Пользовательский поиск

Книга Защитник. Рука закона. Содержание - Беззащитные мертвецы

Кол-во голосов: 0

— Я тебя проверила до срока, — сказала Жюли.

Она кое-как примостилась в ногах больничной койки.

— Точнее, ты сам меня вызвал. Когда я пришла на работу, тебя там не было, и я задумалась, с чего бы это, и бац! Было плохо, правда?

— Очень плохо, — сказал я.

— Я никогда не ощущала столь испуганного сознания.

— Тогда не рассказывай об этом никому. — Я нажал кнопку, чтобы перевести кровать в сидячее положение. — Мне надо поддерживать образ.

Перевязанная глазница совсем онемела. Боли не ощущалось, но оцепенение настойчиво напоминало о двух мертвых людях, ставших частью меня. Одна рука, один глаз.

Если Жюли чувствовала во мне это, то ее нервозность становилась понятной. А она в самом деле нервничала; дергалась и ерзала по кровати.

— Я все думал о времени. Который же час это был?

— Примерно девять десять. — Жюли содрогнулась. — Я уж решила, что потеряю сознание, когда этот неприметный человечек высунул пистолет из-за угла. О, нет! Не надо, Джил! Все кончилось.

Как близко это было. Неужели настолько близко?

— Послушай, — сказал я, — возвращайся на работу. Я ценю внимание к больному, но что толку от этих воспоминаний? Зачем себя терроризировать?

Она кивнула и встала.

— Спасибо, что зашла. И спасибо, что спасла мне жизнь.

Жюли улыбнулась с порога:

— И тебе спасибо за орхидеи.

А я их даже еще не заказал. Немедленно вызвав медсестру, я добился обещания выписать меня сегодня же вечером, при условии, что дома сразу лягу в постель. Она принесла телефон, и я заказал орхидеи.

После этого я откинул спинку кровати и отлежался. Хорошо быть живым. Я вспоминал данные мной обещания — обещания, которых мог никогда не выполнить. Возможно, настало время выполнить хотя бы часть из них.

Я позвонил в отдел слежения и попросил Джексона Беру. После того как он вытянул из меня рассказ о моих подвигах, я пригласил его в больницу. Бутылку принесет он, а платить буду я. Это ему не понравилось, но я пригрозил.

Номер Тэффи я набрал до половины и снова передумал, как и вчера вечером. На прикроватной тумбочке лежал мой наручный телефон. Без изображения будет лучше.

— Алло?

— Тэффи? Это Джил. Конец недели у тебя свободен?

— Конечно. Начиная с пятницы.

— Отлично.

— Заезжай за мной к десяти. Ты что-нибудь выяснил насчет своего друга?

— Ага. Я был прав, его убили органлеггеры. С этим уже все, мы арестовали кого надо.

Про глаз я не упомянул. К пятнице снимут повязку.

— Так вот, насчет выходных. Не хочешь ли посмотреть Долину Смерти?

— Ты шутишь, правда?

— Я шучу. Неправда. Послушай…

— Но там жарко! Сухо! Там все мертво, как на Луне! Ты в самом деле имел в виду Долину Смерти?

— В эту пору там не жарко. Послушай…

Она стала слушать. Она слушала достаточно долго, и я ее убедил.

— Я вот что думаю, — сказала она. — Если мы будем часто видеться, нам лучше заключить… ну, сделку, что ли. Никаких разговоров о работе. Договорились?

— Отличная идея.

— Дело в том, что я работаю в больнице, — продолжала Тэффи. — В хирургии. Для меня органический пересадочный материал — это просто рабочий материал, для лечения. Я долго к этому привыкала. Я не хочу знать, откуда все берется, и ничего не хочу знать про органлеггеров.

— Хорошо, договорились. Увидимся в пятницу, в десять ноль-ноль.

Значит, докторша, подумал я. И ладно. Это будут хорошие выходные. Полезней всего знакомиться с людьми, которые преподносят тебе сюрпризы.

Вошел Бера с бутылкой виски.

— Угощение ставлю я, — заявил он. — И нечего спорить, потому что ты все равно не дотянешься до своего бумажника.

Тут же разгорелся спор.

Беззащитные мертвецы

Мертвые лежали рядами под стеклом. Давным-давно, когда в мире имелось больше места, эти, наиболее древние, покоились каждый в своем отдельном гробу с двойными стенками. Теперь они были уложены плечом к плечу, примерно в хронологическом порядке, лицом вверх. Их черты ясно различались сквозь тридцатисантиметровый слой жидкого азота, зажатого между двумя толстыми полосами стекла.

В некоторых участках этого здания усопшие были одеты в парадные костюмы по моде двенадцати различных эпох. В двух длинных цистернах на следующем этаже покойники были приукрашены низкотемпературной косметикой, а иногда еще и замазкой телесного цвета, чтобы прикрыть раны. Странная традиция. Она продержалась только до половины прошлого века. В конце концов, эти усопшие планировали когда-нибудь вернуться к жизни. Повреждения тела должны быть легко заметны глазу.

С этими дело так и обстояло.

Все они происходили из конца двадцатого века. Выглядели они ужасно. Некоторых, оказавшихся жертвами катастроф, спасти явно не представлялось возможным, но, согласно своим завещаниям, они тем не менее попали в морозильники. Каждого покойника снабдили табличкой, перечислявшей все, что в его мозге и остальном теле не соответствовало норме. Шрифт, древний и архаичный, читался с трудом.

Изувеченные, изношенные, опустошенные болезнями, все они выглядели терпеливо-покорными. Их волосы, медленно распадаясь, лежали вокруг голов толстыми серыми полумесяцами.

— Люди прозвали их мерзлявчиками[11], замороженными мертвецами. А еще Homo snapiens[12]. Можете представить, что произойдет, если кого-нибудь из них уронить.

Мистер Рестарик не улыбался. Эти люди находились на его попечении, и он серьезно относился к своему делу. Его глаза смотрели не на меня, а скорее сквозь меня. Какие-то детали его одежды отстали от моды лет на десять, другие — на пятьдесят. Он сам, казалось, постепенно теряется в прошлом.

— Здесь их у нас более шести тысяч. Думаете, мы их когда-нибудь оживим? — спросил он.

Я был из АРМ, поэтому в его представлении я теоретически мог знать.

— А вы сами как считаете?

— Иногда я размышляю над этим. — Рестарик посмотрел вниз. — Конечно, если оживлять, то не этого, Харрисона Кона. Взгляните, он весь вывернут наизнанку. И не вон ту, с наполовину снесенным лицом. Если ее оживить, она будет растительным существом. Но более поздние выглядят не так уж плохо. Дело в том, что до тысяча девятьсот восемьдесят девятого года врачи могли замораживать только клинически мертвых.

— В этом не просматривается смысл. Почему?

— Иначе их обвинили бы в убийстве. Хотя на самом деле они спасали жизни. — Он сердито передернул плечами. — Иногда они останавливали сердце пациента, а затем снова запускали его, чтобы соблюсти формальности.

Да уж, куда как разумно. Я не осмелился рассмеяться вслух.

— А как насчет него? — указал я пальцем.

То был поджарый мужчина лет сорока пяти, вполне здоровый на вид, без типичных следов, оставленных смертью или увечьями. Длинное худое лицо все еще сохраняло повелительное выражение, несмотря на почти закрытые глубоко посаженные глаза. За слегка раздвинутыми губами виднелись зубы, выпрямленные на древний манер скобками.

Мистер Рестарик глянул на табличку:

— Левитикус Хэйл, тысяча девятьсот девяносто первый. О да. Хэйл был параноиком. Должно быть, он стал первым замороженным по этой причине. И они угадали правильно. Оживив, мы смогли бы его вылечить.

— Если бы оживили.

— Такое удавалось.

— Конечно. Мы потеряли только одного из трех. Он, наверное, и сам рискнул бы при таких шансах. Впрочем, он ведь сумасшедший.

Я окинул взглядом ряды длинных азотных танков с двойными стенками, заполнивших огромное гулкое помещение. И это был только верхний этаж. Склеп Вечности углублялся в не подверженное землетрясениям скальное основание на десять этажей.

— Говорите, шесть тысяч? Но ведь Склеп Вечности был рассчитан на десять тысяч, не так ли?

Он кивнул:

— Треть пустует.

— И много у вас клиентов в нынешние времена?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org