Пользовательский поиск

Книга Тени приходят с моря. Содержание - 4. Пыль в глаза

Кол-во голосов: 0

Тэсс стало очень неуютно. Словно защищаясь, она пожала плечами:

– Я не могу этого утверждать. Я вообще ничего не знаю о ло Паолино. Никто не знает.

Рука брата мягко накрыла ее пальцы, его голос прозвучал неожиданно тихо:

– О том, что он из этих, ты тоже не знала?

– Каких – этих?

Но она поняла, о чем идет речь, и от него это не ускользнуло. Ласкез приподнял голову, разглядывая то ли снасти, то ли небо. Какое-то время он молчал, потом медленно заговорил:

– Роним мне рассказывал о них одну… он преподносил это как байку, но теперь я почти не сомневаюсь, что это правда. Тем, кого берут в алопогонные, начинают делать какие-то инъекции в руку, чтобы они становились сильнее, медленнее старели и… могли ходить сквозь тени, появляясь из ниоткуда. А когда алопогонный покидает службу – хотя это бывает редко – без этого вещества его волосы теряют цвет. Становятся белыми, как у стариков. Хотя старение у них идет по-прежнему медленно. Глаза блекнут, и кожа, и…

– Чушь, – глухо отозвалась Тэсс. – Он тебя напугал, потому что ты был маленький и глупый, вот и все.

– А что у тебя в сумке, Тэсс? – вкрадчиво спросил брат. – В правом кармане?

– Ты шарил по моим вещам? – не поверила она своим ушам и чуть не подскочила. Ласкез удержал ее за запястье.

– Джер. Поверь, я бы его остановил, если бы знал. Но почему ты… скрыла?

– Я не была уверена, – ответила Тэсс. Она поджала губы, понимая, что ругаться с лавиби и тем более с братом бессмысленно, и вскинула руку. – Марч!

Самолет приземлился на ее ладонь. Тэсс опустила его к себе на колени и провела рукой по гладким крыльям. Это всегда ее успокаивало. Но сейчас это не сработало.

– Знаешь, Тэсси, мне очень не хочется во все это лезть. Но еще меньше мне хочется, чтобы в это лезла ты. И совсем уж мне неохота впутывать Ронима.

Она достаточно хорошо знала этот обманчиво ровный тон. Криво усмехнувшись, она подняла глаза:

– Но ты полезешь, братец. И впутаешь. Правильно?

Он серьезно кивнул:

– Мы в долгу перед управителем. Все. Кем бы он ни был.

Тэсс благодарно улыбнулась. У нее таких благородных мотивов не было. Она думала о Тауре и немного о себе. Вспомнив кое о чем, она вытащила из кармана старый зернистый снимок и протянула его Ласкезу:

– Я подумала, тебе это пригодится. Возьми.

Глаза брата удивленно округлились, пальцы быстро, но осторожно схватили фото.

– Он… Кто его сделал?

– Я не знаю. – Тэсс улыбнулась, наблюдая за его лицом, и неожиданно для себя самой добавила: – Знаешь, я тебе немного завидую. Хотя бы какое-то время, хотя бы пару недель у тебя почти был отец. Несмотря на то, что у меня в это время почти не было брата.

Вздохнув, Ласкез приобнял ее и привлек к себе:

– Дурная ты моя.

Она засмеялась и опустила голову ему на плечо, прислушиваясь к плеску волн. Марч снова взлетел. Следя за ним глазами, Ласкез задумчиво произнес:

– Как ты думаешь, Роним меня узнает? Мне все время кажется, что он даже забыл, как я выгляжу. А я изменился?

– Забудешь тебя. – Тэсс усмехнулась. – Наверняка он видит тебя в кошмарах. Как ты преследуешь его и зовешь: «Ро-оним, Ро-оним, отдай мне свои погоны!».

Брат фыркнул, дал ей легкий подзатыльник, но не стал спорить. Он снова посмотрел на снимок в своей руке и затем убрал в карман. Так они просидели рядом еще какое-то время, пока голоса возвращавшихся в гнездо такар не возвестили, что вторая вахта подходит к концу.

4. Пыль в глаза

Заскрежетав, цепь проехала вместе с поршнем назад и туго натянулась. Человек ударился об стену лопатками и затылком и опять вытянулся в напряженную струну. Сил, чтобы поднять голову, у него явно не осталось, поэтому Тэсс не видела его лица. Но узнать его было легко, примет оказалось достаточно.

Белые сальные волосы, падавшие на плечи.

Жилы, вздувшиеся на поднятых вверх худых мускулистых руках.

Сведенные, скрюченные пальцы.

Следы на коже – темные, налитые кровью или уже посветлевшие, желтеющие. По всему торсу.

– Где он? Куда они его спрятали?

Трое подступивших к человеку виднелись смутно. Тэсс отчетливо различала только их саварры – черные, остроносые, из хорошей дорогой кожи. У одного из троих на кованых носах этих сапог виднелись темно-алые подтеки. Тэсс замутило.

– Я ничего не знаю. Я не был на его стороне.

Человек все так же не поднимал головы. Только на одно мгновение меж свисавших грязно-белых прядей блеснули голубые глаза. В их взгляде не было ненависти, презрения или страха. Вообще ничего. Слова – эти и следующие – произносились предельно твердо, четко и без дрожи в голосе.

– Я уже сказал, что не имею к этому отношения, ло. Хотя судя по вашей любви к бессмысленной жестокости, мне лучше называть вас ле?

Кто-то из троих двинул ему по лицу, Тэсс почти физически ощутила это и теперь ясно увидела алую повязку на рукаве у ударившего. Росчерков на плечах не было.

Тэсс попыталась сделать хотя бы шаг, но поняла, что не может двигаться. У неё словно не было больше тела: она лишь наблюдала за происходящим из капель крови на полу, на стене, на сапогах. И именно поэтому она видела все так ясно и обрывочно одновременно. Теперь она заметила, как открылась тяжелая дверь, обитая косыми полосками металла. Сначала в ее поле зрения попала четвертая пара саварр, внимание приковал к себе черненый узор на острых, почти как лезвия ножей, носах. Только потом она различила все остальное.

– Отойти.

Голос звучал мягко, лениво, ровно. Тонкие черные косички покачивались при каждом шаге. Руки были сложены на груди. Алопогонный ки улыбнулся, проводя своим раздвоенным языком по губам, подступил к прикованному вплотную и резким движением когтистых пальцев взял его за подбородок.

– Скучал, Отшельник? Вот и я.

Она не знала, почему ее испугал именно звук этого вкрадчивого голоса. Но Тэсс закричала. И широко распахнула глаза.

Маленький пузатый светильник покачивался на вделанном в стену кольце. Туда-сюда, туда-сюда. Тэсс бездумно проследила за ним, ощущая, что на ее лбу лежит холодная ладошка.

– Ты в порядке? Кажется, тебя что-то испугало.

Лапитапы елозили где-то в ногах – их рога слабо виднелись в полутьме, напоминая растущие прямо из-под одеяла молодые лысые деревца. Ву, лохматая, но абсолютно не сонная, сидела у изголовья.

С соседней койки доносилось мирное сопение. Кают на корабле было достаточно, но девушки – все втроем – жили вместе: Таура упорно не хотела спать одна и согласилась даже терпеть зайцев, когда третьей в комнату попросилась Ву.

– Ты что-то видела…

По ее взгляду Тэсс поняла, что это не вопрос и что ответ не так уж и нужен. Едва выговаривая слова, она прошептала:

– Управитель… в тюрьме. С солдатами. Я не знаю, правда ли это или кошмар.

– В них иногда тоже бывает много правды, – безмятежно протянула Ву, убирая ладонь.

– Если все на самом деле, то он еще жив, но… за что его так мучают? – Тэсс беспомощно посмотрела на нее. – Ты знаешь?

Почему-то иногда ей казалось, что это странное существо может знать все на свете. Или почти все. Но сейчас девушка только помотала головой. Подумав, она сложила руки на коленях, пару раз качнулась в такт светильнику и произнесла:

– Скорее всего, его мучают из-за секрета. Такие вещи чаще всего делают именно из-за какого-нибудь секрета. Большого секрета. И знаешь…

– Что? – нервно спросила Тэсс, когда пауза слишком затянулась.

– Я ухожу… уходила… в лес, чтобы тоже их прятать. Свои секреты. Думаю, для управителя Кров был… как мой лес.

Тэсс вздрогнула. И неожиданно для самой себя задала вопрос, который вряд ли имел сейчас смысл.

– Твои звери, Ву… эти и те, что остались на острове… как они вели себя перед тем, как спустился туман? Они спрятались?

Ву подумала и вновь помотала головой.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org