Пользовательский поиск

Книга Возвращение «Стопкрима». Содержание - Глава 10. Нашу птичку попрошу не обижать

Кол-во голосов: 0

Глава 10. Нашу птичку попрошу не обижать

Коротко доложив Меринову об исполнении задания, Семёнов связался с охраной и приказал подготовить машину к выезду. У него был личный лимузин — «семёрка» БМВ, но он предпочитал пользоваться служебным «Рендж Ровером» и никогда не ездил без сопровождения.

Давно стемнело, во дворе центрального здания Генпрокуратуры было мало машин, почти все сотрудники разъехались по домам. У белого «Лексуса» курил водитель Соболевой, нетерпеливо посматривая на часы, и Семёнов, точно зная, где она сейчас находится, подошёл к нему.

— Можешь ехать домой.

Водитель смял сигарету.

— Я должен дождаться Соболеву.

— Она на заседании с генеральным, после совещания её отвезут.

Водитель с облегчением вздохнул, выпрямился.

— Слушаюсь.

«Лексус» уехал.

Семёнов подошёл к своему стального цвета джипу, нахмурился: телохранитель почему-то не вылез из салона и не распахнул перед ним дверцу, — но здание и территория Генпрокуратуры охранялись, опасаться было нечего, и он сам открыл заднюю дверцу, сел, не глядя на сидящих впереди водителя и глыбистого парня-телохранителя.

— Лень было выйти?

Оба сотрудника охранного подразделения промолчали и вообще никак не отреагировали на его слова. Зато рядом вдруг шевельнулся полумрак, и на плечо полковника легла тяжёлая рука.

— Спокойно, Геннадий Борисович, не шуми. Поговорим.

Семёнов дёрнулся, но плечо освободить не смог, рука почти невидимого седока казалась железной.

— Кто вы?!

— Мимо проходил, — усмехнулся обладатель глубокого бархатного баритона. — Один вопрос: куда увезли заместителя генерального Соболеву?

Семёнов снова попытался освободиться, но с таким же успехом он мог бы поднять бетонную плиту. Кинул взгляд на телохранителя.

— Он отдыхает, — заметил баритон. — Не хотелось бы прибегать к крайним мерам. Вы понимаете, о чём я, не так ли, господин Семёнов? О вас говорят как о профессионале допроса. Куда увезли Соболеву?

— Я не знаю…

Рука незнакомца сжала сухожилие до боли, полковник охнул, судорожно пытаясь освободиться.

— Геннадий Борисович, не стоит надеяться на помощь. Если уж я оказался здесь, то у меня есть для этого возможности. И живым я вас не оставлю, поверьте на слово.

Семёнов облизнул губы, лихорадочно ища выход из невероятно гнусного положения, в которое он никогда не попадал, но боль в плече отрезвила.

— Где… гарантии?

— Моё слово.

Семёнов пожалел, что перестал носить штатное оружие, однако оно вряд ли спасло бы его в этой ситуации (он ужаснулся происходящему: кто-то свободно проник на территорию конторы!), и эта мысль окончательно добила его.

— Её… к Меринову…

— Точнее, куда именно? У Меринова не одна квартира и не одна фазенда.

— На дачу в Поленово.

— Зачем? Впрочем, это я и сам узнаю. Вы были там?

— Был.

— Охрана, связь, периметр?

— Охрана обычная, прокурорская, пультовая: четверо на периметре, плюс лазеры, сканеры и камеры с выходом на монитор. Связь с местным отделением полиции.

— Кто повёз Соболеву?

— Лейтенант Панов и сержант Дяченко.

— Кто командир подразделения?

— Майор Темиргалиев.

— Кому он подчинён?

— Мне.

— Прекрасно, полковник, умница, всё правильно оценил, потому как жить хочется. Теперь прокатимся в Поленово и проверим, правду вы мне сказали или нет.

Семёнов вспотел.

— Вы мне обещали…

— Сделаете всё так, как я скажу, останетесь жить, — хмыкнул незнакомец, чей костюм смутно белел в полумраке салона. — Поехали.

И на голову полковника упала темнота.

— Выезжаем, цель — дача Меринова в Поленове.

Водитель очнулся, включил двигатель, джип покатил со двора, через арку, к воротам.

* * *

Усадьба генерального прокурора в Поленове занимала два гектара леса и была практически скрыта от взоров жителей посёлка, равно как и органов местного управления. Центральную её часть, рядом с озерцом, занимал трёхэтажный особняк в стиле хайтек: зеркальные стёкла, алюминий, хромированная сталь, цветной кирпич, декоративные решётки и антенны. Сооружён он был недавно, два года назад, и ничем не отличался от подобных архитектурных ансамблей Рублёвки или подмосковной Жуковки. Единственным отличием от других особняков было количество антенн, две из которых представляли собой конечные устройства комплекса спутниковой связи, с помощью которого владелец мог в любую секунду «достать» любого абонента в любой части света.

Генеральный прокурор появлялся здесь нечасто, однако жизнь усадьбы от этого не менялась, все её службы всегда работали в режиме полной готовности к приезду хозяина.

Прошло два часа с момента прибытия на дачу посланцев Меринова — двух сотрудников и заместителя генпрокурора, красивой женщины по фамилии Соболева, находящейся в полуобморочном состоянии: парни поддерживали её под руки и отвели в одну из спален на втором этаже, — челядь ждала прибытия босса, и в этот момент к воротам в глухом трёхметровом заборе подъехал серый джип «Рендж Ровер», принадлежащий гаражу Генпрокуратуры, вспыхнули и погасли фары.

Из калитки сбоку от ворот выглянул охранник в чёрном.

Парень в гражданском костюме, сидевший рядом с водителем, встрепенулся, приоткрыл окно.

— Свои, открывай.

Охранник, держа в руке рацию, согнулся, заглядывая в кабину, едва не упал головой в проём окна, выпрямился и на деревянных ногах вернулся к калитке, исчез. Ворота начали раздвигаться.

Джип, урча мощным мотором, проехал по гаревой дорожке вдоль шеренги декоративного кустарника к площадке напротив центрального входа в особняк, остановился рядом с таким же джипом. Хлопнули дверцы, выпуская трёх мужчин: охранника, полковника Семёнова и мужчину в белом костюме, с седым ёжиком коротких волос. У него были яркие янтарные глаза с хищным прищуром и твёрдые волевые губы.

К ним из коттеджа вышел ещё один охранник, огромный, сутулый верзила с угрюмым рябым лицом. Он был вооружён — на ремне висела кобура с пистолетом.

— Привет, Цератопс, — буркнул Семёнов. — Обстоятельства изменились, я забираю даму. Велено перебазировать её в другое место.

— Что случилось?

— А я знаю? Приказы босса не обсуждаются.

— Куда повезёте?

— В Терехово.

— А это кто с вами?

— Ты ещё удостоверение попроси показать, — криво усмехнулся Семёнов. — Веди.

Угрюмый Цератопс (чем-то он действительно напоминал доисторического динозавра) бросил на мужчину в белом подозрительный взгляд из-под широких косматых бровей, повернулся и повёл гостей в коттедж.

Вестибюль особняка поражал воображение обилием зеркальных и полупрозрачных стеклянных панелей, висящих чуть ли не до чёрного пола люстр и разнообразных выступов и перегородок. На делегацию глянули две молодые женщины, шмыгнули куда-то.

Поднялись на балюстраду второго этажа, опоясывающую провал на первый этаж. Здесь в креслах сидели помощники Семёнова, один листал глянцевый журнал, второй спал. Тот, что бодрствовал, вскочил, толкнул коллегу в плечо. Парень разлепил глаза, увидел начальство и встал, приходя в себя.

— Свободны, — выговорил Семёнов.

Цератопс проводил их мрачным взглядом, шагнул к двери одной из спален справа от лестницы, открыл дверь, заглянул и отступил в сторону.

Семёнов и его седой спутник вошли в комнату.

Женщина сидела на широкой кровати, глядя перед собой широко раскрытыми, но невидящими глазами, положив руки на колени. Выглядела она спокойной, отрешённой от забот, и только на виске часто-часто пульсировала жилка, указывающая на слишком напряжённую работу сердца.

Седой закрыл дверь перед носом охранника, шевельнул скулами.

— Что вы ей вкололи?

— Триклозан, — равнодушно ответил Семёнов.

— Как?

— МКН.

Седой подошёл к женщине, осмотрел слегка осунувшееся лицо с тенями под глазами, голову, погладил шею пальцами, прислушиваясь к чему-то, потом положил обе руки на лоб и на затылок пленницы, ощутимо напрягся.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org