и отбил охоту думать вообще.

— Я Волков! Понятно?!

На всякий случай он изменил программу маскера, и облик вице-президента Интерпола претерпел быструю трансформацию. Рептилоид стал похож на русского, каким его Гловитц помнил.

— Йомт, — кивнул телохранитель.

— Мне нужен доступ к сейфу Владыки! Понятно?!

— Йомт. Я не знаю кода.

— Тогда умри! — Гловитц направил на гиганта палец, и кольцо унца на пальце плюнуло в лицо телохранителя струйкой неяркого пламени, проделавшей во лбу рефаима узкий синий шрамик.

Телохранитель гулко ударился всем телом об пол.

— Вариант А! — бросил Гловитц в бусинку рации.

За дверью послышался шум, затем дверь распахнулась, и двое телохранителей Гловитца втащили в кабинет Владыки тело его второго бодигарда.

Где-то в недрах соседних с кабинетом помещений началось паническое движение: Гловитц расслышал его своим чувствительным ментальным слухом. Охранники резиденции Владыки сообразили, что в его кабинете происходит нечто выходящее за рамки деловой встречи.

Гловитц понял, что в его распоряжении осталось всего несколько секунд.

Двумя выстрелами он уложил своих ВИП-эскортёров, снёс Владыке полчерепа, уничтожил компьютер и все записи на столе, а когда за дверью послышался топот сбегающихся охранников и сотрудников Лейбориста, включил В-портал.

Теперь важно было первым добраться до Каганата в центре Галактики и доложить, что Генерального Поводыря земной Ассоциации убил русский экзор.

Его, конечно, проверят и даже пожурят, но главное — он останется чист перед Трибуналом и даже, возможно, займёт пост земного Владыки.

Мысль развеселила.

Так, с улыбкой на губах, Свисс-иллеш и телепортировался через чимп Лейбориста на главную базу Ассоциации, располагавшуюся в настоящий момент всего в двух парсеках от балджа — центрального ядра Галактики с его массивной чёрной дырой.

3

Ощущение нельзя было назвать просто наслаждением. Это было наслаждение восприятием, постижением и знанием, которое приходило как бы само собой. Сравнить его с другими человеческими эмоциями было трудно, разве что с переживанием любви, когда страсть мужчины и женщины становится общим единством и затопляет всю Вселенную, отдающую часть себя для зарождения жизни. И всё же то наслаждение, которое испытывал Роман при погружении в пустоту всебытия, безграничную, сияющую, сознательную пустоту, оставляющую томление блаженства во всех нервных клетках тела, отличалось от наслаждения, возникающего при обладании женским телом. На уровне воли и жизненных энергий оно воспринималось как эйфорическое радостное обладание процессом бытия, или как блаженство, порождаемое восприятием и видением Единого во всём.

Впрочем, человеческих слов не хватило бы, чтобы описать ощущения, охватывающие душу экстрасенса, и он просто плыл сквозь сияние любви ко всему живому, понимая, что очень много при этом ему даёт присутствие любимого человека, беззаветно преданного ему, — жены.

Последним аккордом созерцания пустоты всегда становилась музыка.

Это была не обычная музыка, которую создавали люди, хотя гениальные композиторы иногда и подходили близко к ней.

Это была божественно прекрасная музыка, не имеющая никаких видимых физических источников.

Она пронизывала Вселенную и существовала независимо от живущих в ней, надо было только сосредоточиться и услышать её.

Она была совершенно неземной, необыкновенно красивой и чарующей. Казалось, её создавали сотни невидимых музыкантов и певцов, что порождало эффект необыкновенного торжественного многоголосия и усиливало желание слушать её без конца. Только чувство меры заставляло Романа выходить из этого состояния после предельного насыщения души, так как он вполне мог тихо раствориться в музыке и не вернуться к реальной жизни никогда.

Музыка стихла, оставив ощущение печали.

Он открыл глаза.

Спальню пронизывали лучи низкого ноябрьского солнца.

Юна, забравшаяся в уголок дивана с ногами, встрепенулась.

— Я тоже слышала…

Роман сменил позу, сел поудобнее.

— Что ты слышала?

— Музыку… прости, что без спроса… думала о тебе и услышала.

Он улыбнулся одними глазами.

— Это нормально. Скоро и ты научишься выходить во Вселенную и слушать её. Я не большой эстет, но ощущение волшебное.

— Ты давно обещал научить меня.

— Обещанного три года ждут.

— Так долго? — простодушно огорчилась девушка.

— Я пошутил.

— Ты обещал научить меня самостоятельно лечиться.

— Обещал — выполню, ты способная ученица, просто времени нет.

— А сам будешь кого-нибудь лечить? Папа говорил, что ты целитель от Бога.

— Если понадобится. — Он подумал, усмехнулся. — Один мой знакомый экстрасенс шутил: излечиваю от излишней наивности и доверчивости.

— Что тут смешного?

— Потом он добавлял: при стопроцентной оплате — стопроцентная гарантия.

Юна засмеялась.

— Так и я смогу. Кстати, ты так и не рассказал, где был и что видел. Или это тайна?

Роман закатил глаза.

— Мы такое видели!

— Неужели мешок денег? — фыркнула она.

— Больше!

— Два?

— Мы видели пейзаж Титана!

Юна нерешительно наморщила лоб.

— Титан — это тот, кто держит небо?

— Небо согласно мифу держит Атлант. Мы с Алтыном были на Титане, спутнике Сатурна.

— Ты серьёзно? — не поверила Юна.

— Без балды.

— Зачем?

— Нам выписали туда командировку, мы и полетели.

— Обманываешь.

— Практически нет. Мы и в самом деле побывали на Титане. Представь себе глухое сиреневое небо с жёлтыми сеточками облаков, оранжевые, красные и коричневые ледяные скалы и малахитовые озёра. Красота неописуемая!

— Разве там лёд не голубой?

— Нет, лёд покрыт всякими окислами, плёнкой кристаллического аммиака и прочей органикой, а озёра на Титане метановые, с примесями этана и бутана.

Все эти сведения Роман получил от экспертов-астрофизиков после того, как поделился своими впечатлениями от увиденного с начальством «Триэн»; их пригласил на вторую встречу Олег Харитонович. Астрофизики слушали его рассказ, затаив дыхание, а потом долго обсуждали услышанное, находя в словах Романа описания, подтверждающие их гипотезы и теории.

— Что там было ещё? — полюбопытствовала девушка.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org