Пользовательский поиск

Книга Возвращение «Стопкрима». Содержание - Глава 6. Старики-разбойники

Кол-во голосов: 0

— Чтобы он потом сам принял решение? — Слово «сам» генпрокурор выделил тоном.

— Он примет нужное решение. — Стас тоже выделил слово «нужное», прозвучавшее с небрежной уверенностью.

— Хорошо, ты знаешь, что делать. — Меринов отвернулся, снова поднёс к уху трубку айфона.

— За мной, — сказал Стас, поднимаясь.

В коридоре Матвей наконец сформулировал свой протест, родившийся ещё в кабинете генпрокурора при обмене репликами:

— Я не давал вам права решать за меня.

— Никто и не решает, не драматизируй трагедию, — отмахнулся Стас снисходительно. — Просто ты не вник в проблему. Тебя не кто-нибудь приглашает в нашу компанию, а сам генеральный прокурор! Оцени масштаб.

— Я не… наёмник… и не судья…

— Тебя никто не собирается использовать как наёмника или киллера. Ликвидация американского Союза — удел спецкоманды. У тебя будет задача поважнее.

Матвей помолчал, кидая взгляды по сторонам в надежде ещё раз увидеть незнакомку с удивительным именем Дива. На душе копилась смута, интуиция подсказывала не связываться с компанией генерального прокурора, несмотря на очевидную убедительность цели её деятельности, но уж очень хотелось выглядеть самостоятельным в глазах «брата» и очень хотелось повидаться с Дивой не в служебной обстановке.

Стас остановился перед дверью с номером 10, открыл, пропуская спутника.

Они вошли.

Это была небольшая комната для переговоров, где стоял овальный деревянный стол и вокруг него с десяток стульев.

— Что ты знаешь о МИРах?

Матвей повернулся к проводнику. Стас смотрел на него с весёлым снисходительным прищуром, хотя в глазах его то и дело всплывали искры сомнений.

— Садись.

Матвей выбрал стул, сел.

— МИРы… модули иной реальности… построены ещё нашими предками — инсектами.

— Не только инсектами, сохранились МИРы, созданные их предками и даже Аморфами.

— Не может быть, — сказал Матвей недоверчиво.

— Отец тебе не рассказывал?

— Нет.

— А я их посещал в своё время.

— Доступ к ним закрыт. — Матвей хотел добавить, что отец показывал ему один МИР, созданный инсектами, но Стас опередил его.

— Кто это тебе сказал? Если отец, то он, очевидно, давно не контактировал с Хранителями. В Москве, а точнее, под Москвой располагается более полусотни МИРов, в своё время я побывал почти во всех и видел МИР, созданный Аморфом Нун. Но не это главное, ты можешь поучаствовать вместе с командой в исследовании новых МИРов, в Крыму и в Екатеринбурге. Но это информация только для тех, кто с нами. Перед тобой откроется целая Вселенная! Откажешься?

Матвей облизнул пересохшие губы. Отказываться он не собирался.

— Давайте… всю информацию…

— Упрямец, — улыбнулся Стас с долей уважения. — Узнаю хватку отца, он тоже требовал полных данных об объекте, прежде чем принять решение. Что ж, слушай.

Стас говорил больше часа, приводил примеры, называл имена и фамилии, рассказывал случаи вмешательства Союза Неизвестных США в жизнь Европы, бывших советских республик и России. О Куполе он не сказал ни слова, зная, что младший Котов не стал бы ни за какие награды работать на структуру, с которой воевал отец.

— Итак, что скажешь?

— Я… с вами, — выговорил Матвей, подавив внутреннюю неуверенность в правильности решения.

Перед его мысленным взором уже вырисовывалась величественная архитектурная композиция МИРа, созданного разумными насекомыми…

Глава 6. Старики-разбойники

Материал, переданный Василию Никифоровичу Артуром, оказался и в самом деле прелюбопытным. В нём была не только развёрнута картина жуткого криминального беспредела, царившего в стране благодаря деятельности окрепшего Купола, содержалось не только досье на всю нынешнюю властную номенклатуру, но и давались сведения о развёрнутой в полный профиль «пятой колонне» в России — организациях, финансируемых из-за рубежа, либералов, правозащитников и журналистов, а также о формировании общего внеправового поля под названием «управляемый хаос».

С Куполом Василий Никифорович уже встречался в бытность свою комиссаром «Стопкрима», но это было двадцать с лишним лет назад, и после уничтожения Монарха Тьмы и его воинства казалось, что Купол исчезнет вместе с коррумпированным слоем чиновников. Оказалось, он не исчез, перестроился, забрался глубже в тень, прибрал к рукам и Госдуму, и правительство, и администрацию президента, решая за него общегосударственные задачи — с выгодой для себя, естественно, где надо спокойно вытирая ноги об это самое государство. Президент бил тревогу не зря: Россия медленно, но верно превращалась в испытательный полигон национального самоуничтожения, в питательную среду хаоса, куда стекались реки мракобесия и сатанизма.

Думать об этом было неприятно. Искатель приключений, каким Василий Никифорович был в молодости, служа в контрразведке, в спецназе ФСБ и даже в «Стопкриме», давно растворился в рутине жизни. После боя инфарха, которым стал Матвей Соболев, с Конкере магические возможности посвящённых в дела Внутреннего Круга истаяли, тхабсом, свободно переносящим адептов Круга в иные миры, пользоваться было уже нельзя, и Василий Никифорович сосредоточился на внутреннем созерцании, а после рождения детей и вовсе окунулся с головой в семейную жизнь, получая от этого неизъяснимую радость и удовольствие.

Возвращаться на Путь Воина, в жизнь, полную опасностей, тревог и переживаний, не хотелось смертельно.

И всё же сведения, добытые бывшим Воином Закона Артуром Суворовым, требовали размышлений и обсуждения, отмахнуться от них было нельзя, поэтому, помаявшись два дня наедине с самим собой, Василий Никифорович вечером восемнадцатого сентября, после тренировки, позвонил Самандару и сообщил, что хочет встретиться.

— Так подъезжай, если есть время, — предложил бывший комиссар «Стопкрима», главный его теоретик, исследователь и философ. — Надеюсь, ничего плохого не случилось?

— Ко мне Артур заходил.

— Ага… Суворов?

— Он сейчас советник президента по нацбезопасности.

— Ага… растёт парень. Что он сказал?

— Поговорим, буду у тебя через час.

Василий Никифорович тронул машину с места, не обратив внимания на мужчину, прогуливающегося возле парковки. На вид мужчине было лет пятьдесят, у него были короткие седые волосы ёжиком и янтарно-светящиеся глаза. Если бы Василий Никифорович оглянулся, то увидел бы, что мужчина остановился и смотрит вслед отъехавшему джипу Котова.

Вахид Тожиевич Самандар за истекшие двадцать лет поменял не одно место жительства и в настоящий момент проживал в небольшом коттедже в девяти километрах от МКАД, в посёлке под названием «Белые росы». Василий Никифорович изредка встречался с ним здесь, хотя при подъезде вдруг подумал, что последний раз в «Белых росах» был год назад.

Коттедж Самандара не поражал ни размерами, ни высоким забором, ни интерьером, ни мебелью или качеством отделки комнат. Стандартный коттеджик общей площадью сто сорок квадратных метров, окружённый соснами и берёзами. Ничего лишнего снаружи: Вахид Тожиевич не занимался сельским хозяйством и цветов на участке не разводил. Ничего лишнего внутри: две спальни — одна себе, другая гостям, веранда, туалет, кухня, небольшая гостиная, душевая. Плюс кабинет-библиотека, в котором хозяин проводил большую часть свободного времени.

В Самандаре счастливо уживались две крайности — мыслитель и человек действия. Он был дважды женат, но жёны не выдерживали его образа жизни, и последние лет пятнадцать Вахид Тожиевич жил один, изредка встречаясь с представительницами противоположного пола, по большей части — для светских бесед. Это был настоящий учёный, о которых уважительно говорят «яйцеголовый», с задатками экстрасенса и большим знанием древних воинских искусств, что делало его исключительным мастером рукопашного боя и Мастером Внутреннего Круга, способным одинаково успешно прочитать лекцию по астрофизике или продемонстрировать приём из арсенала «неотбиваемых».

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org