Пользовательский поиск

Книга Возвращение «Стопкрима». Содержание - Глава 5. Бог любит троицу

Кол-во голосов: 0

— Я подумаю.

— Разрешите выполнять?

— Не ошибись, — мрачно скривил губы генпрокурор. — Иначе нас обоих отправят в «адовы» миры на перевоспитание, откуда мы уже не вернёмся.

Стас усмехнулся.

— Нам это не грозит, я вам говорил, мы заблокированы от «розы реальностей».

— Ну так подвесят за яйца, — грубо пошутил Меринов.

Стас возражать не стал.

Уже выходя из здания Генпрокуратуры, он снова подумал о странном стечении обстоятельств, соединившем троих Котовых: старшего, среднего и младшего. Что-то в этом было, возбуждающее и тревожное одновременно.

Глава 5. Бог любит троицу

Переодеваясь, он забрался в шкаф, чтобы выбрать рубашку, и наткнулся на коробочку, в которой лежала подаренная отцом давным-давно берестяная — с виду — дудочка. Не удержался, поднёс к губам и дунул.

Гостиную пронзил тонкий печальный звук, всколыхнувший память детства: звук был похож и на посвист ветра в трубе дымохода русской печки, и на крик птицы ночью, и на плач ребёнка.

Матвей погладил дудочку пальцами. Отец уверял, что дудочка на самом деле является Великой Вещью, известной деятелям Внутреннего Круга под названием Иерихонская Труба. Именно с её помощью Артур Суворов, тогдашний воин Закона, и вызвал инфарха, сразившего Монарха Тьмы. Труба создавалась как многомерная суперкомпозиция, способная «встряхнуть» вакуум Вселенной, но благодаря магическим технологиям все её измерения кроме трёх были свёрнуты, и вид она имела берестяной дудочки с четырьмя дырочками. Не верилось, что когда-то издаваемые ею звуки мгновенно заставляли вибрировать космос, достигая границы «розы реальностей».

Матвей ещё раз погладил трубочку пальцем, аккуратно уложил в коробку и спрятал в ящик стола, подумав, что она не зря попалась на глаза. Шанс на пробуждение Великих Вещей существовал, хотя инфарх и вморозил в ткань мира закон запрета магии, то бишь мысленно-волевого оперирования. Он посчитал, что Фундаментальная Реальность, ставшая «запрещённой» из-за негативного развития разума на Земле, отрицавшего по большей части «божественные законы», не позволит носителю разума — человеку уничтожить эту самую реальность.

А так хотелось получить возможности, открывающие удивительные перспективы и неведомые дали. К примеру, Матвей с большим удовольствием пользовался бы тхабсом, представляющим собой способ перемещаться по Земле и в космосе, посетить другие планеты Солнечной системы и другие галактики.

Шестнадцатого сентября, понедельник, желания работать нет, кажется, что жизнь сводится только к изучению СанПиНов, анализу загрязнений города, беседам с заявителями и оперативным мероприятиям по разъяснению нарушителям закона прав их оппонентов. Большинство из них привыкло жить так, будто, кроме них, никого не существует, и они искренне удивлялись, если их упрекали в нарушении спокойствия соседей. Но если прикинуть масштабы «войны с грязью», то понимаешь, что эта работа не менее важна, чем борьба с криминалом.

В обед Матвея вызвал к себе начальник Управления.

Он был озабочен и потому рассеян больше, чем обычно. На Матвея он взглянул только раз, уткнувшись оцепеневшим взглядом в разложенные по столу фотографии и документы.

— Что у вас там произошло, капитан?

— Где? — не понял Матвей.

— На Театральной.

— Ничего особенного, задержали наркоповаров… квартиру уже дезодорировали… я докладывал.

— Хозяйка накатала телегу в УВД Центрального округа, её поддержал полковник Мигайлов из УФМС.

Матвей вспомнил мордатого друга Беллы Семёновны, пытавшегося отнять протокол задержания квартирантов подруги.

— Я действовал строго по инструкции, Паша может подтвердить… лейтенант Редькович.

— Заявительница утверждает, что вы сломали замок квартиры и при обыске украли драгоценности.

— Бред, — недоверчиво улыбнулся Матвей, — никакого обыска не было, понятые всё видели.

— Тебе придётся после работы поехать туда и разобраться. Лучше всего, если понятые согласятся подписать ещё одну бумагу.

— Да в чём дело? — удивился Матвей. — Вы же меня не первый год знаете, я никогда не нарушаю законы.

— Мне позвонили оттуда, — палец Пацюка указал на потолок; на подчинённого он по-прежнему не смотрел. — Этот Мигайлов имеет в приятелях большую шишку с погонами в министерстве, с ним лучше не связываться. Но если ты не хочешь уладить дело миром…

Матвей хотел отказаться от поездки, не чувствуя за собой никакой вины, однако вспомнил встречу с незнакомкой в форме подполковника юстиции и круто изменил решение.

— Хорошо, я съезжу. Но извиняться не буду!

— Не добавляй мне хлопот, — проворчал начальник Управления. — Попробуй дипломатично объяснить хозяйке наши обязанности.

— Разрешите идти? — сделал оловянное лицо Матвей.

Пацюк почувствовал состояние капитана, бросил на него рассеянный взгляд, но продолжать разговор не стал, решая какую-то сложную проблему. Не до эмоций подчинённого ему было.

— Получил нагоняй? — осведомился Паша Редькович, увидев лицо начальника отдела.

— Придётся ехать на объект, — вздохнул Матвей, чувствуя сладостное предвкушение от предстоящей встречи с прекрасной незнакомкой. Хотя гарантировать встречу ему никто не мог, были только смутные надежды да интуиция, что всё в этой жизни делается не зря.

— Возьми меня с собой.

— Нет, поеду один, — сказал Матвей, вовремя сообразив, что лейтенант может помешать знакомству с девушкой в форме подполковника. — Занимайся своими делами.

День прошёл в привычных хлопотах.

В семь часов вечера Матвей поехал на Театральную улицу, остановил машину напротив дома номер три, не заезжая во двор, и направился по знакомому адресу, разглядывая попадавшихся на пути пешеходов. Однако надежда встретить незнакомку не сбылась, скорее всего подполковник юстиции заканчивала работу позже и появлялась дома к ночи, поэтому надо было настраивать себя на долгое ожидание.

Прежде чем зайти в квартиру госпожи Христенко, он обошёл соседние квартиры и попросил жильцов, сыгравших роль понятых, помочь ему в случае необходимости: подтвердить задержание «наркоповаров» и отсутствие злого умысла в действиях экологической полиции. Жильцы сообщили ему номера мобильных телефонов, и, вооружённый их поддержкой, Матвей позвонил в дверь злополучной квартиры, казалось, ещё источавшую зловоние готовящихся там курительных смесей.

Открыли через пару минут. Молодой человек в коричневой кожаной куртке, который сопровождал полковника УФМС в прошлый раз, смерил гостя взглядом, мотнул головой внутрь прихожей.

— Проходи.

Матвей шагнул в прихожую, хотел снять туфли, но заметил, что парень в куртке стоит в кроссовках, и проследовал в гостиную не разуваясь.

Он ожидал увидеть хозяйку и полковника, но в комнате находились только мужчины — аж четверо: два крутоплечих качка с квадратными лицами и пустыми глазами, мужчина постарше, лет сорока, сухолицый, седоватый, невозмутимый, одетый в модный тёмно-серый костюм «флирт» с бахромой по швам, и полковник Мигайлов, мясистое лицо которого выражало презрительное высокомерие. Полковник стоял у искусственного камина, держа в руке мобильный телефон. Качки располагались слева и справа от него, олицетворяя собой боевое охранение. Мужчина в сером сидел в кресле, закинув ногу на ногу.

— Добрый вечер, — сказал Матвей нейтральным тоном, ощущая морозный сквознячок опасности, исходивший от сидящего незнакомца.

Взгляды, устремившиеся на него, благожелательными назвать было трудно, скорее — изучающими и прицеливающимися; так смотрят на муху, собираясь её прихлопнуть.

Мигайлов покосился на сидевшего, но тот никак не отреагировал на его взгляд, и полковник сказал:

— Капитан, тебе никто не говорил, что ты суёшь нос не в свои дела?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org