Пользовательский поиск

Книга Шанс на независимость. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

Гловитц мигнул, соображая, почему никто из его агентов и помощников не сообщил ему о взрыве. Да не где-нибудь — в центре Лондона, в резиденции Владыки!

— Молчите?! Язык проглотили?! Или, как говорят в России, — Лейборист перешёл на русский язык, — в задницу его сунули?!

— Мне ничего не…

Глаза Дэвида Глюкка метнули алое пламя.

— Это вы, глава контрразведки, говорите мне?! Вы, кто должен знать обо всём, что делается в нашей диаспоре?! Немедленно разберитесь!

— Я… — Гловитц хотел сказать «занят», но передумал, — разберусь.

— И на базе на Титане кто-то был! Почему я узнаю это не от вас, господин… э-э, Велкам?! Что вы задумали? И как долго собираетесь прохлаждаться в России?

Гловитц сжал губы, преодолевая подспудное желание послать Владыку «гоу он дик».

— Я не прохлаждаюсь, я работаю.

— И что вам удалось сделать? — Тон Владыки стал вкрадчивым.

— Мы установили местонахождение центра управления русского национального Комитета «Триэн».

— Похвально. Где же он находится?

— В Ново-Хренове.

— Насколько мне известно, в Ново-Хренове располагается резиденция нынешнего российского премьер-министра.

— Совершенно верно. Командование «Триэн» поступило очень хитро: спрятало свой центр рядом с премьерской усадьбой. Как известно, лучше всего прятать вещь в самом людном месте, на самом виду. А так можно легко замаскировать подъезды и выезды под суету охранных и полицейских служб премьерской резиденции. Что и осуществляется.

Тон Владыки смягчился. Он изменил облик на человеческий: включил маскер.

— Допустим. Что дальше?

— Я просил вас добиться разрешения Каганата Безопасности нанести точечный импульсно-лучевой удар по центру «Триэн» из космоса.

— Не сходите с ума, комиссар! Кто мне даст разрешение нанести лучевой удар по России? У вас есть свидетельства, что такие прецеденты уже были и нанёсшего удар не постигла кара?

— Ленин…

— Господин Ленин, то бишь Ульянов, был всего лишь нашим рефаимом, но и он не осмелился уничтожить весь российский народ.

— Мы запустим утку об испытаниях китайцами боевого космического лазера. Замаскировать под их корабль наш боевой модуль типа «Всехна» не составит труда. Произойдёт сбой программы, луч поразит цель на Земле, это случайно окажется усадьба в Ново-Хренове. Всего четыре-пять акров земли.

— Нет!

— Это будет хорошо прикрытая операция, обещаю. Вы сможете поставить её себе в заслугу перед Каганатом Ассоциации.

— При нынешнем состоянии земных информационных систем вы не сможете удержать в тайне истинную причину «китайских испытаний». Достаточно того, что из-за разгильдяйства эббаров и рефаимов земляне раскрыли наличие на Луне наших баз.

— Мы имеем возможность одним ударом, — Гловитц тоже перешёл на русский язык, — прихлопнуть двух зайцев: лишить русское подполье главных организаторов, отчего они оправятся не скоро, и уничтожить их обнаглевшего экзора.

— Его набеги — ваш промах, дорогой Свисс-иллеш. У вас большие полномочия, связи, поддержка экстраформации, ищите русского, перекройте ему доступ к вневременной транспортной сети, но о нанесении ударов по территории России не помышляйте. В Каганате вас никто не поддержит, даже ваш дядя. Любой удар — это открытое вооружённое столкновение, а русские как никто умеют объединяться перед лицом опасности. Вам надлежало бы это знать.

— Им никто не поверит.

— Ошибаетесь, в Европе и в Америке давно назревают настроения дружить с русскими, и даже наша пропаганда не может на эти настроения повлиять. Короче, Второй. — Лейборист нарочно подчеркнул своё главенство, будучи Первым. — Займитесь более важными делами, нежели уничтожение руководства «Триэн». С ним мы справимся другими методами, мои идеологи разработали концепцию.

— Почему я об этом ничего не знаю? — удивился Гловитц.

— Вы получите пакет инструкций… в скором времени. С русскими надо воевать иначе, на информационно-идеологическом поле, где они слабы, тонко используя главный наш инструмент.

— Ложь.

— Правильно, против лжи они бессильны. В лобовом столкновении они победят кого угодно.

— Только не меня.

— Таковы исторические факты.

— И всё же я просил бы…

— Я запрещаю вам силовые действия! — взвился Лейборист. — Возвращайтесь на своё рабочее место, господин заместитель директора Интерпола! Разберитесь, кто похозяйничал в моей личной резиденции!

Объём передачи свернулся в лучик, который втянулся в цилиндрик «губной помады» лонг-рации.

Гловитц жестом послал цилиндрик в карман сутаны, прошёлся по номеру, кусая губы, потом ударил кулаком о ладонь:

— Жжапа шлюсс, Владыка! Или, как говорят русские, иди в жопу! Я сделаю то, что необходимо было сделать давно, без всяких этих экивоков на идеологию. Победителей не судят. И ещё посмотрим, поддержит ли меня дядя в Каганате или нет.

Заказав завтрак и дождавшись прихода гостиничной прислуги, Гловитц связался с помощником в Брюсселе:

— Барк, что произошло в Лондоне?

Помощник заговорил виноватым тоном:

— Мы решили не отвлекать вас от…

— Заткнись!

Барк покашлял и сжато рассказал начальнику о взрыве в штаб-квартире партии «Демократические защитники меньшинств», располагавшейся в здании Воксхолл Кросс в центре Лондона.

— Кто расследует теракт?

— Это не теракт…

— Кто?!

— Третья камарилья. Но данных никаких. Дэвид взял это расследование под личный контроль.

Помощник имел в виду Лейбориста.

— Мне нужны подробности, немедленно! Найди способ их добыть. Базы на Луне…

— Заблокированы, — поспешил доложить Барк. — Две эвакуированы полностью, остальные в процессе. Никто до них не доберётся в ближайшие несколько лет.

— Я знаю, нужно расконсервировать третью, в кратере Расмуссен. Мне скоро понадобится боевой модуль класса «Всехна».

Помощник озадаченно посопел.

— У нас есть разрешение на его использование?

— Перед нами стоит задача, которую надо решить во что бы то ни стало. Займитесь подготовкой модуля к вылету. Он должен быть активирован и штатно загружен через шесть часов.

— Как мы объясним это Владыке?

Гловитц оскалился, зашипев.

— Здесь я решаю, кому и что объяснять! Ваше дело — запустить модуль в формате «стелс» на орбиту вокруг Земли! Задача понятна?

— Так точно! — вытянулся Барк.

— Выполняйте!

Гнев остыл.

Гловитц съел авокадо, изучил собранную коммуникатором за ночь информацию и вызвал Есенберлина. Нужно было окончательно убедиться в том, что центр управления «Триэн» располагается в Ново-Хренове, а не, допустим, в Кремле.

8

Ехали все разными маршрутами, однако в двенадцать часов дня в среду оказались в одном и том же месте, расположенном в десяти километрах от МКАД, на Рублёво-Успенском шоссе.

Место называлось: посёлок Ново-Хреново. Именно в нём и находилась усадьба, ставшая в две тысячи восьмом году резиденцией российского премьер-министра.

Площадь она занимала около двух гектаров и была обнесена со всех сторон стеной высотой в шесть, а местами и в девять метров.

Построена — усадьба, а не стена — в девятнадцатом веке по приказу князя Сергея Александровича в стиле модной тогда английской готики. Главный её корпус был похож на шотландский замок, вокруг разбили парк, превратившийся к началу двадцать первого века в полноценный лес.

Кроме центрального замка усадьба располагала конюшней, созданной в немецком стиле, плавательным бассейном, спортзалом, жилым корпусом, гостевым кинозалом, храмом, теплицей, птичником и вертолётной площадкой.

В конце двадцатого века ветхие строения заменили новыми, а в две тысячи двенадцатом году чуть в стороне от жилого корпуса глубоко под землёй смонтировали бункер на случай атомной войны. В войну никто не верил, но российские чиновники не хотели отставать от американских коллег и спокойно тратили государственные деньги на сумасшедшие проекты.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org