Пользовательский поиск

Книга Шанс на независимость. Содержание - 7

Кол-во голосов: 0

В обыденной жизни его звали Павел Афанасьевич Лемехов, и время от времени он действительно выполнял обязанности коуч-консультанта, требующие всестороннего анализа предмета договора.

Проводив координаторов «Триэн», Павел Афанасьевич собрался поработать с иском иностранных компаний к корпорации «Нанотехнологии», где он был известен как один из директоров, и в это время позвонил Малахов:

— Радагост, Волков отправился в «дыру»!

Павел Афанасьевич ответил не сразу:

— Ты уверен?

— Абсолютно! — ответил Олег Харитонович.

— Значит, он всё-таки решился.

— С ним будет трудно. Если он вернётся. По натуре Роман «свободный художник», хотя и анархистом назвать его нельзя, но решения он принимает спонтанно. Боюсь, что нынешнее станет для него фатальным.

— Поддержи его.

— Экстраформация СССР готова, лишь бы он вспомнил о нас.

— Захочет жить, вспомнит.

Павел Афанасьевич посидел за столом, воссоздавая в памяти ершисто-независимый облик экстрасенса, потом инициировал канал неяслуха.

«Слушаем, содруг», — ответили ему.

«Одарённый решился навестить обитель Поводырей».

«Мы знаем».

«Ему ещё рано становиться оператором такого уровня».

«Это не наша проблема».

«Есть возможность помочь ему?»

«Мы не вмешиваемся в подобные процессы, вы знаете».

«Могу включиться я».

«Это вы решаете лично».

«Мне потребуется внедрение».

«Мы не можем взять на себя такую ответственность».

«Поэтому ваши Разумные Союзы и проигрывают войну с АПГ. Я готов взять ответственность на себя и больше ничего не прошу».

Канал неяслуха на несколько секунд стал пустым и тихим.

«Хорошо, мы посовещаемся».

«Только недолго, дорога каждая минута, я не хочу, чтобы Одарённый погиб».

«Ждите».

Канал мысленной связи потерялся в шумах космического пространства.

Первый задумчиво походил по кабинету, поглядывая сквозь панорамное — до пола — окно на столичный пейзаж, потом вызвал секретаря:

— Я занят, освобожусь не скоро.

Секретарь понял.

— Хорошо, не буду беспокоить.

Первый остался один.

7

Так свободно и раскованно он не чувствовал себя давно. Пришёл даже определённый спортивный азарт, и чем больше обитателей «репейника» АПГ удавалось провести, «отвести им глаза», заблокировать сознание, тем азартнее казалась начавшаяся игра в кошки-мышки.

Через пять минут после ухода из транспортного терминала Роман определил положение радиальных и осевых транспортных линий, переносящих пассажиров из одного района базы в другой. Линий было более тысячи, но к цели вели только две, и он направился к станции, где садились и выбирались из движущихся капсул обитатели базы.

Капсула представляла собой эллипсоид, рассчитанный на несколько пассажиров — от двух до десяти максимум. По транспортным артериям, напоминавшим трубопроводы, она передвигалась с помощью электромагнитного привода. Поскольку Роман продолжал «отводить глаза» (мимолётно подумав, что ему повезло, так как психика местных жителей отзывалась на пси-раппорты), ему удалось сесть в одну из капсул и после трёх неудачных попыток, связанных с пересадками, следовать в нужном направлении он всё-таки добрался до основания шиповидной башни, которая представляла собой особо охраняемую изоляционную зону.

С момента выхода «лазутчика» в терминале главного императив-центра АПГ прошло двадцать минут, но он по-прежнему оставался невидимкой для его обитателей, и это внушало определённый оптимизм.

В транспортном отсеке, где унц расправился с кибером защиты, уже работали следователи службы безопасности, вследствие чего базу не один раз облетело предупреждение о выходе «группы диверсантов», которых надо было найти и уничтожить во что бы то ни стало. Языка, на котором разговаривали рептилоиды, Роман не знал, однако и без этого понимал, что службам искусственной планеты поступило предписание немедленно сообщать обо всех подозрительных явлениях.

На несколько секунд он остановился передохнуть в одной из ниш коридора, опоясывающего основание центральной шахты тюремной башни.

Пси-фон в этом месте оставался пока спокойным, в то время как в транспортном терминале «гудел» всё сильнее, и волна этого «гудения» бежала от него всё дальше и дальше, охватывая другие участки «репейника». На поиски «диверсантов» были брошены значительные силы, поэтому медлить с проникновением в тюремный «шип» было нельзя. На руку экстрасенсу играла только внезапность его появления и нестандартность действий.

Он прошёлся по коридору, отмечая расположение входов в шахту и количество входящих и выходящих аборигенов.

Снова мелькнула мысль, что ему повезло ещё и в том, что он может дышать тем же воздухом, каким дышат местные жители, хотя пропорции газов были иными, чем на Земле, в горле постоянно першило.

Входящих в неведомые «подвалы» тюремной шахты было меньше, чем выходящих. За время наблюдений за подступами к шахте Роман насчитал всего двух рептилоидов, которые прошли в ту сторону, и пятерых, вышедших обратно. Все они передвигались поодиночке, что облегчало задачу по проникновению в запретную зону.

Но прежде надо было отвлечь операторов, следящих за пунктом прохода по мониторам, и Роман принялся искать жилочки системы коммуникации, зал контроля и работающих там людей. Точнее, настоящих рептилоидов, потому что виделись они экстрасенсу рогатыми человекоподобными ящерами.

Связи нашлись, операторы погрузились в прострацию, перестав следить за происходящим в других частях планеты, не имеющей привычных литосферных плит, морей и континентов, оболочек и ядра. Она везде была одинаковой, ажурно-этажерчатая, смонтированная из выращенных искусственно поддерживающих конструкций и жилых модулей. Ядро у «репейника» имелось, но не жидкое, магматическое, из расплавленных горных пород, а как отдельный металлический сфероид, играющий роль энергетического центра.

Роман невольно вспомнил старый фильм «Звёздные войны», в котором существовала «Звезда смерти» с гигантским генератором энергии в центре. Двухтысячекилометровый «репейник» обители Поводырей очень сильно напоминал созданную воображением земных сценаристов «Звезду смерти».

Случай пробраться в закрытую зону тюремной башни представился через минуту.

К одному из проходных пунктов приблизился рептилоид в зеленоватом мундире с золотыми погонами, обвешанный множеством сверкающих блях и витых шнуров. Больше всего он походил на земных носатых обезьян, разве что форма черепа — сплюснутый эллипсоид да выдающаяся вперёд челюсть выдавали в нём обитателя водной среды; по-видимому, его предками были неземные амфибии.

На мощной двери, усеянной заклёпками и полосами, вызывающей мрачные ассоциации средневековых крепостных ворот, зажглось ожерелье синих щелевидных ламп, створки с гулом начали раздвигаться.

Недолго думая Роман скользнул к «генералу», как он назвал золотопогонного аборигена, встал за его спиной, послал вперёд ослепляющий раппорт «засоса» и прошёл впритирку за рептилоидом, отметив за дверью шеренгу охранников в чёрно-зелёной униформе.

Очевидно, «генерал» и в самом деле имел большой вес среди остального населения базы, раз его встречала вымуштрованная охрана.

Роман уже знал, что увидит за «крепостными воротами».

Как и большинство здешних помещений, холл основания башни был кольцевым и охватывал шахту, пронизывающую «шип» башни снизу доверху. Башня сужалась по диаметру к верхним этажам, и холлы каждого следующего горизонта становились всё меньше и меньше.

Потеряться здесь было нельзя, но свободно передвигаться по кольцевым коридорам не представлялось возможным, так как за каждым участком гигантского по земным меркам изолятора следили видеокамеры. Поэтому Роман вынужден был «затемнить сознание» спутника и направить его туда, куда ему было нужно: примерно на середину тюремной башни, где мыслепоток-разведчик обнаружил мерцание ауры Алтына.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org