Пользовательский поиск

Книга Возвращение «Стопкрима». Содержание - Глава 3. Неизвестные

Кол-во голосов: 0

Василий Никифорович не пошевелился.

— Но инфарх ошибся, как и Конкере сотни миллионов лет назад. Монарх Тьмы изменил не один вид Блаттоптера сапиенс — тараканов разумных, а сразу несколько, в результате чего человечество в настоящий момент более чем на девяносто процентов состоит не из истинно людей, а из людоедов — во всех смыслах, оттого и воюет само с собой.

Котов молчал.

— Конкере нет, — продолжал Артур негромко и бесстрастно, — но судя по всему, кто-то занял его место и продолжает свою сатанинскую деятельность. У тебя нет такого ощущения?

Котов молчал. По его лицу нельзя было понять, о чём он думает.

— Это видно невооружённым глазом, — не дождался ответа Артур, начиная сомневаться в успехе визита. — Российская Федерация перестала быть государством титульного — русского народа, искусно разъединённого инородцами. Экономика, образование, наука и культура стали окончательно управляться инородческими криминально-олигархическими кланами. Прокуроры и судьи у них на побегушках. Культура и образование вообще перестроены по западным лекалам и стандартам, далёким от идеала и менталитета народа. Страна обрушена в демографическую катастрофу. Вымирающее славянское население государственная власть замещает азиатами-мигрантами с целью быстрейшего его превращения в послушный тупой электорат. Финансовая система…

— Достаточно, — обронил Василий Никифорович, поднимая голову. — Меня ни в чём убеждать не надо. Чего ты хочешь?

— Страна нуждается в твоей помощи, Мастер.

— Я давно не Мастер.

— Мастер — это не звание, это состояние.

— Конкретнее.

— Нужно восстановить команду «Стопкрим» и навести в стране порядок.

Котов хмыкнул.

— Это уже было в моей жизни. Ты обратился не к тому.

— А больше не к кому. Если бы Матвей Соболев был здесь, я обратился бы к нему, но он далеко, до него не докричишься, не дозвонишься и не позовёшь с помощью Иерихонской Трубы. Только ты способен возродить закон.

Василий Никифорович покачал головой.

— У меня другие планы. К тому же я страшный эгоист.

Артур вгляделся в лицо собеседника, полускрытое темнотой.

— Раньше ты так не шутил.

— Я страшный эгоист, — повторил Василий Никифорович, раздвинув губы в непонятной усмешке. — Я хочу, чтобы у моих детей, родных и близких всё было хорошо и чтобы они никогда не просили у меня помощи.

Артур сдержал вздох облегчения, улыбнулся.

— Ну, такую лафу судьба вряд ли тебе подарит.

— То-то и оно. От имени кого ты выступаешь? Или это секрет?

Артур помедлил.

— Если ты интересуешься ради продолжения разговора…

— Кого?

— Президента.

На лице Василия Никифоровича не дрогнула ни одна чёрточка.

— У президента достаточно властных рычагов, чтобы навести порядок в стране.

— Он вынужден опираться на государевых людей, а ещё Гоголь говорил: «Никакой правитель, хотя бы он был мудрее всех законодателей и правителей, не в силах поправить зла, как ни ограничивай он в действиях дурных чиновников приставленьем в надзиратели других чиновников»[3].

— «Стопкрим» в наше время вряд ли просуществует долго, против него ополчатся все имеющиеся силовые структуры, коррумпированные сверху донизу. А магия в нашей реальности не работает, сам же говорил, тхабсом не воспользуешься.

— Работает же как-то Союз Неизвестных, подмявший под себя всю власть в стране.

— Это тебе его иерархи сообщили? — прищурился Котов.

— Это видно по тем процессам в России и за рубежом, которые происходят в наше время. Я дам почитать тебе секретные доклады, поступающие президенту, мы на грани реального уничтожения, причём без всяких ядерных или климатических войн. Концепция управляемого хаоса, разработанная стратегами ЦРУ, внедрена практически во все страны мира и добралась до России. Это ли не доказательство существования Союза Неизвестных?

— Мы ликвидировали Рыкова…

— Свято место пусто не бывает. У него был сын, и он скорее всего связан с Союзом или с его иерархами.

— Им нужна слабая Россия?

— Им нужна сильная Россия без русских. А ещё я убеждён, что идёт война Союзов Неизвестных за абсолютное господство на Земле. Пример — ликвидация Союза Неизвестных Украины в две тысячи тринадцатом году Союзом Неизвестных США. Что случилось, ты знаешь. Да, магия не работает, но в МИРы ещё можно попытаться пролезть и овладеть Великими Вещами. Не хочешь разобраться во всём этом безобразии?

— Нет, — твёрдо сказал Василий Никифорович. — С войной покончили мы счёты.

— Бери шинель, пошли домой, — закончил Артур мысль собеседника словами песни. — И всё-таки посмотри материал, узнаешь весьма любопытные вещи.

— Не уверен, что мне это необходимо… прошло слишком много времени, прежнюю команду уже не собрать, да и силы уже не те.

Артур уловил в голосе Котова неуверенность и обрадовался, как подарку: Василий Никифорович допускал мысль о возможности подключения к реализации идеи.

— Помоги, Мастер, Русь гибнет, и это не преувеличение, не попытка националиста заявить о своих претензиях на «незалежность». Зло недолго раскачивается и приходит в себя после нокаута, оно находит ещё большее количество сторонников.

Василий Никифорович потёр ладонью затылок, глянул на Артура.

— Ничего обещать не буду. Присылай материал, мы посмотрим.

— Мы?

— Я общаюсь с Вахидом, он наш главный теоретик.

Артур достал из кармана куртки прозрачную коробочку с флэшкой.

— Здесь всё, я заранее подготовил.

Василий Никифорович с любопытством повертел коробочку в пальцах.

— Ты и в самом деле представляешь президента?

— Это его идея… точнее, мы оба думали о последствиях, но по-разному. Он вообще хотел создать команду ликвидаторов всякой мрази, кинувшейся с Украины по миру, но этого мало, нужна система. К тому же система должна работать на более высоком уровне, чем когда-то «Стопкрим».

— Это как?

— Никаких бандликов! Ну, или если быть точным, бандлики должны выглядеть естественным стечением обстоятельств. Гибель бандитов и прочих нелюдей, на руках которых много крови, должна быть абсолютно случайной.

— Сбила машина…

— Типа того, нужно разработать целую стратегию с цепочками «случайных» событий, схемы воздействий, процессы, ведущие к ликвидации подонков всех мастей.

Василий Никифорович нахмурился, предаваясь размышлениям. Было видно, что последние слова советника его заинтересовали.

— Для этого нужны математики экстра-класса.

— Не только математики, но и социологи, и эксперты в сфере поведенческих реакций, и психологи, и экстрасенсы, люди с великолепно развитой интуицией.

— Их ещё надо найти.

— А иначе не стоит и начинать, — повторил Артур слова президента. — Я помогу, знаю кое-кого из нужного контингента.

— Ладно, я понял. — Котов открыл дверцу автомобиля. — Ты меня озадачил, советник. Надумаю — позвоню, хотя скорее всего откажусь.

— Буду ждать, — крутанул желваки на щеках Артур.

Котов вылез из машины, сел в свой синий «Визив» и через несколько секунд уехал, мигнув фарами.

Пошёл дождь.

Глава 3. Неизвестные

Уже многие годы дом номер три в Шведском тупике столицы считался самой престижной недвижимостью в России. Квартиры в нём стоили от миллиона до полусотни миллионов долларов, так как стоял он в самом центре, рядом с Кремлём и храмом Христа Спасителя. И проживали в нём очень известные «звёздные» жильцы: глава «Роснефти», руководители самых больших банков России, министры и экс-министры, не считая теневых дельцов и влиятельных особ, приближенных к правительству, окутанных ореолами скандалов и причастности к государственным тайнам.

Все квартиры в этом доме имели сугубо свою планировку под грифом «мегаэлитности», поэтому найти две похожие было невозможно. Разнились они и количеством комнат, и богатейшими интерьерами, и качеством мебели.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org