Пользовательский поиск

Книга Тени приходят с моря. Содержание - Часть II. Маршрут крови

Кол-во голосов: 0

– Да.

Напряжение, копившееся с самого утра, дало о себе знать. Рониму стало трудно дышать. Ки наверняка это почувствовала. Она мягко и осторожно продолжила:

– От них пришел радиосигнал… не к нам, а к то-син, но его транслировали, и я перехватила, когда узнала позывной: 8–56.

– Какой сигнал?

– О помощи. Там пропадают дети. В тумане. Точно неизвестно, когда и кем он был подан… но явно произошло что-то скверное. – Она задумчиво посмотрела на подсвеченные дома. – Я подумала, что ты должен знать. Теперь ты в курсе.

– Алопогонные…

Можно было не продолжать.

– Уже направляются туда, и, ради ветров, не навязывайся им, все равно не возьмут, а только что-нибудь заподозрят. Я надеюсь… – их взгляды встретились, – они отыщут хоть кого-то живым. Хотя я понимаю, что ты беспокоишься за конкретного человека. Мне очень жаль.

Сказав это, она слегка хлопнула детектива по плечу и вышла. Она достаточно неплохо знала его, чтобы поступить именно так.

Роним зажмурился, потом посмотрел вперед. Он услышал негромкое гудение. Большой черно-красный самолет быстро летел к океану.

705-й юнтан от создания Син-Ан. Время ветра Расцветания

В тот день на его руках скулил волчонок, а мотор самолета громко и надсадно ревел. Но Роним все же услышал еще кое-что со стороны Крова – голос, который до этого он мог только себе представлять.

– Роним, не улетай.

Это слова звучали у него в голове все время.

Каждый день.

Часть II. Маршрут крови
1. Доро́гой китрапов

Водная гладь казалась бескрайней и однообразно синей. Лишь иногда ее разрезали неожиданные всплески – очередной китрап появлялся возле корабля и некоторое время двигался рядом, то выныривая, то погружаясь обратно, периодически издавая приветственный клич, напоминающий мелодичный звон колокольчика. Витые перламутровые рога, поблескивавшие от соли, отражали слабый свет Зуллура.

Дельфины, как и рогатые зайцы, сразу полюбили Ву. Поэтому Тэсс уже не удивлялась и не пугалась, когда та вдруг с гиканьем прыгала за борт прямо в одежде. Эти стремительные и добродушные животные тут же подхватывали ее и позволяли ей забираться им на спину. Китрапы с удовольствием катали ее и изредка даже приносили в зубах свежепойманную рыбу, которую можно было поджарить на небольшой плитке в камбузе. Плотные мясистые водоросли темно-красного цвета – капаги, служившие теперь основной пищей для лапитапов, – тоже нередко притаскивали именно китрапы.

В целом, путешествие шло спокойно. Неприятности, которые ожидала Тэсс, обошли их стороной. Странник, полностью очистившийся от дрэ, не проявлял враждебности и быстро скользил по волнам. Три раза они попадали в шторм, и корабль неизменно справлялся без малейшей помощи, опуская и поднимая паруса, маневрируя и удерживаясь на самых сильных гребнях. Он тоже напоминал животное, привыкшее к любой погоде. Большое. Сильное. Породистое.

На время бурь пассажиры обычно закрывались в каютах. Все, кроме Джера, – его, наоборот, тянуло на ходовой мостик, к штурвалу, где он оставался до самого конца, невзирая на ветер и заливавшуюся через борт воду. Юноша крепко сжимал пальцами рукояти колеса, упрямо склонял голову и, кажется, что-то говорил – совсем тихо, сквозь зубы.

– Ты ему не нужен, – сказала Тэсс после очередной бури, когда Джер, насквозь мокрый и взъерошенный, сидел с остальными в камбузе и, все еще отфыркиваясь, пил горячий трэм.

Лавиби кисло посмотрел на нее и заметил:

– Каждому нужна помощь, а не помощь – так поддержка. Мало ли что. Мне так спокойнее, да и ему, я уверен, тоже. С ним давно никто не ходил, а что же за корабль без человека?

Услышав это, Мади Довэ как-то странно улыбнулась. Пожалуй, она одобряла его слова. Тэсс, сдерживая раздражение, покачала головой: это позерство ей постепенно надоедало. Если это было позерство.

– Когда-нибудь ты окажешься за бортом.

– А ты что, огорчишься? – Джер вопросительно глянул на нее.

– Я огорчусь, – произнесла доктор. – Очень.

Лавиби едва не подавился. Но когда он поднял глаза на женщину, та уже смотрела в иллюминатор, и ее смуглое лицо ничего не выражало.

Теперь, вспомнив обо всем этом, Тэсс задумчиво подняла глаза к небу – чистому и безоблачному; ничто не предвещало новый шторм. Единственное, что расстраивало, – они уже очень давно не видели берега. Лишь на второй день путешествия, ближе к началу третьей вахты, они вроде бы заметили какие-то очертания, нарушавшие ровную линию горизонта. Странник шел достаточно близко, и они разглядели остров со скалистыми берегами, тонущий в молочном тумане, как остров Четырех Ветров. Туманное пятно напоминало округлый кокон: оно затрагивало только прибрежные воды, не расползаясь вширь.

Путешественники немного поспорили: не стоит ли причалить и поискать кого-нибудь, чтобы дать повторный сигнал в Большой мир. Джер был против, Ласкез и Мади Довэ – за. Тэсс склонялась к тому, чтобы поддержать лавиби, но этого не потребовалось: корабль сам начал резко менять курс, не внемля никаким просьбам и приказам. Остров остался далеко позади. Впоследствии Тэсс увидела, что на карте из кабинета управителя он помечен как Рэва и что нарисованная линия пути обходит его. Примерно по такой дуге, какую и сделал Странник.

– Эй!

Тэсс обернулась. К ней шла Таура, медленно и осторожно ступая по доскам. Тэсс улыбнулась и шагнула навстречу:

– О, тебе лучше?

Первые два дня шпринг пролежала пластом в каюте, почти не вставая и отказываясь от пищи. Качка и близость такого количества воды сказались на ней сильнее, чем на остальных, впрочем, Тэсс сомневалась, что дело было исключительно в этом. Другая причина ее подавленного настроения так никуда и не исчезла. Но накануне вечером Таура все же взяла себя в руки и вышла на палубу, улыбаясь. Она улыбалась и теперь, щуря ярко-зеленые глаза:

– Все хорошо. Такой приятный ветерок. Я привыкну.

Тэсс заметила, что шпринг держит что-то под мышкой. Это оказался уже знакомый альбом со снимками. Таура не расставалась с ним с тех пор, как забрала его у Джера. Впрочем, лавиби почти не возражал. Для него альбом был кучкой замусоленных бумажек, для шпринг – памятью и, возможно, даже надеждой.

– Ты видела свои снимки, Тэсси? Ты есть на пяти или шести.

– Нет, – отозвалась она.

– Хочешь посмотреть?

Тэсс не любила разглядывать собственные снимки: она получалась плохо и совсем не так, как в жизни. Как будто за мгновение до щелчка затвора ее загораживал кто-то необыкновенно уродливый. Но отказать Тауре Тэсс не смогла, к тому же других занятий у нее сейчас все равно не было.

Пройдя немного по палубе, девушки сели на две пустые бочки, в которых, видимо, когда-то хранились фрукты. Таура разложила альбом на коленях и открыла его:

– Смотри… это тот Выпуск, который был, еще когда мы были маленькими. Наверное, первый при ло Паолино, ведь он управляет Кровом столько же, сколько мы тут живем.

– Ты и это знаешь? – невольно усмехнулась Тэсс.

Шпринг быстро кивнула:

– До него была какая-то женщина. Я слышала, ее сняли, потому что… ну вроде как при ней отсюда часто сбегали. Наверное, она была злая. А вот ло Паолино…

– Да-да, самый замечательный на свете, – рассеянно подтвердила Тэсс, вглядываясь в общий снимок.

Она помнила этих хмурых ребят, на которых она, как и многие малыши, восторженно смотрела снизу вверх. Наверное, для управителя, только-только получившего свою должность, первый Выпуск действительно был очень важен, раз он сохранил этот снимок. И к чему такая сентиментальность? Самой Тэсс не казалось, что стоит придавать значение подобным пустяковым вещам. В конце концов, воспитанники покидали Кров почти каждый юнтан. Да и вообще. Слухи, будто Паолино родом из Большого мира, его столичный облик, найденный в ящике пистолет…

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org