Пользовательский поиск

Книга Возвращение «Стопкрима». Содержание - Глава 4. «Живокост» коррупцию не излечит

Кол-во голосов: 0

— В самый раз, — возразил он.

* * *

Министр здравоохранения Нинель Олеговна Краник принимала с утра заместителей и, пока они зачитывали показатели работы министерства за второй квартал, успевала и читать поступившие по электронной почте письма, и отвечать на них.

— Финансирование мединститутов удалось сократить на шестьдесят один процент, — читал первый зам министра Иванов, лысый, с тщательно зачёсанными сбоку на лысину редкими белёсыми волосами. — Количество принятых больных в целом по стране сократилось на сорок два процента. В Мечниковском университете убрали пятьсот коек из полутора тысяч, урезали треть зарплаты персонала. НИИ детской онкологии накатал письмо президенту, что мы саботируем его прямые указания, но Олег Николаевич обещал помочь отбиться.

— Что с квотами? — оторвалась Нинель Олеговна от экрана; соломенные волосы у неё сосульками свисали с головы, глаза косили, уголок рта тянуло вправо, на щеку, и она в своём аляповатом наряде была похожа на пугало.

— Федеральный фонд ОМС удалось сохранить полностью, — доложил второй зам — Диана Петровна Шмалько. — Поэтому объём квот упал. Но мы всё больше расширяем сферу платных услуг и можем увеличить уровень зарплат работникам министерства, минимально — на двадцать процентов. Ваше распоряжение выполняется.

Нинель Олеговна хотела возразить, что выполняется не её распоряжение, а приказ премьер-министра, позволяющий тихой сапой сокращать население России, но объявлять об этом заместителям не стоило, они и так старались изо всех сил выполнять программу, которую сам премьер-министр называл «оптимизацией жизни электората».

В дверь кабинета постучали, вошла секретарша министра, держа в руках конверт.

— Извините, Нинель Олеговна, вам передали письмо.

Краник сдвинула тщательно нарисованные и поэтому выглядевшие наклеенными брови.

— Я занята.

— Письмо очень важное… — Секретарша явно находилась в замешательстве и говорила нервно, по её лицу пошли красные пятна. — Они потребовали, чтобы я срочно передала его вам.

Министр с недоумением посмотрела на девушку.

— Ты в своём уме, Наталья? Кто — они? В чём дело?

— Я не знаю, кто они, двое мужчин, почтенные такие, я тоже спросила, один с улыбкой показал на потолок и сказал:

— Мы от него, он всё видит.

Заместители министра переглянулись.

— Президент, что ли? — пренебрежительно покривила губы Шмалько.

— Не бог же, — проблеял Иванов. — Ты документы их смотрела?

— Один, черноволосый, показал какое-то красное удостоверение…

— Какое? Откуда они? Из полиции, безопасности, прокуратуры, откуда?

— Не знаю, — чуть не плача ответила секретарша. — Велели передать срочно.

Иванов встал, взял у неё конверт.

— Иди, поговори с охраной, как они прошли в министерство.

— Дай, — протянула руку нахмурившаяся Нинель Олеговна.

Иванов передал конверт, она вскрыла, достала стопку бумаги с текстом, диск, вслед за которым на стол упала чёрная карточка величиной с визитку. Подняв брови, Краник повертела в руках картонный прямоугольничек, на котором был выдавлен серебряный кинжальчик.

Заместители, вытянув шеи, смотрели на задрожавшие руки министра.

— Что это? — полюбопытствовала Шмалько.

— Разрешите? — протянул узкую влажную руку Иванов.

Краник протянула ему странную визитку, начала читать письмо. Глаза у неё налились чернотой, скулы заострились, от чего рот потянуло правым уголком вниз ещё больше. Не дочитав письмо до конца, она резким движением сняла трубку селектора.

— Борис Моисеевич, выясните немедленно, кто приходил в приёмную десять минут назад… двое мужчин… что?! — На лице министра отразилось гневное удивление. — Они и к вам заходили?! — Несколько секунд Нинель Олеговна слушала собеседника, это был начальник охраны министерства. — И вы позволили им…

Пауза.

— Вы шутите?!

Пауза.

— Да, читаю… и вы читаете?! Ну, знаете… сейчас же…

Пауза.

— Хорошо, попытайтесь задержать почтальонов и подходите, жду!

Краник раздражённо положила трубку, бледная, с такими же пятнами на щеках, что и у секретарши, достала сигареты, закурила. Пальцы её продолжали дрожать.

— Вот сволочи!

— Что происходит, Нинель Олеговна? — робко осведомилась Диана Петровна Шмалько.

— Нам рекомендовано подать в отставку, — криво улыбнулась Краник.

— Кем?!

— Кажется, я догадываюсь, — пробормотал Иванов, внезапно бледнея.

Женщины посмотрели на него, одна оценивающе, другая с сомнением.

— Это визитка «чистилища»… чёрная метка…

— Что ещё за «чистилище»?

— Существовала такая организация лет двадцать назад, «Стопкрим» или «Контркрим», его называли «чистилищем», устраняла проворовавшихся чиновников.

Нинель Олеговна выпустила клуб дыма.

— Похоже, вы с ним сталкивались.

— Я тогда работал в министерстве финансов…

— Не помню никакого «Контркрима», — сказала Шмалько.

— Вам тогда была лет двенадцать, дорогая Диана Петровна. — Иванов аккуратно положил чёрный прямоугольник на стол. — Что пишут?

— Тут и про вас много чего, — стукнула прокуренным пальцем по диску министр. Она перевела взгляд на заместительшу. — И про вас, душечка.

— Что?!

— Компромат, разумеется, — поворочал шеей Иванов, будто ему стал внезапно тесен воротник рубашки. — Перед тем как показывать чёрную метку, «чистильщики» выкладывали в Интернет весь компромат на чиновника, и если тот не следовал их совету…

— Заканчивайте?

— Летальный исход, — растянул бледные губы в подобие улыбки Юрий Яковлевич. — Наверно, и сейчас будет то же самое. Разрешите почитать письмо?

Нинель Олеговна выпустила ещё один клуб дыма, подвинула стопку листов к краю стола. Иванов взял, быстро пробежал глазами все три страницы, отдал письмо министру. На лбу его заблестели капли пота.

— Да-а…

— Вот именно, — с иронией проговорила Краник.

— Я подаю рапорт об увольнении. — Он встал, поклонился, побрёл к двери, глядя перед собой ничего не видящими глазами, вышел.

Женщины смотрели ему вслед, не пытаясь остановить.

— Что с ним? — пробормотала Шмалько.

— Шок, — усмехнулась Краник. — За ним столько грешков прячется — на вышку тянет.

— Что будем делать? — неуверенно проговорила Диана Петровна.

— Ничего, работать как работали, — нехорошо улыбнулась Нинель Олеговна. — Они ещё пожалеют, что посмели нам угрожать.

— Но Юрий Яковлевич…

— Юрий Яковлевич трус! Пусть уходит, мы найдём ему замену.

— Жаль, он хороший специалист. А можно узнать, что там в письме… про меня?

Министр вложила диск из письма в дисковод, развернула монитор.

— Читай.

Однако прочитать весь материал дамы не успели.

Через пару минут в кабинет без стука ворвалась секретарша:

— Нинель Олеговна… Юрий Яковлевич… застрелился!

Министр хотела что-то сказать в ответ и не смогла, так и осталась сидеть с косым провалившимся ртом, словно пригвождённая к креслу.

Глава 4. «Живокост» коррупцию не излечит

После встречи с Котовым у него дома Артур не собирался в Кремль, но президент сам позвонил ему поздно вечером и попросил приехать.

Размышляя над просьбой, вспоминая тон, каким были произнесены слова, поглядывая на часы — шёл одиннадцатый час, — Суворов сел в машину и поехал в центр столицы, к Александровскому саду, решив заехать на территорию резиденции главы государства со стороны Боровицкой башни.

Охрана Кремля знала его машину, однако соблюдала раз и навсегда заведенный порядок: остановка, предъявление пропуска, осмотр салона и багажника.

Артур поставил свой серый кроссовер рядом с президентским кортежем, у которого маялась охрана, и поднялся на второй этаж первого административного корпуса, невольно убыстряя шаг. Президент ждал его почти час, а он всегда ревностно ценил своё время.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org