Пользовательский поиск

Книга В когтях багряного зверя. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 1

– Ладно, буду с тобой откровенен, — сдался я, не став утешать женщину, которая отродясь не нуждалась ни в чьих утешениях, а особенно бывших любовников. — Я здесь не только затем, чтобы предложить тебе отправиться со мной на Великое восточное плато. Вряд ли я вообще вернулся бы в город, где меня и мою команду приговорили к смерти, не будь у нас здесь действительно серьезных дел. Настолько серьезных, что мы хотим снова бросить вызов Нуньесу и устроить здесь еще одно громкое бесчинство.

– Вот это уже больше похоже на правду! — Патриция наконец-то наградила меня своей неотразимой улыбкой, какую я мечтал увидеть с того самого момента, как узнал от Октавия, что госпожа Зигельмейер находится на Ковчеге. — И кого же из твоих друзей на сей раз обидел Нуньес, ради чего вы готовы опять перевернуть Аркис-Грандбоул вверх дном?

– Ты не поверишь своим ушам, когда я тебе расскажу, — предупредил я. — Это долгая история, которую не передашь в двух словах. Но мне так и так придется дожидаться твоих работниц, поэтому время у нас есть.

– Зачем тебе вдруг понадобились мои сестры? — недоверчиво нахмурилась Патриция. — Ты что, хочешь и их тоже спасти от Нового потопа? Помешался на благородстве или решил осуществить свою давнюю мечту — устроить себе походный гарем?

– И рад бы спасти твоих сестер, да вряд ли это получится. Нет, они нужны нам затем, чтобы ты не сочла меня конченым психом. Новости, какие они тебе принесут, докажут, что я не рехнулся и что мне можно верить…

Отделочницы вернулись на «Святой Игнатий» спустя четверть часа. То есть как раз к тому времени, когда у Патриции уже свело отвисшую челюсть, потому что слушать мой рассказ, не открыв от удивления рот, было невозможно.

Доставленные из храма Семи Ангелов вести тоже могли взбудоражить кого угодно. Но поскольку история пленения блудницы Багряного Зверя уже не являлась для бригадирши сюрпризом, она лишь сделала вид, что удивлена. После чего велела сестрам возвращаться к работе, а мне — сойти на землю. Сама Патриция при этом последовала за мной. Наш разговор был еще не окончен, но продолжать его на корабле, где нас могли подслушать, было небезопасно.

– Ну и что ты теперь на это скажешь? — подытожил я и свою историю, и известия с «Ноя».

– А я-то уже решила, что в этом проклятом мире совсем не осталось авантюристов, — грустно усмехнулась госпожа Зигельмейер, поглядев на хмурое небо, откуда начинал накрапывать дождик. — И не думала, что однажды свершится подобное чудо: ко мне вернется один из моих «принцев» и предложит тряхнуть стариной. Прямо как в те славные времена, когда ты был еще парень хоть куда, а я цвела и пахла, словно роза в саду у бургомистра…

– Это означает «да»? — поторопил я с ответом увядающую красотку, пока она не ударилась в ностальгические воспоминания.

– Какой глупый, неуместный вопрос! — наигранно возмутилась она. — Конечно — да, черт тебя побери! Если ты всерьез считаешь, будто мне нравится понукать чумазыми кликушами и слушать их бредни, значит, ты крепко ушибся головой и забыл, кто я такая! Даже если в конце концов Нуньес окажется прав, а ты — нет, у меня давно отпало всякое желание бороздить океан на корабле, набитом скопищем идиотов, которые по полдня ползают на коленях, вымаливая у своего Септета милость.

– Только имей в виду, что если у нас все получится, тебе придется тряхнуть такой стариной, какой ты совершенно точно не трясла уже много лет, — напомнил я.

– Это ты про то, что мне нужно будет испачкать руки в крови и околоплодных водах? — Патриция посмотрела на меня, как на наивного мальчишку, и я вмиг сообразил, что задал ей еще один глупый вопрос. — Тоже мне проблема! Да будет тебе известно, что я ассистировала акушерам еще тогда, когда твоей нынешней женушки даже в проекте не было!

– Вот это как раз меня и пугает, — заметил я, рискуя нарваться на очередную волну упреков. — Все-таки столько времени прошло, а ты с тех пор вряд ли практиковалась в этом деле. А тем более в полевых условиях и на движущемся бронекате.

– Если бы ты знал, в чем и где я только за свою жизнь ни практиковалась, — подбоченившись, заявила бригадирша чумазых кликуш, — ты почитал бы меня больше, чем своих достопочтенных родителей… Да расслабься ты! Лучше подумай о том, как доставить пациентку на бронекат, чтобы она не родила по дороге. И не забудь прихватить из лазарета на «Ное» какие-нибудь лекарства и инструменты, а об остальном я позабочусь… Кстати, а молоко у вас найдется?

– Э-э-э… сейчас, кажется, нет, — растерялся я. Если бы не Патриция, я о такой важной детали и не вспомнил бы.

– Ладно, молоко я тоже попробую раздобыть — есть у меня на здешней кухне парочка знакомых… Когда именно вы собираетесь начать бучу?

— С утра пораньше. Где мне тебя подобрать?

– На этом самом месте. Чтобы не мокнуть под дождем и не месить грязь по дороге в палаточный лагерь, мы с сестрами ночуем прямо здесь на нижней палубе.

– Отлично! Никуда не уходи и будь готова — на рассвете мы за тобой заедем. И еще — если вдруг на севере стройплощадки разразится жуткий грохот, не обращай внимания. Это нормально. Так и должно быть.

– Что ж, в таком случае — до завтра, — попрощалась госпожа Зигельмейер, выразительно покосившись на корабль и дав понять, что не желает вызывать среди сестер кривотолки, долго болтая с незнакомым мужчиной. После чего направилась к трапу, но, пройдя несколько шагов, обернулась и со счастливой улыбкой добавила: — Прямо как в старые добрые времена, верно, Еремей?

– Точно, — кивнул я и улыбнулся ей в ответ. — Как в старые добрые времена. Разве что в молодости мы все же вели себя скромнее. Гораздо скромнее…

Глава 18

Остаток дня и ночь накануне объявленной казни мы с Сандаваргом провели в апартаментах Октавия. Их высотное расположение и близость «Архангела Сариила» к храмовому кораблю позволяли нам видеть все, что творилось в центральной части Ковчега. И заодно наблюдать за границами стройплощадки. А в перерывах между слежками мы изучали нарисованную заложником схему палуб «Ноя».

Чертежник из иерарха оказался не ахти, да и память у него оставляла желать лучшего, но выданных им сведений было в принципе достаточно. Разве только он подсунул нам ложную информацию, что маловероятно. Для профана в черчении и картографии Октавий составил логичный с инженерной точки зрения план. И я, как человек, разбирающийся в технике и побывавший в утробе гигантского корабля, счел, что пленник был с нами честен.

Подготовка к завтрашней церемонии требовала, чтобы все иерархи присутствовали сегодня на борту «Ноя», и нам не следовало воспрещать Октавию туда идти. Наоборот, если бы он вдруг не явился, это вызвало бы в синоде подозрение. Впрочем, Октавий уже был достаточно посвящен в наши планы и понял, что дешевле отделается, если просто не станет нам мешать. Чем дольше он тянул с нашей выдачей, тем хуже для него, ведь тогда ему не отвертеться от вопроса, почему он не признался во всем Нуньесу сразу после возвращения из Корабельной Рощи. В случае же молчания нашему агенту не угрожало вообще ничего. Выявить его связь с нами являлось практически невозможно. Враги, с которыми мы завтра столкнемся, не видели нас в компании с Октавием. А те редкие рядовые ангелопоклонники, которые это видели, нам не встретятся. К тому же, когда обнаружится, что за всем этим стоит банда Проныры Третьего и что с ним сбежала одна из бригадирш, фавориток иерарха Милорада, Октавий и вовсе окажется вне подозрений.

– Самочувствие Владычицы стабильное, — сообщил он нам, возвратившись затемно домой. — У нее были еще одни схватки, но, хвала Ангелам, снова все обошлось. Врачи говорят, что еще двенадцать часов она продержится. Его ангелоподобие рассчитывает, что роды произойдут, когда блудница… извините — королева Юга будет уже прибита к форштевню. Это придаст церемонии… как бы это сказать…

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org