Пользовательский поиск

Книга Возвращение «Стопкрима». Содержание - Глава 3. Не ошибись!

Кол-во голосов: 0

Глава 3. Не ошибись!

Банковские дела отнимали много времени, но Дубинин всегда находил свободную минуту для занятий спортом или для отдыха в хорошей компании. Вот и этот не слишком весёлый осенний день второго октября он провёл не в банке, в Москве, на площади Гоголя, а в Италии, в отеле Art Hotel Villa Armista в предместьях Вероны, куда он заехал день назад и собирался развлечься с командой модельных девушек до четвёртого октября.

Естественно, поселился он под другой фамилией и не без охраны, хотя вряд ли кто осмелился бы замыслить в адрес анарха российского UnUn что-либо недоброе. Охраняли его не хуже, чем президента Соединённых Штатов, не говоря уже о президенте России.

Отель Art Hotel Villa Armista статуса «шесть звёзд» был выбран Дубининым не случайно: здесь часто останавливались не только мировые звёзды кино и политики, но и иерархи мировых Союзов Неизвестных, с кем Валерий Павлович мог обсудить ту или иную проблему.

Красавцем Дубинин не выглядел, однако, несмотря на голову огурцом, украшенную ранней лысиной, и надменно-жёсткую складку губ, он был атлетически сложен и по-мужски силён, не говоря уже о других мужских достоинствах, и женщины липли к нему, как мухи, позволяя делать всё, что ему приходило в голову. Валерий Павлович запросто мог осчастливить за ночь всю свою «команду» в количестве шести моделей, отобранную спецпомощниками в модельных агентствах столицы. И хотя в этот раз он прибыл в отель якобы для развлечений, о чём девицы не знали, на самом деле ему назначил встречу анарх сопредельного государства, известный под именем доктор Шнайдер.

Уже вечером того же четверга телохранитель по имени Башка (бывший чемпион мира по боксу в тяжёлом весе) принёс ему в номер белую визитку с изображением свастики, все элементы которой представляли собой хирургические скальпели. Ниже на немецком языке было напечатано: Dr. Schneider.

— Вам передали.

Валерий Павлович, вышедший к нему в халате, взял визитку, жестом отпустил Башку и, зайдя в комнату, дважды коснулся сенсора на своём супертелефоне, соединявшем компьютер, почтовый браузер, библиотеку с комфортным режимом чтения, устройство мобильной связи, снабжённое скремблером, и ещё множество дополнительных усовершенствований.

Полуголые девицы, расположившиеся в двух спальнях люксового пятикомнатного номера, высыпали в гостиную, но он отстранил их и прошествовал в отдельный кабинет, бросив на ходу:

— Не мешать.

Звёздочка в экране айкома перестала мигать, превратилась в птичий глаз, и Дубинин услышал астматический хрип, мало похожий на человеческий голос; говорили на немецком языке.

— Добрый вечер, уважаемый анарх. К сожалению, я не смог прилететь, надеюсь, что вы не обидитесь. Иногда возникают сверхсрочные дела.

Дубинин, переживший исключительно неприятную новость, ответил не сразу. Он был глубоко уязвлён.

— Могли бы предупредить, доктор, — сказал Валерий Павлович дрогнувшим голосом. — Встреча важна не только для меня.

Немецкий язык он знал плохо, поэтому ответил на английском.

— Прошу прощения, друг мой, — захрипел телефон (эффект работы кодирующего устройства), — проблема возникла непосредственно перед отлётом.

Анарх Германии, известный всем главам «Комитета 300» под именем доктора Шнайдера (он и в самом деле был доктором, специализирующимся на проблемах желудочно-кишечного тракта, владельцем частной евангелистской клиники в немецком Мюльхайме), печально вздохнул.

— С удовольствием отдохнул бы вместе с вами в Вероне. Но я смогу проконсультировать вас и на расстоянии, если вы не возражаете.

Дубинин испытал новый приступ бешенства. Доктор Шнайдер, по сути, дал ему пощёчину, вопервых, не предупредив о своём отсутствии, вовторых, пренебрежительно заявив о своём превосходстве. Но он и в самом деле мог знать то, чего не знал Дубинин, поэтому надо было терпеть и сдерживаться.

— Хочу посоветоваться.

— Слушаю, дорогой.

— Общий Сход UnUn планируется созвать на Кипре. Кто предложил этот вариант, американцы?

— Нет, греки. По их данным, на острове расположен один из памятников архитектуры инсектов — МИР Блаттоптеров, наших, так сказать, предков. Подходы удобны для всех, местность открытая, монастырь, под которым располагается МИР, не работает, хотя туристы туда ездят. Но сейчас октябрь, туристов мало, и все делегаты смогут прибыть как туристы, со своими группами поддержки. Что вас беспокоит?

— Меня беспокоит, что американские коллеги легко согласились на этот вариант. Не секрет, что они считают наш UnUn и китайский, да и ваш тоже, конкурентами. Вас это не беспокоит?

— Сход «трёхсот» ещё ни разу не сопровождался конфликтами.

— Всё когда-то бывает в первый раз.

— Не вижу оснований для тревоги.

— Да плевать я хотел… — вспылил Дубинин, сдержался, добавил почти бесстрастно: — Неужели вы не видите, что американцы хотят абсолютной власти? По моим сведениям, они не раз вмешивались в ваши дела и будут делать это впредь. Не хотите покончить с этой зависимостью?

— Не горячитесь, господин банкир, — с укоризной прохрипел германский анарх, — я вас понимаю, но обстоятельства пока складываются не в вашу пользу после раскола Украины, чей UnUn влился в UnUn Штатов. Против вас настроен весь «Комитет». Это надо учитывать.

— И вы… на другой стороне, доктор? — Последнее слово Валерий Павлович выговорил так же саркастически, как собеседник, назвавший его «банкиром».

— Я на своей стороне, — хмыкнул доктор Шнайдер. — Хотя мы не отказываемся от сотрудничества, партнёрство превыше всего, особенно в такие недобрые времена. Мне тоже многое не нравится в политике отдельных Союзов, но ведь ради достижения консенсуса и собирается общий Сход? Не ассамблея, не форум — общий съезд «300»!

— Такие сходы порождают всплески передела территорий влияния, и этот ни к чему хорошему не приведёт. Вспомните тысяча девятьсот сорок первый год или тысяча девятьсот девяносто первый.

— Ваши оценки не совпадают с нашими.

— Потому что вы, хотите этого или не хотите, идёте в кильватере американского UnUn, — грубо заявил разозлённый Дубинин. — Вы и в украинском конфликте приняли сторону американского Союза, поглотившего UnUn Украины, и что получили? Американцы кинули вас, как лохов! Проиграли все европейцы, выиграли только они!

— На всё божья воля, — смиренно ответил Шнайдер.

— Если под термином «божья» подразумевать Аморфа Конкере, то всё правильно. Но не все его изменения полезны, дорогой доктор. Я хотел предложить вам совместную платформу для выступления на съезде, но вижу, что вы уже приняли решение.

— Мы подумаем, дорогой анарх, — после паузы сказал Шнайдер. — Я вам не соперник, будьте уверены, но и предпринимать какие-то рискованные шаги…

— Не будете, — театрально расхохотался Валерий Павлович. — Я вас предупредил, а там как знаете. Ещё один вопрос: зачем всё-таки выбран Кипр? Даже если там сокрыта «сорок», мы не сможем ею воспользоваться.

— Ходят слухи, что Сход сможет её инициировать при наличии достаточного количества суггесторов. То есть членов «Комитета».

— Вы в это верите?

— Дело не во мне, сведения найдены в архиве Круга, а Хранители ничего не записывают зря. Проверим, в конце концов.

— В таком случае нам действительно надо подготовиться! Речь идёт о власти масштаба «запрещённой реальности»!

— Не преувеличивайте, Валерий Павлович, — Шнайдер впервые назвал Дубинина по имени, — вы же знаете, что нам не под силу изменить ситуацию после гибели Конкере.

— А кому под силу?

— До встречи, друг мой, увидимся на Сходе.

— До встречи, — процедил сквозь зубы Валерий Павлович, добавив мысленно: «фашист недорезанный».

Впрочем, он и в самом деле не любил Шнайдера за высокомерие и заносчивость, хотя сам ничем от него не отличался и работу строил практически в том же ключе, что и гитлеровские идеологи Второй мировой войны, а также идеологи нацистской Украины, переплюнувшие гитлеровских.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org