Пользовательский поиск

Книга Возвращение «Стопкрима». Содержание - Часть II. Ошибись, ми́луя

Кол-во голосов: 0

Матвей с невольным удивлением глянул на брата, не понимая, всерьёз он толкает речь или издевается над слушателем, уж слишком пафосно она звучала.

Однако на Хранителя речь не произвела никакого впечатления.

— Когда гаснет последняя искра жизни, — сказал он, — это печально, но гораздо печальней, когда гаснет последняя искра разума. Человек — не первая разумная тварь на Земле и не последняя. Его должен сменить Ангел, и мы его дождёмся.

— Какой ещё Ангел, тупой ты вертухай! — Стас поймал на себе взгляд Матвея, опомнился. — Жди кого хочешь, но я человек и защищаю человека! Отдай мне Вещь!

— Ты не лучший представитель своего племени, — усмехнулся Кристопулос; его имя имело явно греческие корни, но по-русски он действительно говорил чисто. — И не умеешь просить вежливо. Вещь этого замка Гастроподов будет ждать своего часа и своего хозяина ещё долго.

— Мы уже здесь, и мы сами её заберём, чего бы это ни стоило! Не мешай нам!

Хранитель выпростал худую руку из-под серой хламиды.

— Знаешь, что это такое?

Матвей вытянул шею, пытаясь разглядеть в руках старика какой-то чёрный брусочек наподобие мобильного телефона.

— Коммандер, — пробормотал Стас.

— Не великая, но очень опасная вещь, — снова усмехнулся Кристопулос. — Уходите и уведите подальше всех людей, я взорву берег.

— Ты взорвёшь МИР?! — не поверил Стас.

— Я взорву мыс, замок останется целым, но вы до него не доберётесь.

— Ты с ума сошёл!

— Я делаю своё дело.

— Почему же ты не сделал этого раньше, когда здесь начали копаться археологи?

— Хранитель МИРа умер, мы узнали это недавно. Я служу другому МИРу.

— Но послушай…

— Уходите. — Кристопулос поднял руку с зажатым в кулаке пультом над головой. — У вас всего полчаса на отступление, ни минутой больше, и ждать я не намерен. Берег будет взорван, даже если вы не успеете уйти.

Стас повернул голову к Матвею.

— Чёртов тюремщик! Ведь взорвёт!

— Надо уходить, — сказал Матвей.

— Да понимаю! — Стас посмотрел на старика. — Скажи хоть, что за Вещь здесь хранится.

— Эскулап.

— Что?!

— Абсолютный биологический корректор, восстанавливающий матрицу любого живого существа.

— Феноменально! Значит, этот Эскулап лечит все болезни, исцеляет все раны, так тебя понимать?

— Уходите, время пошло. — Старик повернулся, тучей серого блестящего шёлка взметнулся его плащ, и старика не стало.

— С-собака! — стукнул Стас кулаком в стену пещеры. — Это, конечно, не «сорок», но Вещь пригодилась бы. Шеф не обрадуется.

— Время…

— Да, пора убираться отсюда.

Они вернулись к свисающему из дыры в потолке устройству подъёма и поодиночке поднялись в верхнюю пещеру. Ничего не объясняя, Стас велел быстро перебраться с берега на катер, предупредил археологов, что «склад боеприпасов» может рвануть в любой момент, и катер с группой Котова отошёл от берега.

Отплыли метров на двести, остановились. Время, отпущенное Хранителем, кончилось, и полоса нависающих над водой скал встала дыбом, на протяжении километра весь бугор мыса Айя взлетел в небо дымными смерчами.

Катер качнуло воздушной волной.

Паламарчук перекрестился.

— Мама родная! Так там и в самом деле был склад?!

— Жаль, — оскалился Стас, глядя на берег в бинокль.

И только Матвей понял, к чему относилось это слово.

Часть II. Ошибись, ми́луя
Глава 1. Репетиция бандлика

Самандар взялся за дело энергично, и уже через два дня после встречи с ним Василия Никифоровича, двадцатого сентября, на совещание собрались бывшие комиссары и командиры подразделений «Стопкрима» в количестве семи человек. Местом встречи избрали дачу Самандара, хотя Иван Терентьевич Парамонов для вящей конспирации и предложил встретиться на нейтральной территории, где их никто не знал. Но Вахид Тожиевич сумел уверить его в безопасности именно его владений, и гости начали подъезжать к дачному посёлку на своих авто к девяти часам вечера, когда стемнело и на всё Подмосковье легла пелена туч.

Хозяин встречал всех лично, гости проходили в дом, обнимались с бывшими соратниками, шутили насчёт седин и животов, вспоминали весёлые случаи из общей жизни, рассаживались, выбирая напитки по нраву.

Впрочем, большинство предпочитали горячий чай, и лишь бывший начальник угрозыска Москвы Александр Синельников попросил кофе с молоком. Самандар сел за стол со стаканчиком глинтвейна.

— Рад приветствовать вас, друзья, в моём скромном жилище, — заговорил он. — На что заработал, то и построил. Наша база в Раменском давно имеет другого владельца, так что придётся создавать новую. Обстановку в стране знаете, а причину встречи сообщит маэстро Котов.

Василий Никифорович обвёл глазами лица приглашённых, с которыми проработал вместе не один год, искореняя Зло в России, проведя десятки операций, называемых бандликами — от слов «ликвидация» и «банда». Все они были людьми решительными, опытными, знающими дело, умеющими брать ответственность на себя, и быть их друзьями считалось честью.

— Поступило предложение от президента, — начал он свою не слишком длинную речь, закончившуюся через двадцать минут. — Что скажете?

Какое-то время в гостиной царило молчание.

Гости размышляли, допивали чай, поглядывая друг на друга, но своего отношения к сказанному выражать не спешили.

Первым заговорил Парамонов. Он отпустил усы и бороду и теперь был похож на сельского агронома, хотя в настоящее время, по последним данным, преподавал в Московском госуниверситете мировую мифологию.

— Я бы начал с медицины. Власть на словах страшно печётся о здоровье людей, строит гигантские перинатальные центры в крупных городах, а в результате сокращения малых больниц и роддомов на селе младенческая смертность выросла втрое!

— Вечные болевые точки России, — пробормотал осанистый, абсолютно безволосый Медведев.

— Дураки и дороги, что ли? — хмыкнул Синельников — глыба мышц и ощутимой силы.

— Медицина, образование, культура.

— В первую очередь — глобальная коррупция.

— Вообще-то я начал бы с Купола, — заметил Самандар. — В первую очередь обезглавить надо его.

— На место маршала тут же высунется такая же нелюдь, — проворчал Синельников.

— А это уже забота президента — быстро заменять убранных чиновников своими людьми.

— Начинать можно с чего угодно, — заговорил Василий Никифорович. — В России не разрушена только чиновничья структура, остальное — обнять и плакать. Однако прежде необходимо разработать концепцию деятельности «Стопкрима» и создать рекрутерское агентство. Чтобы очистить страну, нужна не горстка людей, а система.

— Я уже пишу концепцию, — сказал Вахид Тожиевич небрежно, — ищите соратников. Наша база — инструктора армейского спецназа, бывшие «чистильщики» и сотрудники спецслужб.

— Экстрасенсы, — добавил Медведев.

— Если только из числа проверенных, а не те, что светятся в телепрограммах.

— Я бы связался с Хранителями Круга, — сказал молчавший до сих пор Веня Соколов, бывший командир оперативно-розыскной бригады. Он исхудал, по слухам — долго болел, лечился на Алтае и в Тыве у шаманов, победил рак и выглядел соответственно — как после длительной голодовки. Но в глазах спецназовца горел упрямый огонь незыблемости духа, подтверждавший его собственный политический тезис: кто не дерётся за жизнь до конца — тот уже умер, хотя ещё и не знает об этом.

— Старый Матфей нам недоступен, — сказал Самандар. — Где он, никто не знает. Варсонофий сейчас на Камчатке, Болгоош на Алтае, на Чемале, но разговаривать не хочет. Тюменский патриарх Охтя болен, да и стар он как вселенная. Из моих контактов остался только Кристопулос, он сейчас не то в Армении, не то в Греции, и всё. Если кто-нибудь знает выходы на других Хранителей, пусть подключается. Они бы нам могли помочь.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org