Пользовательский поиск

Книга Возвращение «Стопкрима». Содержание - Глава 3. Квота на жизнь

Кол-во голосов: 0

Либо не встречаться с ним вовсе до операции, пришла успокаивающая мысль.

Глава 3. Квота на жизнь

Работа шла быстро. Бывшим «чистильщикам» не надо было долго объяснять принципы работы «Стопкрима», и ряды «чистилища» росли не по дням, а по часам.

Уже к концу месяца был создан прообраз САЦ — ситуационно-аналитического центра организации, частью которого стал компьютерный комплекс МГУ на Воробьёвых горах. Основным же его подразделением Самандар сделал свою дачу, сумев разместить там компьютер «Эльбрус» с выходом на военные спутниковые сети, для чего он расширил подвал основного строения и расчистил запасной выезд со стороны Дмитровского парка. Теперь к нему можно было заезжать не через центральные ворота посёлка, а прямо со стороны леса, через старую просеку, минуя телекамеру вдоль забора.

САЦ заработал в полную силу двадцать шестого сентября.

Двадцать седьмого Самандар предложил Котову обсудить стратегию развития нового «чистилища» и план действий на ближайшие месяцы.

Василий Никифорович приехал тотчас же, он не любил откладывать дела в долгий ящик.

Дача Вахида Тожиевича ещё не охранялась в должной мере — как центр управления, но хозяин уже смонтировал четыре телекамеры, наблюдавшие за окрестностями участка, и в небольшой комнатке на первом этаже коттеджа, где раньше была кладовка, разместил смену охраны, следившую за обстановкой по монитору.

Все эти работы Самандар оплатил из своего кармана, в том числе и охранникам, однако в скором времени должен был открыться канал финансирования «Стопкрима» — «от сочувствующих граждан», как пошутил Синельников, у которого нашлись небедные друзья из бизнесменов, настрадавшиеся от произвола чиновников и пожелавшие присоединиться к «святому делу» «чистилища».

Хозяин коттеджа был дома не один.

Во-первых, в центре — он отдал под компьютерное отделение свою гостиную — работали три оператора, отслеживающие криминальные новости по всей стране. Во-вторых, на дачу приехал Синельников, взваливший на себя контроль полезных связей. В-третьих, здесь часто бывал и Парамонов, взявшийся за составление досье на чиновников высшего эшелона власти. Первыми в его разработке числились премьер-министр, генеральный прокурор и руководители Конституционного суда, и материала на них уже набралось столько, что Иван Терентьевич горько шутил:

— Каждый из них тянет на две тысячи лет пожизненного.

Сошлись в кабинете Самандара.

Василий Никифорович заметил, как Парамонов морщится и потирает шею, спросил:

— Шею простудил, что ли?

— Если бы шею, — снова поморщился Иван Терентьевич. — Недавно поймал свой организм на попытке предательства: он хотел сдаться врагу.

Котов и Самандар переглянулись.

— Не говори афоризмами, — сказал Вахид Тожиевич укоризненно, — это моя прерогатива.

— Да какие афоризмы — гриппую третий день.

— Могу предложить массаж.

— Если бы массажами лечили грипп, всё родное здравоохранение работало бы на массажистов. Обойдусь народными средствами, не в первый раз воюю с недугом. Грипп — это пустяки, Вене Соколову досталось больше, такие боли терпел! Я бы за это дал ему орден Мужества.

— Оборотная сторона ордена Мужества, — проворчал Василий Никифорович.

— Как?

— Это слова моего деда: оборотная сторона ордена Мужества — боль.

— Мудрый мужик был твой дед. Каждому из нас можно давать такой орден.

— Артур звонил, — вспомнил Василий Никифорович. — Напомнил о себе. Утверждает, что отношения между Россией и НАТО уже не имеют шансов на стабилизацию. Прогнозируется дальнейшее нарастание конфликтности в различных формах. А в ближайших планах стратегов США нанести удар по России, причём не классический военный удар, а с демонстрацией «мягкой силы», с помощью революции, подобной той, которая привела к разделу Украины.

— Ничего нового он не сказал.

— Надо бы с ним повстречаться, — Парамонов подумал вслух, — а лучше с президентом.

— Вряд ли это возможно, — покачал головой Самандар. — Он весь на виду, пойдут разговоры, пересуды, начнут искать — кто мы такие.

— Можно устроить любую встречу, было бы желание.

— Хорошо, я поговорю с Артуром, у меня тоже есть вопросы к президенту.

— Кстати, чем закончился наш первый бандлик — с майором Зыбиным?

— Мужик оказался понятливый, копнул, наверно, в Интернете сведения о первом «Стопкриме», убедился, что мы люди серьёзные.

— Я боялся, что он поставит на уши всю контору, у него и в ФСБ есть приятели.

— Может, они и посоветовали не тягаться с нами, — сказал Самандар. — По моим сведениям, он переводится в Подмосковье.

— Полумера, он и там не успокоится.

— Посмотрим, будет продолжать в том же духе — навестим ещё раз.

— Давай, что там у тебя, — сказал Василий Никифорович.

Самандар включил компьютер.

— Смотрите по разделам: «Бешеный бизнес», «Суды», «Прокуратура», «Воры-министры», «Безумная медицина»…

— Общая часть есть? — спросил Котов.

— В красном файле, это, по сути, стратегия «чистилища», обосновывающая причину создания «Стопкрима» в нынешних условиях.

— Воинствующий государственно-частный терроризм, — прочитал Парамонов с некоторой долей осуждения. — Докторская диссертация, что ли?

— Вполне потянула бы, — усмехнулся Самандар. — Только ни один ВАК не пропустит. Читайте.

Гости углубились в текст документа, над которым Вахид Тожиевич, по его словам, работал не один год, добавляя факты и наблюдения, не собираясь заканчивать анализ в практической плоскости, однако неожиданное задание президента заставило его ускорить работу.

Самандар понаблюдал за ними, вышел, принёс кофе.

Оба, кивком поблагодарив, стали потягивать эспрессо: Парамонов — с сахаром, Котов — с лимоном. Через час попросили ещё. Самандар принёс.

В двенадцать чтение закончилось.

— По-моему, нормально, Мастер, — сказал Иван Терентьевич.

— По-моему, тоже, — в тон ему ответил Василий Никифорович. — Остаётся только собрать команду.

— В наших рядах уже более ста человек, — похвастался Самандар. — Процесс неостановим.

— Нужно в десять, в двадцать раз больше.

— Ничего, рекрутёры работают днями и ночами, я посадил их прямо под боком Генпрокуратуры, снял офис в новостройке в Трутневском переулке. Контора называется «Всё для дома».

По лицам комиссаров пробежали улыбки. Оба оценили юмор разработчика теории.

— Тебе бы режиссёром работать, фильмы снимать, — сказал Парамонов.

— Кто знает, кем ещё в этой жизни придётся работать, — философски рассудил Вахид Тожиевич. — Хотя, как говорила моя недавняя жена, работа — последнее прибежище для тех, кто ничего не умеет.

— Это она правильно рассудила.

— Вообще-то изречение принадлежит Оскару Уайльду, — заметил Василий Никифорович. — Если я не ошибаюсь. Однако предлагаю не отвлекаться. Вахид, с чего бы ты начал?

— Ещё на прошлом совещании мы сошлись на том, что начинать можно с любой сферы социума, в России коррумпированы все! Я бы начал с Генпрокуратуры. Скулы сводит, когда приходится читать об очередных подвигах этой сволочной структуры! Помните дело подмосковных прокуроров? Закончилось в две тысячи четырнадцатом году благополучно для всех прокуроров, замешанных в крышевании игорного бизнеса! Ни один не сел! Дело развалили, Генпрокуратура просто не утвердила обвинительное заключение. То же самое творится и сейчас, даже в больших масштабах.

— Для работы с Генпрокуратурой у нас пока нет ни сил, ни средств. Я бы начал с медицины, — сказал Парамонов. — Реформу финансирования федеральных клиник министр и его клика начали с отмены половины квот на жизненно важные операции. Это самый настоящий геноцид, завуалированный словами «оптимизация расходов» и «реформа здравоохранения».

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org