Пользовательский поиск

Книга В когтях багряного зверя. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 1

Срабатывает! Тот начинает метаться по полу и орать от боли так, что перекрикивает борцов, которые тоже рычат и бранятся на весь трактир. «Однорукий» испытывает дикую боль, но с чего бы мне его жалеть? Подобрав отброшенную Убби табуретку, я продолжаю дубасить ею врага, уже не обращая внимания, куда попадаю. Хочет выжить — пускай бережет голову и напрочь забудет о сопротивлении. А еще лучше, пусть просит пощады. Тем более что мне все равно плевать на его гордость, и я здесь — последний человек, который ею восхитится.

План противника сорван. Не дождавшийся помощи борец нарывается в итоге на удушающий захват, из которого не может высвободиться. Что ни говори, а в честной драке один на один закаленный наемник из хамады всегда одолеет своего размякшего в комфорте сородича-горожанина. Но Убби не намерен лишать врага жизни, а всего лишь пережимает ему сонную артерию, усыпив его на какое-то время. И я надеюсь, этого времени хватит на то, чтобы мы завершили здесь все свои дела и успели скрыться.

Борец отделался легче всех, потому что с калекой Сандаварг не церемонится. Грубо отпихнув меня к стене, он хватает нашего с Долорес противника за волосы и с силой шарахает его лбом об пол. Второго удара не требуется — я и так уже наполовину вышиб из «однорукого» дух. И когда его крики смолкают, в комнате становится непривычно тихо. Слышно лишь, как кряхтит Скальдид, все еще борясь с мебелью, да снаружи на улице галдят взбудораженные красотки. Сами по себе они безобидны, но осложнить нам жизнь могут. Если в борделе окажутся люди Виллравена и до них дойдет весть о побоище в «Счастливой секире», они пожелают выяснить, в чем там дело. А значит, нам нужно срочно хватать пленника за бороду и выметаться отсюда как можно скорее…

Отброшенный Сандаваргом шкаф слетел с перевернутого стола, что лежал на груди домара. Но легче ему не стало, потому что на стол тут же взгромоздился сам зачинщик всего этого безобразия. Драться со Скальдидом Убби не намеревался, чего нельзя сказать о нем самом. От такой наглости он взревел и задергался с удвоенной яростью.

Упросить домара пойти с нами по-хорошему вряд ли получилось бы. Даже просто поговорить с ним, когда он впал в бешенство, было нереально. Рявкнув пару раз, чтобы он заткнулся, и не добившись результата, Сандаварг выругался и тремя ударами в скулу угомонил крикуна. После чего слез с него, отер со лба пот и лишь тогда отбросил придавивший пленника стол.

— Ха, а говорили: почернел, почернел!.. Так и знала, что все это вранье, — хмыкнула под нос Малабонита, оглядев распластанное на полу бесштанное тело. — Да и вообще смотреть особо не на что. Видали и побольше.

— Это ты о чем? — не врубился я, переводя дыхание после усердного размахивания табуреткой и потому туговато соображая.

— Неважно, проехали, — отмахнулась Моя Радость. — Кстати, по дороге сюда я приметила у одного коровника тачку для навоза. Думаю, надо ее позаимствовать, если, конечно, вам не хочется надрывать пупки и нести этого героя на себе.

— Ай да Проныры, ай да молодцы! — удовлетворенно пробасил Убби, оглядывая поле отгремевшей битвы. — Неплохая работа для двух южан, загрызи меня пес! Чисто сработали, без мертвецов. Незачем они нам, если вдруг придется надолго тут задержаться. Мои столичные друзья вовек не простили бы меня, угробь я кого-то из здешних псов. Без смертоубийства мы с вами, считайте, учинили обычную драку, а она у нас не преступление. Подумаешь, повздорили да лбы друг другу порасшибали! С кем не бывает…

Наверняка Сандаварг был прав, вот только вряд ли Скальдид согласится с ним, когда очнется.

Но его мнение нам предстояло узнать позже. И не здесь, а в нашем подвальчике. Натянув на домара штаны, связав ему руки-ноги и заткнув рот кляпом, Убби взвалил его на плечо, после чего мы спустились вниз и покинули «Счастливую секиру» через заднюю дверь. Трактирщик, высунувшись из-за стойки, провожал нас испуганным взглядом. А также готовился к трудному и явно болезненному допросу, который учинят ему по возвращении остальные члены сквада. Да, не хотелось бы мне быть на его месте и оправдываться перед разъяренными северянами.

Впрочем, пожелать трактирщику очутиться на нашем месте я тоже не мог. Зачем? Этот человек не сделал нам ничего плохого, чтобы насылать на его голову тяжкое проклятье…

Малабонита преувеличивала: вряд ли Убби надорвался бы, неся на себе пленника, — на моей памяти ему доводилось таскать ноши потяжелее. И все же, дабы не вызывать подозрений у встречных горожан, — а особенно у жандармов, — Сандаварг одобрил идею Долорес насчет тачки. Это тоже не гарантировало нам защиту от неприятностей, но давало хоть какую-то маскировку.

Тачка оказалась там, где Моя Радость ее и приметила. Уложив в нее пленника и завалив его сверху строительным мусором, мы поспешили обратно в наш подвальчик. Септианские накидки — их мы также не забыли подобрать — позволили нам придумать себе на ходу легенду. И когда навстречу нам из темноты выходил очередной полночный скиталец, мы с Малабонитой начинали громко спорить насчет того, какими стяжками нужно скреплять фрагменты Ковчега. А между делом оборачивались к Убби и просили:

— Во имя Метатрона, будьте поаккуратнее, мистер Снорри! За что мы вам платим? Эта же храмовая посуда! Она предназначена для сбора пожертвований, и с ней нужно обращаться предельно осторожно!

Включаясь в игру, Сандаварг ворчал в ответ что-нибудь оскорбительное, но открыто не бранился и не грозил оторвать нам головы. Иными словами, вел себя как обычный краснокожий пропойца, решивший подработать у строителей Ковчега носильщиком. Убби рассказывал, что вконец спившиеся жители Холодного квартала не гнушаются подряжаться по ночам на подобную работенку. И хоть эта роль вызывала у Сандаварга внутренний протест, ради общего дела он был готов потерпеть. Благо по дороге нам встретилось совсем немного народу и всего один жандарм. Да и тот был занят успокоением какой-то пьяной девицы, что горланила песни неподалеку от общежития ангелопоклонников.

В общем, долго ли, коротко ли, но мы добрались до нашего убежища. И теперь нам предстояло выяснить, стоила наша авантюра свеч или предчувствие обмануло Убби, и мы совершенно напрасно нажили себе новых врагов…

Глава 14

— Да что ты с ним будешь делать! Вот ведь упрямый старик! — бросил в сердцах Сандаварг, уже в третий раз вынимая изо рта Скальдида кляп и сразу вставляя его обратно. — Сколько можно орать мне в ухо одно и то же! Я не глухой! И не тупой — знаю, что со мной будет, когда твои люди до меня доберутся. Не надоело в десятый раз повторять про то, как я буду жрать свое дерьмо и висеть на собственных кишках? Каждый раз, как встанешь у кого-нибудь поперек горла, так только и слышишь про кишки да про дерьмо! Кишки-дерьмо, дерьмо-кишки… Тьфу, зараза! Вы что, все в одном хоре эту песню разучивали? Чего мычишь? Думаешь, я тебя понимаю, когда ты жуешь эту тряпку? Или кивай, или мотай башкой!.. У, загрызи тебя пес! Тебя и весь твой проклятый сквад!..

Привязанный к стеллажу, который, в свою очередь, был надежно прибит к стене, Скальдид мычал сквозь кляп, бешено вращал глазами и вырывался из пут. Последнее он, правда, делал все реже — уяснил, что Убби знает толк в связывании и что домар, скорее, разорвет себе жилы, чем наши веревки. Да и усталость сказывалась. Все-таки перед этим он участвовал в оргии, а затем боролся с придавившим его завалом мебели.

Каким бы крепышом ни являлся Скальдид, в его возрасте такие потрясения были противопоказаны. А он вдобавок упирался, не желая отвечать на наши вопросы. Но у нас тоже хватало терпения. Мы знали: даже если домар не прочь поболтать с нами, попранная гордость запрещала ему начинать беседу без демонстрации его несгибаемого духа. И раз уж мы не намеревались его пытать, приходилось мириться с этой северной традицией и ждать, когда пленник снизойдет до нормального общения.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org