Пользовательский поиск

Книга Возвращение «Стопкрима». Содержание - Глава 5. Иезуит

Кол-во голосов: 0

— Не читайте мне лекции, Артур Владиленович.

— Боже упаси, Игорь Владиславович, — выставил перед собой ладони Артур, — в мыслях не было, я просто пытаюсь обосновать причину создания «Стопкрима». На ваш вгляд, на чём сейчас держится власть в России?

— На повальной коррупции.

— Верно, на круговой поруке коррумпированных чиновников и на всей мощи государственной машины, работающей только на интересы власти.

— На неподконтрольности обществу и пренебрежении законами.

— А ещё на страхе людей перед властью, защищающей только саму себя, на их бессилии в отстаивании своих интересов и прав. Что мы можем противопоставить такой машине?

— Болотную площадь, — усмехнулся президент.

— Туда идут одни отморозки типа Подвального, Немчурина, Каспаряна и других. Нужна система. Двадцать лет назад такая система работала, криминал скукожился, отступил, Купол ушёл в тень, коррупция пошла на убыль. Вот такую систему мы и создаём, а не летучий отряд по мочилову подонков.

Игорь Владиславович посмотрел на советника с проснувшимся любопытством.

— Артур Владиленович, вы говорите так, будто сами принимали участие в работе этой системы и многое знаете из того, чего не знаю я, хотя у меня хорошие связи со службой.

Он имел в виду ФСБ.

Артур помедлил, поглядывая на лежащий на столе президента толстый фолиант с серебристой обложкой и чёрным обрезом; это была «Белая Книга украинского фашизма», в которой описывались все преступления украинских нацистов после государственного переворота две тысячи четырнадцатого года. По закладкам было видно, что президент внимательно изучает книгу, материал к которой добавлялся до сих пор.

— Не отрицаю, я знаком с комиссарами «Стопкрима». И судя по их нынешнему состоянию, они способны воссоздать систему. Если вы читали… извините, неправильно сформулировал, вы читали их планы и должны были заметить, что они собираются работать эшелонами, реализуя программу чистки всех слоёв власти и охраны правопорядка. Дайте срок, результат не замедлит появиться. Вы писали о Следственном Комитете…

— Это уже притча во языцех, — махнул рукой президент. — Один генерал якобы выпрыгивает сам из окна комнаты, где его допрашивали следователи, другой повесился, третий сошёл с ума… вы понимаете, о чём идёт речь? Заметаются следы преступлений высших руководителей! Следственная работа по криминалу тормозится, прокуроры крышуют бандитский бизнес… вы же читали мой материал.

— Поэтому хочу спросить, может, «чистилище» в первую очередь займётся оборотнями в погонах? Следственный комитет надо чистить одновременно с прокуратурой, хотя не следует забывать и о чисто преступных группировках. — Артур кашлянул, улыбнулся. — «Живокост» здесь точно не поможет.

— ОПГ пусть не трогают, — возразил президент, остывая. — Этим пусть занимается полиция, не надо распыляться. Уберём гниющие головы — ОПГ сами распадутся.

— Лидеры оппозиции?

— Их тоже не трогайте. Почему они, так люто ненавидящие Россию, не едут на Запад? Да потому что они там не нужны! Они нужны здесь — как зародыш оранжевой революции, которым занимаются нужные структуры ФСБ.

— Украина?

— Там хорошо поработали наши спецподразделения.

Артур покачал головой.

— Не очень-то хорошо. Тягнибок жив, Коломойский жив, сбежал в Израиль, директор СБУ Наливайченко жив — в Америке. А их надо было мочить в сортире в первую очередь.

Президент улыбнулся.

— Я по сортирам не спец. И всё же украинские наци — не ваша забота, ими занимаются другие люди.

Зазвонил телефон. Игорь Владиславович снял трубку.

— Слушаю… да, конечно, подтверждаю… минуту. — Он прикрыл трубку ладонью. — Поедете со мной в Воронеж?

— Зачем? — не понял Артур.

— Там со второго начинаются международные соревнования по авиадартсу. В прошлом году я отказался и пожалел.

— В принципе, я не против.

— Да, включите в делегацию советника Суворова. Всего хорошего. — Президент положил трубку. — На танковом биатлоне бывали?

— Нет.

— Напрасно, потрясающее зрелище, авиадартс ещё круче. Лётчики с расстояния в три километра попадают из тридцатимиллиметровой авиационной пушки в мишень размером с портсигар! Неуправляемыми ракетами пишут слова в бетонной стене! Не пожалеете.

Артур кивнул, улыбнувшись в душе мальчишеской горячности президента, в прошлом — штурмана дальней стратегической авиации.

— Разрешите идти?

Президент провёл ладонью по лицу, как бы стирая азартное просветление, связанное с какими-то воспоминаниями.

— Я бы хотел встретиться с главным координатором «Стопкрима».

Артур, поднявшись, посмотрел на него с сомнением.

— Вы думаете, это необходимо?

— Хочу поговорить с ним о финансировании… э-э, предприятия. — Игорь Владиславович поймал взгляд советника, нахмурился, но продолжил с мягким нажимом: — Хочу посмотреть на этого человека, понять, что им движет. Мне это доступно?

— Прошу прощения, Игорь Владиславович, это не от меня зависит. Он человек твёрдых убеждений, да ещё к тому же Мастер Внутреннего Круга, я вам рассказывал. Он может отказаться.

— Так уговорите его! Мы встретимся без свидетелей.

— Постараюсь.

Артур пожал протянутую холодную руку главы государства и вышел, подумав, что тому давно пора заняться пошатнувшимся здоровьем. Энергию он тратил, не оглядываясь на последствия.

Глава 5. Иезуит

Прокурорская неприкосновенность и современные технологии защиты секретности давали Меринову исключительные возможности руководить Куполом из столицы, не покидая её пределы. Тем не менее он изредка посещал регионы России — «для прокурорского надзора и пользы для правительства», чтобы лично подкорректировать деятельность подконтрольных бизнес-структур и, что было главнее, работу преступных группировок, держащих в страхе всех предпринимателей страны.

Стаса Котова он направлял в эти регионы гораздо чаще, так как проблемы с подпольным бизнесом возникали чуть ли не каждый день, и тогда рождалась потребность в решальщике, который быстро разруливал спорные ситуации — вплоть до физической ликвидации сопротивлявшегося давлению извне предпринимателя. Стас выполнял эти задания качественно и в срок, отчего за ним и утвердилась слава человека, ни разу не подставившего главного босса.

Конечно, бывали случаи, когда и ему не удавалось решить ту или иную проблему, но в таких делах всегда находился «стрелочник», виновный в неудаче, генпрокурор спускал на него всех собак, а Стас оставался чистым и в стороне, не желая участвовать в казни неудачника. Никто никогда не видел его с оружием в руках, участником или инициатором убийства, и при этом слава жёсткого и решительного человека, способного на всё, следовала за ним по пятам. Даже Меринов, человек циничный до мозга костей, не просто жёсткий, но жестокий и беспринципный, и тот побаивался своего порученца, зная, что он когда-то служил самому Конкере — Монарху Тьмы.

Двадцать восьмого сентября Меринов вызвал его к себе в обед.

Стас, руководивший подготовкой группы ликвидации на базе, прибыл как всегда минута в минуту.

Генпрокурор пил кофе в одиночестве, хмуря чёрные брови. На лице его стыла презрительная гримаса, будто он только что зачитал кому-то обвинительный приговор.

— Садись, — бросил он, не прерывая занятия. — Мне звонил Олег Николаевич. В бешенстве. Возродился из небытия «Стопкрим».

— Знаю.

— А если знаешь, почему не предпринимаешь меры к его ликвидации?

Стас присел на краешек стула, не меняя выражения лица.

— Рано.

— Что значит рано?! — рассвирепел Меринов. — Будем ждать, пока «чистильщики» доберутся до нас? Они уже начали зачищать правоохранителей!

— Не доберутся, Леонард Маратович, всё под контролем. Пусть они пыхтят, убирая пешек, на их место мы поставим других пешек. Я рассчитываю расправиться с господами из-за бугра именно с помощью «чистилища».

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org