Пользовательский поиск

Книга Защитник. Рука закона. Содержание - Глава 12. Традиционные составляющие

Кол-во голосов: 0

Изображение в зеркале?

Расстояние было невелико. Сто девяносто метров до зеркала на скале, еще сто девяносто обратно. Крис говорил про триста-четыреста метров. Тем больше оснований решить, что он видел лунянина. Лунянин, ростом выше привычного для Криса Пенцлера, казался бы ближе.

Он вышел осмотреть наклонную скалу. Нашел ли он то, что искал, прежде чем кто-то нашел его? Вероятно, нет; он оставил нам только загадку, написанную замерзшей кровью.

Алан Уотсон и я тоже мало что обнаружили…

Зазвонил мой телефон. Это был Бун.

— Суд приказал оживить Наоми, — рассказывал он. — Она уже снаружи. Завтра к полудню ее вернут в Хоувстрейдт-Сити. Но мне сказали, что она нуждается в восстановлении и пролежит ночь в больнице Коперника.

Почему? Но главным было то, что она снаружи.

— Сейчас она не спит?

— Нет. Я говорил с ней.

— Хорошо, я тогда…

— Пожалуйста, не звоните ей, Гамильтон. Ее голос звучал устало. Она не включила изображение.

— Гм. Ладно. Так как там дела с номерами?

Бун выглядел осторожным триумфатором.

— В записях есть несогласие. Миссис Митчисон выдали номер на третьем этаже, потому что компьютер считал все комнаты первого этажа занятыми. Я получил распечатку всех жильцов в тот день. Номер ноль сорок семь не указан — ни как свободный, ни как занятый.

— Вы попробовали туда заглянуть?

— Пока нет. Мне понадобится ордер суда.

— Не делайте этого. Пусть этот номер попросит Наоми. Если кто-нибудь при этом занервничает, это может нам кое-что подсказать.

Он ухмыльнулся совсем не по-линкольновски:

— Мне нравится.

— Отлично. А теперь расскажите кому-нибудь об этом. Обратитесь к судье, ответственному за пересмотр приговора Наоми, и сообщите ему про эту исчезающую комнату. Или вообще кому угодно.

— Не чересчур ли вы драматизируете?

— Вы знаете слишком много, чтобы быть в безопасности. Мы имеем дело с кем-то, способным открыть замок вашей квартиры. Послушайте, сделайте это просто ради меня.

— Хорошо, мистер Гамильтон.

Улыбаясь, он отключился.

Я вернулся к окну.

Зеркало будет отражать луч лазера только миг. Ни одно зеркало не идеально. При первом же импульсе лазера лицевая часть зеркала начнет испаряться… сделается вогнутой, дефокусируя луч… и ведь он действительно расфокусировался еще в процессе!

Но куда делось зеркало?

Это дело было перегружено традиционными составляющими. Запертая комната наоборот: убийца-неудачник оказался запертым на Луне. Загадочная предсмертная записка. Теперь я изучал фокусы с зеркалами. Что дальше? Исчезающие кинжалы из пластика с эффектом памяти; разбитые часы, обеспечивающие поддельные алиби…

Лунный ландшафт ослепительно пылал за окном. Я потер пальцы, вспоминая…

Алан находился на вершине наклонного валуна и ничего не нашел. Я поскреб перчаткой затененную сторону скалы. Отодрал что-то белое. Пока я смотрел, оно исчезло с кончиков пальцев.

Разумеется, иней. Водяной лед. Но на поверхности Луны? Тогда это меня изумило. Но теперь вдруг получило смысл.

И тут я внезапно решил половину головоломки.

Глава 12

Традиционные составляющие

— Телефонный звонок, мистер Гамильтон. Телефонный звонок, мистер…

— О черт!

— …мильтон. Телефонный звонок…

— Хирон, ответить. — Я отстегнул лямку поперек груди и сел в кровати.

— Здравствуй, Джил. — Экран был пуст, но голос принадлежал Наоми.

Голос звучал устало. Никаких признаков ликования, которого можно было ожидать от воскрешенного.

— Здравствуй. Не включишь изображение?

— Нет.

Какая-нибудь послеоперационная депрессия?

— Откуда ты звонишь?

— Отсюда. Из Хоувстрейдт-Сити. Говорят, я еще под арестом.

Она прибыла так рано? Однако мои часы показывали полдень. Долго же я проспал.

— Ты уже говорила с Буном? Нам все еще предстоит разобраться с покушением на убийство. Мы попробуем повесить оба убийства на кого-то одного.

— Давайте.

— Ты что, под лекарствами?

— Нет, но что-то все безразлично. Кто вытащил меня из морозилки?

— В основном Алан Уотсон, — сказал я, желая сделать ей приятное.

— Гм…

— Наоми, мы знаем, где ты находилась, когда кто-то подстрелил Криса Пенцлера в его ванне. Обсудили это вчера с Буном за чили.

— За… Ох… — Она сообразила. Поняла, что я знаю и что не доверяю телефонной связи. — Ну хорошо. И что теперь?

— Ты все еще под подозрением. Мы хотим обнаружить настоящего киллера. Но при первом покушении на Пенцлера он не находился снаружи. Либо нам надо будет объяснить почему, либо мы скажем, где ты тогда была. Бун говорит, что это не так плохо, как выглядит. Переговори с ним.

— Хорошо.

— Мы хотели бы посетить тебя в твоем номере.

— Джил, я бы предпочла никого не видеть, — проговорила она. И после паузы добавила с горечью: — Я только-только привыкла быть мертвой.

— Ну вот ты и не мертвая. И что?

— Не знаю.

Я не мог объяснить, почему нам надо было увидеть ее квартиру. Не по телефону. Будет ли она меня слушаться в теперешнем состоянии?

— Позвони Буну, — велел я. — Передай, что я встречусь с ним в твоей квартире. Ноль сорок семь, так? Пусть он договорится с полицией, чтобы нас пропустили. Потом закажи для нас завтрак. И побольше кофе.

Несколько секунд мертвой тишины. Потом я наконец различил какие-то эмоции в ее голосе.

— Хорошо, Джил…

Горькое удовлетворение — вот как это прозвучало. Но почему?

Копа-лунянина, охранявшего номер 047, я видел впервые. Мне пришлось набраться храбрости, чтобы повернуться к нему спиной. Паранойя…

Наоми пригласила меня войти.

Бун уже был там, сидел за накрытым к завтраку столом. Меня озадачило, почему он столь пристально рассматривает меня. Я решил сосредоточиться на том, что должен сказать, а не на том, что вижу.

Но когда я посмотрел на Наоми, глаза словно чем-то заволокло. Она выглядела как-то… неправильно.

Ее самообладание частично вернулось. Но она казалась неуклюжей и двигалась осторожно. А я думал, что она привыкла к лунной гравитации.

— Сюрприз, — сказала она.

И тогда я увидел.

— Коли ты попал в капсулу хранения, они не должны прикасаться к тебе, кроме как в чрезвычайных случаях, — заметила она. — Ты это знал?

Я едва овладел собой.

— Я это знал. Мы обсуждали это на Конференции. Что же луняне посчитали чрезвычайным случаем?

— Да, тут-то и зарыта собака, — сказала Наоми. — Потом они извинились, конечно. Они сделали, что смогли. Говорят, какая-то бразильская дамочка-планетолог забрела в пылевое озеро около Коперника. Она вообще чудом выбралась оттуда, с замерзшими ногами. Она еще ухитрилась упасть и порвать свой скафандр. Вакуум уничтожил барабанные перепонки, одно легкое и глаз, а при падении оказались сломаны два ребра. Угадай, у кого оказался подходящий спектр отторжения, чтобы оказать помощь?

Ее ноги были красивыми, но выглядели не вполне подходящими. Ее лицо тоже не выглядело полностью правильным. И что-то в ее теле… то, как она держалась…

— Она личность известная, как я поняла, эта Мари де Санта Рита Лижбон. Если бы в Копернике ей не оказали адекватную медицинскую помощь, начался бы сущий ад. Полный подрыв имиджа. Ради бога, скажи мне, как я выгляжу!

— Почти так же, как раньше, — сказал я.

Это было правдой. Ее облик лишь чуть исказился. Двойная операция на внутреннем ухе изменила контур ее лица. Глаза были не вполне одинакового цвета; как я мог этого не заметить? Торс выглядел чуть скособоченным. Но это пройдет, когда она снова научится ходить. Ведь ее ноги тоже изменились. Они стали слишком тонкими… нет, слава богу, не лунными; иначе она смотрелась бы как аист. Они, вероятно, принадлежали кому-то из Пояса.

Доктора каким-то образом нашли подходящие части; почти подходящие. Но это не меняло того обстоятельства, что они ограбили капсулу хранения!

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org